Церковь без гвоздей в Кижах подняли на метр /05.10.2012

Преображенская и Покровская церкви на острове Кижи. Фото РИА Новости, Антон Денисов
Преображенская церковь на острове Кижи, в которой нет ни одного гвоздя, стала выше на один метр, после того как реставраторы подняли фундамент постройки. Как сообщает ИТАР-ТАСС, были установлены новые нижние венцы, утраченные с момента возведения храма в начале XVIII века.
С самого начала деревянная церковь Преображения Господня стояла на камнях, которые, как и нижний ряд сруба, ушли под землю. Из-за этого церковь начала наклоняться, и специалисты были вынуждены заново возводить фундамент.
Реставрационные работы, начавшиеся в 2009 году, в этом году завершатся поздней осенью, после чего церковь будет укрыта специальным каркасом, обтянутым пленкой от снега и дождя. В следующем году планируется восстановить трапезный зал, а также продолжить реставрацию алтарной части.
По данным агентства, реставрацию всей церкви предполагается завершить через пять лет, после чего церковь будет введена в эксплуатацию. В середине 2000-х годов сообщалось, что церковь собираются открыть в 2014 году — к 300-летнему юбилею постройки.
В 2000 году реставраторы и чиновники утвердили план реставрации Преображенской церкви, чему предшествовали долгие дискуссии. Часть специалистов хотела полностью разобрать памятник, однако в музее "Кижи", к которому относится церковь, выступили против этой идеи. Музейщики предложили проводить реставрацию поэтапно, чтобы не нарушать целостность памятника. В итоге было принято решение проводить реставрацию методом лифтинга — поднимать отдельные блоки, вывешивать их на каркас, а нижние бревна отправлять на реставрацию или замену.
Церковь Преображения Господня высотой 37 метров имеет 22 купола. Построенная в 1714 году, она держится на каркасе. Церковь входит в архитектурный ансамбль Кижского погоста, объединяющий около 800 памятников, который в 1990 году включили в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

05/10/2012 Найден неизвестный рисунок Ван Эйка

05/10/2012

Музей Boijmans Van Beuningen в Роттердаме объявил об одним из величайших открытий в области рисования. Найден созданный шесть веков назад, ранее неизвестный рисунок, принадлежащий студии Ван Эйка (1390?-1441).

Рисунок будет выставлен в рамках экспозиции «Дорога к Ван Эйку» (The Road to Van Eyck). Он был куплен сорок лет назад, на аукционе по продаже имущества в провинции На, на севере Голландии. Покупатель заплатил десять гульденов за изображение распятого Христа, потому что ему очень понравился сюжет.
Как выяснилось, рисунок представляет гораздо большую ценность. Эксперты определили, что это оригинальная работа 15 века, а не гораздо более поздняя подделка, как предполагалось до этого. Работа будет выставлена в субботу, 13 октября, на выставке «Дорога к Ван Эйку», вместе с более чем девятью десятками других шедевров таких художников, как Ян ван Эйк, Жан Малуэль, Клаус де Верве. На рисунке распятый Иисус высоко поднят над головами окружающих людей, а на горизонте видны очертания города Иерусалима. Работа поражает высокой детализацией и изысканностью исполнения. Автором применена техника рисования золотом и серебром, которая часто встречается в других работах Ван Эйка, что и дало повод ученым уверенно определить авторство рисунка.
Рисунок был обнаружен, как это часто бывает, почти случайно. При подготовке выставки «Дорога к Ван Эйку», один из кураторов музея Вoijmans Van Beuningen, Фрисо Ламмертс (Friso Lammertse), обратил внимание своих профессиональных коллег на этот чертёж. Где именно рисунок был на тот момент - пока не сообщается. Но рисунок был тщательно исследован и представлен на симпозиуме, посвященном творчеству Ван Эйка, который проходил в Брюсселе, в сентябре. Работа вызвала оживленный спор среди учёных, но, в конце концов, не осталось сомнений, что этот рисунок стал одним из величайших открытий в области старого искусства за последнее десятилетие.

http://gallerix.ru/news/

В музее Гуггенхайма прочтут пьесу Пикассо

Пабло Пикассо. Архивное фото ©AFP
В музее Соломона Гуггенхайма состоится читка одной из двух пьес, написанных художником Пабло Пикассо, — "Желание, пойманное за хвост". Читка пройдет 14 и 15 октября — в дни, когда в музее будет идти выставка черно-белых работ испанца, сообщает The New York Times.
Пикассо написал бессюжетную сюрреалистическую пьесу за четыре дня в 1941 году в Париже, во время болезни. Действие пьесы пересказать невозможно — оно бессвязно, при этом сама пьеса насыщена игрой слов и неординарными образами и героями, которых, например, зовут Толстоступ и Круглоконч.
Как отмечает издание, при создании пьесы на Пикассо повлияли условия жизни во время войны — недостаток еды и плохое отопление. В пьесе в качестве отдельных действующих лиц встречаются ступни, которые повторяют фразу "мои обмороженные пальцы". На литературное творчество Пикассо также оказали влияние его друзья поэты Гийом Аполлинер и Макс Жакоб.
В музее Гуггенхайма пьесу поставит театральный и оперный режиссер Энн Богарт, а за одного из героев будет читать внучка художника Диана Пикассо. Впервые пьеса была представлена во Франции в 1944 году, в постановке Альбера Камю участвовал и сам художник, пишет The Guardian.
Всего Пикассо написал две пьесы. Вторая — "Четыре маленькие девочки" — была создана в 1944 году. Обе пьесы были изданы на русском языке в 2009 году в издательстве "Флюид".
Выставка "Пикассо. Черное и белое" начнется в музее Гуггенхайма 5 октября.

Недавно обнаруженный портрет кисти Ван Дейка впервые выставлен в Лондоне /04/10/2012

 
04/10/2012
Портрет королевы Генриетты-Марии (1609-1669) кисти сэра Энтони Ван Дейка, считавшийся последним известным изображением королевы и потерянный на протяжении многих веков, был недавно обнаружен и выставлен на обозрение общественности в Лондоне.


Небольшая картина, размером всего 76см х 64см, представляет собой половину длины оригинального портрета королевы. До сих пор существовало множество ссылок на это полотно, известное только по большому числу копий. Однако, все известные копии картины были настолько плохого качества, что установить достоверно авторство Ван Дейка не представлялось возможным.
Ван Дейк был самым важным фламандским художником 17-го века после, возможно, Рубенса. Кроме того, Ван Дейк был чрезвычайно успешным портретистом и живописцем религиозных и мифологических картин, опытным рисовальщиком и гравером. В Англию он прибыл в 1632 году, где его авторитет и благосклонное отношение лично короля Карла I и его двора, позволили художнику сделаться главным портретистом страны. Ван Дейк сделал очень много портретов короля и королевы. Однако, некоторые его картины были изменены и закрашены в 18 веке, и обнаружены лишь недавно. Среди них - и портрет королевы Генриетты-Марии, на котором она изображена в образе Святой Екатерины. Реставрация полотна заняла более 1000 часов. Причины, по которым работы художника были «спрятаны» под более поздними картинами пока не ясны.
В годы, предшествовавшие Гражданской войне, Генриетта Мария отождествляла себя со Святой Екатериной Александрийской, потому что много сил отдавала пропаганде католической веры среди населения. Это, возможно, стало одной из главных причин разрыва отношений между королём и парламентом страны. Генриетта Мария родилась в Париже и была младшей дочерью Генриха IV, короля Франции. В возрасте пятнадцати лет она переехала в Англию и вышла замуж за Карла I. Брак оказался очень удачным. Во время гражданской войны королева бежала во Францию, а её супруг был казнён в 1649 году. После его смерти, Генриетта-Мария ушла в монастырь, а в 1660 году вернулась в Англию, на коронацию своего сына, короля Карла II.
Картина будет находиться в экспозиции до марта 2013 года, в Banqueting House, в Уайтхолле.
Анна Сидорова
http://gallerix.ru/news/

“Вера в мужа”

В конце 90–х годов 19 века в электрической компании в Детройте работал молодой механик за 11 долларов в неделю. Трудился он по 10 часов в день, а приходя домой, зачастую по полночи работал у себя в сарае, пытаясь изобрести новый тип двигателя. Его отец считал, что парень тратит время впустую, соседи называли сумасшедшим, никто не верил, что из этих занятий выйдет что–либо путное. Никто, кроме его жены…
Она помогала ему работать по ночам, по нескольку часов держа над его головой керосиновую лампу. Синели руки, зубы стучали от холода, она то и дело простужалась, но… Она так верила в мужа!!! Спустя годы из сарая раздался шум. Соседи увидели, как по дороге без лошади, в одной телеге ехали сумасшедший и его жена. Чудака звали Генри Форд…

Когда, беря интервью у Форда, некий журналист поинтересовался, кем бы Форд хотел быть в другой жизни, гений ответил просто: «Кем угодно… Лишь бы рядом со мной была моя жена»…

Работам по восстановлению армянских церквей в Турции содействует посольство США



В рамках программы «особые проекты», министерство культуры и туризма Турции продолжает реконструкцию античных памятников, в том числе и армянских церквей, передает газета «Акос».

В годовом отчете министерства содержится информация о том, что работы по реконструкции некоторых церквей финансируются посольством США в Турции.
В частности, посольство финансирует работы по реконструкции церкви Сурб Аменапркич.

Необходимые финансовые средства были найдены и для восстановления собора Ани.
В документе говорится и о церкви Тигран Онеци Карса, соборе Ани, церквях Сурб Аменапркич, Сурб Григор, а также о памятниках на горе Нерут.

Отмечается, что план по реконструкции церкви Тигран Онеци Карса уже утвержден. В работах участвует и Всемирный фонд памятников.

 02.10.12
 Терт.am

Украденная в Калифорнии многомиллионная коллекция картин возвращена владельцу /03/10/2012


03/10/2012
Полиция вернула многомиллионную коллекцию картин, похищенную в Южной Калифорнии из дома финансиста Джефри Гундлаха (Jeffrey Gundlach). 13 картин, среди которых произведения Джаспера Джонса (Jasper Johns) и Пита Мондриана (Piet Mondrian), были украдены между 12 и 14 сентября.

Гундлах, который в это время находился в Нью-Йорке, объявил, что выплатит вознаграждение в 1,7 миллиона долларов тому, кто укажет на местонахождения картин. Преступление было раскрыто довольно быстро. Уже 26 сентября сотрудники полиции арестовали Пасадене, пригороде Лос-Анджелеса, некоего Джеффри Ньето (Jeffrey Nieto). При нём была обнаружена значительная часть похищенной коллекции. Его подельник, Уилмер Кадис (Wilmer Cadiz), был взят под стражу в своем доме, в небольшом городке Сан-Габриэль. В ходе обыска было обнаружено ещё четыре произведения искусства. Последнее полотно было найдено в Лос-Анджелесе, фамилия преступника не называется, так как он выразил желание сотрудничать со следствием.
Уголовное дело возбуждено по статье «кража со взломом».
Гундлах, главный исполнительный директор и главный директор по инвестициям Capital DoubleLine в своем заявлении поблагодарил Департамент полиции Санта-Моники за оперативную работу. “Это великий день для мира искусства и всех тех, кто стремится к порядку и справедливости в нашем обществе”, - сказал Гундлах. О том, было ли выплачено обещенное вознаграждение, адвокаты Гундлаха не сообщили.
Общая стоимость похищенных картин составила 39 миллионов долларов. Кроме картин преступники похитили автомобиль Porsche Carrera 4S (пока не найден), несколько роскошных часов, пистолет и несколько бутылок коллекционного вина, стоимостью до 100 000 долларов каждая.
Анна Сидорова
http://gallerix.ru/

Кунстхаус в Цюрихе выставляет более 50 гравюр Гогена /02/10/2012

02/10/2012

С 28 сентября 2012 по 20 января 2013 года, в одном из крупнейших художественных музеев Швейцарии, Кунстхаусе (Kunsthaus), расположенном в Цюрихе, будет проходить выставка гравюр французского художника Поля Гогена. Серия, состоящая из более чем 50 гравюр, мало выставлялась и до сих пор практически не известна широкому зрителю. Все работы в прекрасном состоянии и не имеют аналогов. Поль Гоген (1848-1903) был одним из самых известных художников начала современной эпохи, и его графические работы, возможно, дадут ключ к пониманию его творчества. Ксилографии и литографии, выполненные на цинковых пластинах, могут многое нам рассказать о характере человека, который их создал.


В 1889 была создана «Путешествие в Бретань и южные моря» (Travels to Brittany and the South seas), первая, важная серия оттисков, выполненная в черном цвете на ярко-желтой бумаге. Эти работы опираются на художественные достижения своего времени и уже отражают увлечение художника экзотикой далеких мест. На 1891-1892 году приходится расцвет его графического творчества, тогда же он создаёт одно из самых захватывающих творений современного искусства, «Ноа Ноа» (Noa Noa). Как зеркало беспокойной души, графические работы появлялись одна за другой, во время длительных периодов его болезни, а также после его возвращения в 1895 году на Таити, который стал центром его дальнейшего творчества.
Гравюры Гогена помогают нам раскрыть всю драму чувствительной души в борьбе с комплексами, сомнениями, желаниями и страхами. Условия быта, в которых экзотические мифы смешались с католической верой, страхом перед предками и демонами, представляют собой пьянящую смесь, требующую подробного изучения.
Загадочная глубина и странная интенсивность цвета, характеризующая эту серию работ, связана с тем, что художник, печатая их, работал с «дикими» клише, не подходившими под принятые в то время стандарты для коммерческой графики. Многие из них он печатал сам, а поскольку не владел профессиональными методами, на первый взгляд гравюры кажутся неуклюжими, зачастую с размытыми контурами. Однако именно такая техника придаёт этим работам загадочность и глубину, характерную интенсивность цвета.
Выставка в Цюрихе будет практически уникальной, так как в обозримом будущем, эти работы больше не будут представлены.
Анна Сидорова
http://gallerix.ru/

В Петербурге оцифруют собрание музея открытки

Президентская библиотека им Б.Н Ельцина. Фото с сайта wikipedia.org пользователя ILPO HEIKKILA
Собрание Центрального детского музея открытки из Санкт-Петербурга будет оцифровано. Об этом директор музея Виталий Третьяков договорился с Президентской библиотекой имени Бориса Ельцина, фонды которой и пополнит оцифрованная коллекция. О соглашении сообщается на сайте библиотеки.
Открытки из собрания музея будут выложены на портале библиотеки в разделе "Художественная фотография России и СССР". Электронный фонд библиотеки объединяет не только справочники и учебники, но также фотодокументы и другие художественные материалы.
Музей открытки, который является единственным в своем роде в России, насчитывает около полумиллиона экспонатов. Важную часть коллекции составляют открытки с видами российских городов, которые были выпущены еще до революции.
Музей был основан в 2002 году. Сбор его коллекции начался с дара некоей Елены Ромадановской, которая отправила в Российскую национальную библиотеку 17 тысяч открыток. Впоследствии собрание пополнилось коллекциями других филокартистов, авторскими открытками художников и архивом Ленинградского клуба филокартистов 1958-1998 годов. В музее также есть открытки, выпущенные в других странах.

Эрмитаж откроет зал Дмитрия Пригова

Дмитрий Пригов. Фото с сайта prigov.ru
Государственный Эрмитаж откроет первый зал с работами поэта и художника Дмитрия Пригова в рамках постоянной экспозиции 6 ноября. Об этом сообщается на официальном сайте музея.
В коллекции Эрмитажа находятся более 400 работ художника, которые музей получил в 2010 году в дар от его вдовы Надежды Приговой, занимающей пост президента Фонда Пригова. Она выбирала между несколькими музеями, в том числе Третьяковкой и Русским музеем, однако остановилась в итоге на Эрмитаже. Летом 2012 года Пригова в интервью "Невскому времени" рассказала, что Михаил Пиотровский восторженно отнесся к идее передачи рисунков Пригова в Эрмитаж.
В 2011 году Эрмитаж представил большую часть имеющихся рисунков на выставке "Дмитрий Пригов: Дмитрий Пригов", которая проходила в рамках 54-й Биеннале современного искусства в Венеции. Значительное число этих произведений и будет выставлено в Эрмитаже на постоянной основе, кроме того, к ним добавятся видеоработы Пригова и инсталляции.
Новая постоянная экспозиция с современным искусством разместится в отреставрированных помещениях восточного крыла Главного Штаба. Открытие зала Пригова пройдет во время фестиваля "Дни Дмитрия Александровича Пригова в Эрмитаже", который состоится с 1 по 8 ноября. На фестивале выступят поэты Лев Рубинштейн и Мария Степанова, а также состоится премьера оперы "Два акта", написанной композитором Владимиром Ранневым на либретто Пригова. 6 ноября также начнется Международная конференция "IV Приговские чтения", которая в этом году посвящена теме "Д.А. Пригов: слово — образ — перформанс".
Дмитрий Пригов — художник, поэт, один из основоположников московского концептуализма — умер в Москве в июле 2007 года. Он оставил около 35 тысяч стихов и несколько тысяч графических рисунков. Пригов был лауреатом Пушкинской премии фонда Тепфера и премии Бориса Пастернака.

Один из выставленных рисунков Джона Леннона. Изображение ©AP В Нью-Йорке покажут рисунки Джона Леннона

Один из выставленных рисунков Джона Леннона. Изображение ©AP
В нью-йоркской галерее в Сохо Open House пройдет небольшая выставка рисунков Джона Леннона. Как сообщает Associated Press, экспозиция приурочена к 72-летию со дня рождения музыканта.
На выставке "Gimme Some Truth: The Artwork of John Lennon" (первая часть названия отсылает к песне Леннона с альбома Imagine) будут показаны около 100 рисунков и набросков, которые были сделаны в период с 1964 по 1980 год. Большинство рисунков Леннона созданы быстро и выполнены тушью на бумаге. На некоторые образцы работ Леннона можно посмотреть здесь.
Выставка рисунков Леннона будут непродолжительной и продлится всего лишь четыре дня — с 5 по 9 октября. Вход на экспозицию сделают бесплатным, однако организаторы объявили о сборе пожертвований в размере двух долларов, которые будут направлены на благотворительные цели. Одним из организаторов выставки является вдова Леннона художница Йоко Оно.
На выставке три работы Леннона будут представлены впервые. По словам Оно, она постоянно находит новые рисунки Леннона, для которого художественное творчество было чрезвычайно важно. Оно также рассказала, что не случайно самые ранние работы, представленные на выставке, датируются 1964 годом — именно с этого момента, по ее мнению, рисунки Леннона стали более смелыми и концептуальными.
Джон Леннон в 1957-1960 годах обучался в художественное школе в Ливерпуле. Йоко Оно активно занимается продвижением его творчества последние десять лет.

Компьютеры способны понимать искусство

 
28/09/2012
Задача правильного понимания и оценки искусства до сих пор стоит перед людьми. А могут ли машины понимать искусство? Таким вопросом заинтересовались программисты Технологического Университета города Лоуренса, штат Мичиган (Lawrence Technological University in Michigan), Лиор Шамир (Lior Shamir)и Джейн Тараховски (Jane Tarakhovsky). Результаты оказались поразительными.
Был разработан алгоритм, демонстрирующий, что компьютеры в состоянии «понять» искусство способом, очень близким к технике художественного анализа, который обычно используют в своей работе искусствоведы.
В ходе эксперимента, результаты которого были опубликованы в последнем номере журнала ACM Journal on Computing and Cultural Heritage, исследователи подвергли анализу около 1000 картин 34 известных художников. Компьютерный алгоритм анализа сходства между ними основывался исключительно на визуальном содержании картины, без вмешательства человека. Удивительно, но компьютер разделил художников по стилям аналогично мнению искусствоведов.
Анализ показал, что компьютер в состоянии определить различия между классическим реализмом и современными художественными стилями. Он автоматически разделил художников на две группы, 18 художников-классиков и 16 современных художников. Внутри этих двух больших групп компьютером были определены подгруппы художников, которые были частью одного и того же художественного движения. Например, компьютер автоматически отнес к Возрождению таких художников, как Рафаэль, Леонардо да Винчи и Микеланджело, очень близких друг к другу по стилю. Представители стиля Барокко, художники Вермеер, Рубенс и Рембрандт, были также отнесены к одной группе по алгоритму. Автоматический анализ компьютера согласуется с точкой зрения историков искусства, которые связывают стили этих трех художников. Кроме того, компьютерный алгоритм сделал вывод, что Гоген и Сезанн, как считается, пост-импрессионисты, имеют схожие художественные стили, а также определил сходство между стилями Сальвадора Дали, Макса Эрнсата и Джорджо де Кирико, все они, по мнению искусствоведов, были частью сюрреалистической художественной школы. В целом, компьютер автоматически производит анализ, который во многом согласуется с выделенными искусствоведами и критиками связями между художниками и художественными движениями.
Эксперимент показал, что машины могут превзойти неподготовленных людей в анализе изобразительного искусства. В то время, как средний человек может сделать лишь широкую дифференциацию между современным искусством и классическим реализмом, и с большим трудом находит разницу между тесно связанными школами искусства, компьютер легко отделяет Раннее от Высокого Возрождения, маньеризм от романтизма.
Для каждой картины компьютером, в рамках эксперимента, было выделено 4027 параметров, отражающих содержание изображений, текстуру, выраженность и интенсивность цвета, форму, характер границ между цветами и формами и т.д. Это позволило отразить очень много аспектов визуального восприятия, при статистическом исследовании которых стало возможным построение моделей родственности и различия между художественными стилями, и дальнейшее построение дерева сходства между различными художниками.
Анна Сидорова
http://gallerix.ru/news/

Три картины Тёрнера признаны подлинными

28/09/2012
Три картины маслом Дж. М. У. Тёрнера, «The Beacon Light», «Off Margate» и «Margate Jetty», более полувека считавшиеся подделкой, были признаны подлинными произведениями художника.


Картины появились в коллекции Национального музея Уэльса (National Museum Wales) в 1951 году. Теперь они будут выставлены на экспозиции в Кардиффе.
“Это замечательно”, – говорит Бет Макинтайр (Beth McIntyre), хранитель гравюр и рисунков в Национальном музее. “Это одна из тех вещей, которые вы всегда хотите, чтобы они произошли”.
Г-жа Макинтайр рассказала, что она впервые заметила картины более десяти лет назад, когда поступила на службу в музей. “Визуально я никогда не могла понять, почему они были сочтены поддельными”, - сказала она.
Всего музей приобрёл семь картин Тёрнера. «Off Margate» и «Margate Jetty» сразу были признаны подделками, а про «The Beacon Light» эксперты сказали, что эта картина была начата Тернером, но завершена другим художником. Полотна были исследованы трижды, в 1960-х, 1970-х и 1980-х годах. Новое исследование было проведено с применением современных методов проверки достоверности, с использованием рентгеновского и инфракрасного излучения и анализа пигмента на полотнах. В результате, даже те эксперты, которые ранее считали картины подделками, изменили своё мнение.
Стоимость картин невероятно взлетела, но г-жа Макинтайр считает, что они никогда не будут проданы. “Они являются частью национальной коллекции, люди должны иметь возможность видеть их”, - сказала она.
Все семь картин Тёрнера, завещанные галерее, будут представлены на выставке начиная с 2 октября.
Лондонец по происхождению, Джозеф Мэллорд Уильям Тёрнер, ставший известен как «художник света», умер в 1851 году.
В июле 2010 года его картина «Flint Castle in north Wales» была продана на аукционе за 541 250 долларов.
Анна Сидорова
http://gallerix.ru/news/

Бои в Алеппо уничтожили охраняемый ЮНЕСКО рынок

Крытый рынок в Алеппо, январь 2011 года. Фото пользователя Preacher lad с сайта en.wikipedia.org
В результате боев между правительственными силами и повстанцами в Алеппо уничтожен средневековый рынок, находящийся под охраной ЮНЕСКО, сообщает BBC News.
На рынке, расположенном на территории Старого города в Алеппо, в пятницу, 28 сентября, возник пожар, потушить который не удается более суток. Причиной пожара стала ожесточенная перестрелка, в ходе которой обе стороны конфликта использовали минометы и автоматическое оружие.
Директор Кишора Рао (Kishore Rao) Центра Всемирного наследия ЮНЕСКО назвал "огромной потерей и трагедией" повреждения, полученные Старым городом Алеппо в ходе боев.
Старый город — комплекс зданий XII-го — XVI-го веков — до начала военного конфликта в Сирии входил в число наиболее посещаемых туристами достопримечательностей страны. Старый город Алеппо был включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1986 году.
Вооруженное противостояние между сторонниками и противниками президента Башара Асада продолжается в Сирии с марта 2011 года. По данным сирийских правозащитников, с момента начала конфликта в стране погибли около 27 тысяч человек.

ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ МАЯКОВСКИЙ





(1893—1930)

Русский поэт. Реформатор поэтического языка. Оказал большое влияние на мировую поэзию XX века. Автор пьес «Мистерия Буфф» (1918), «Клоп» (1928), «Баня» (1929), поэм «Люблю» (1922), «Про это» (1923), «Хорошо!» (1927) и др. Покончил жизнь самоубийством.

Владимир Владимирович Маяковский родился 19 июля 1893 года в день рождения его отца, потому и назвали его Владимиром. Семья Маяковских жила тогда в Грузии, в селе Багдади, где отец работал лесничим. В селе жили одни грузины, только Маяковские были русскими, и в детстве Володя хорошо знал грузинский язык. Он рано полюбил книги, выучился читать в шестилетнем возрасте. Когда пришло время готовиться в гимназию, мама увезла его в Кутаиси, где учились старшие сестры, Оля и Люда. За год до того, как его должны были перевести в Кутаисское лесничество, глава семьи скоропостижно скончался от заражения крови.

Семья Маяковских осталась без средств. Пришлось продавать мебель, чтобы добыть деньги на питание. Поскольку старшая дочь Люда училась в Москве, мать решила всей семьей переехать в столицу. После многих просьб и хождений по чиновникам, удалось добиться пенсии 50 рублей в месяц. Денег не хватало, и комнаты выбирали самые дешевые, поэтому соседями Маяковских всегда были студенты. Так Володя, не по годам рослый и серьезный, втянулся в революционную деятельность. Он читал листовки, прокламации, нелегальные книги.

В 1908 году Владимир вступил в РСДРП. Затем последовала серия арестов. В тюрьме он начал писать стихи. В 1911 году поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества. В 1912 году появились первые публикации его произведений.

Владимир Маяковский часто выступал на литературных вечерах. Он не мог не обратить на себя внимания: высокий, красивый, задиристый, любил споры и дискуссии с публикой.

В 1915 году Маяковский написал поэму «Облако в штанах». Это была любовная поэма, но впоследствии ее неизменно называли революционной и антибуржуазной. Первое издание поэмы было выпущено Осипом Бриком в сентябре 1915 года, и издание содержало большое количество цензурных купюр. Однако интрига поэмы «Облако в штанах» – это неразделенная любовь поэта. Героиня поэмы, Мария, обещала прийти и не пришла на свидание. Боль и гнев сводят с ума лирического героя. И эта боль, ревность, неудовлетворенное желание заставляют его проклясть и этот мир, и его порядки, и его мораль.

Владимир Маяковский был готов к любви огромной, прекрасной и невероятной, любви, далекой от пошлости и обывательщины. И вот в таком состоянии готовности и желания огромной любви он встретил Лилю Брик, женщину необыкновенную и ослепительную. «Она умела быть грустной, женственной, капризной, гордой, пустой, непостоянной, влюбленной, умной и какой угодно», – вспоминал о ней Виктор Шкловский. Она умела сводить с ума мужчин – пожалуй, это и было ее главным призванием в жизни. И именно благодаря этому призванию она сумела прожить долгую и прекрасную, – порой трудную, порой невозможную, – но всегда яркую и большей частью довольно благополучную жизнь. Она намного пережила своего трубадура, поэтического рыцаря и щедрого любовника – Владимира Маяковского.

Поэт Владимир Маяковский встретился с супругами Брик – Осипом Максимовичем и Лилей Юрьевной летом 1915 года, хотя с ним уже была знакома сестра Лилечки – Эльза. Судьба Лили и Эльзы – это особый роман. Скажем только, что детство их прошло в Москве, в семье юриста Ю. Кагана. Мать их окончила Московскую консерваторию по классу фортепиано. Обе росли прелестными, удивительными девочками, а повзрослев, проявили один и тот же бесспорный талант – талант абсолютной женственности, способной безоговорочно подчинять себе всех мужчин, встретившихся на пути.

Однако Эльза первая влюбилась в Маяковского и не побоялась привести его в дом замужней старшей сестры Лили. Впрочем, брак ее с Осипом Бриком был в ту пору не столь уж крепким, каким казался со стороны. Нежная дружба еще связывала супругов, но что касается бешенства желаний и неукротимой страсти… В этом как раз и преуспел темпераментный молодой поэт, грубовато и прямо выражавший свои чувства и буквально умирающий без женской ласки и нежности. Лиля Юрьевна вспоминала о начале романа с поэтом: «Это было нападение. Володя не просто влюбился в меня, он напал на меня. Два с половиной года не было у меня спокойной минуты – буквально. Меня пугала его напористость, рост, его громада, неуемная, необузданная страсть. Любовь его была безмерна. Когда мы с ним познакомились, он сразу бросился бешено за мною ухаживать, а вокруг ходили мрачные мои поклонники. Я помню, он сказал: "Господи, как мне нравится, когда мучаются, ревнуют…"»

К слову сказать, ему пришлось потом и самому испытать эту мучительную ревность, уже по отношению к Лиле. Но пока… Лиля Юрьевна – единственная героиня в жизни и творчестве Маяковского. Начиная с 1915 года он посвящал ей все поэмы. А когда в 1928 году вышел первый том собрания его сочинений, посвящение гласило: Л.Ю.Б.

Трудно сейчас, спустя столько времени, разобраться в сложном любовном треугольнике Володя—Лиля—Ося. Намного пережив обоих, Лиля Юрьевна позже пыталась сгладить в своих воспоминаниях острые углы отношений: «С 1915 года мои отношения с О.М. перешли в чисто дружеские, и эта любовь не могла омрачить ни мою с ним дружбу, ни дружбу Маяковского и Брика. За три прошедших года они стали необходимы друг другу – им было по пути и в искусстве, и в политике, и во всем. Все мы решили никогда не расставаться и прожили жизнь близкими друзьями». Они жили втроем в одной квартире, вернее, вчетвером, как писал Маяковский в поэме «Хорошо!»:

Двенадцать

квадратных аршин жилья.

Четверо

в помещении —

Лиля,

Ося,

я

и собака

Щеник.

Жили как друзья? Или Лиля с Володей – как любовники, а с Осей – как друзья? Или все-таки Лиля с Осей – как с мужем, а с Володей – как с любовником? Андрей Вознесенский, разговорившись однажды с Лилей Юрьевной, услышал из ее уст признание, которое повергло его в шок. Вот что вспомнила на старости лет бывшая муза поэта: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал». Которое из воспоминаний более правдиво, судите сами. Одно бесспорно: Владимир Маяковский бешено ревновал Лилю писал об этом в поэме «Флейта-позвоночник»:

А я вместо этого до утра раннего

в ужасе, что тебя любить увели,

метался

и крики в строчки выгранивал,

уже наполовину сумасшедший ювелир.

Все революционные увещевания о свободе любви в противовес буржуазно-мещанской семье, очень модные в ту пору, на практике оборачивались человеческими трагедиями.

Владимир Владимирович сходил с ума от мысли о том, что любимая им женщина может принадлежать еще кому-либо:

Кроме любви твоей,

мне

нету солнца,

а я и не знаю, где ты и с кем.

Он писал ей это в 1916 году, в знаменитом стихотворении «Лиличка! Вместо письма». Кажется, ни один русский поэт не писал женщине такие страстные и обожающие строки, как Маяковский своей Лиле.

Да, он переживал, ревновал, устраивал сцены. А вот у супругов Бриков, судя по воспоминаниям, не возникало ссор на почве ревности. Маяковский, несомненно, нужен был Брикам в это неспокойное время. Он помогал выжить – пролетарский поэт, партиец с 1908 года, глава ЛЕФа. Ося Брик между тем, стал теоретиком ЛЕФа и теоретиком пролетарского искусства. Иначе как бы они выжили? Маяковский был «прикрытием», пролетарским знаменем в квартире мелкобуржуазных Бриков, да к тому же еще и неплохим материальным подспорьем. Ведь в письмах к Лиле Брик поэт постоянно напоминает, чтобы она зашла в то или иное издательство или газету за его гонораром, и в письмах из-за границы он спрашивает, нужны ли ей деньги и что еще купить? Впрочем, и Брики немало сделали для поэта. Лиля вдохновляла его на творчество. Ося издавал его стихи и поэмы, пропагандировал их, подводил теоретическую базу под «футуризм». Брики ввели Маяковского в круг культурной элиты того времени, но любовь Маяковского к Лиле была слишком уж всерьез, слишком громадной, слишком требовательной и… собственнической. «Володя такой скучный, – жаловалась Лиля Юрьевна. – Он даже устраивает сцены ревности». Он не мог «подать» свои чувства с той степенью легкости и изящества, которые приняты среди воспитанных и интеллигентных людей.

26 октября 1921 года Маяковский писал:

«Дорогой мой милый мой любимый мой обожаемый мой Лисик! Курьерам письма приходится сдавать распечатанными поэтому ужасно неприятно чтоб посторонние читали что-нибудь нежное. Пользуюсь Винокуровской оказией что б написать тебе настоящее письмо. Я скучаю, я тоскую по тебе – но как – я места себе не нахожу (сегодня особенно!) и думаю только о тебе. Я никуда не хожу, я слоняюсь из угла в угол, смотрю в твой пустой шкаф – целую твои карточки и твои кисячие подписи. Реву часто, реву и сейчас. Мне так – так не хочется чтоб ты меня забыла! Ничего не может быть тоскливее жизни без тебя. Не забывай меня, я тебя люблю в миллион раз больше чем все остальные взятые вместе. Мне никого не интересно видеть ни с кем не хочется говорить кроме тебя. Радостнейший день в моей жизни будет – твой приезд. Люби меня детанька. Береги себя детик отдыхай – напиши не нужно ли чего? Целую Целую Целую Целую Целую Целую Целую Целую Целую Целую Целую Целую Целую Целую Целую и Целую Твой 26/Х 21 г.

Если ты ничего не будешь писать О СЕБЕ я с ума сойду.

Не забывай Люби.

Шлю тебе немного на духи.

Кисит пришли сюда какие-нибудь свои вещицы (духи или что-нибудь) хочется думать каждый день что ты приедешь глядя на вещицы.

Целую. Целую Твой

ПИШИ много и подробно Твой Щенит»

(Орфография и пунктуация – В. Маяковского).

Лиля от его любви просто уставала, а он это чувствовал и униженно просил прощения за свою неуемность, но его мольбы и заклинания не могли вернуть ее любовь. В 1922 году у Лили начался новый роман, и, хотя поэт еще любил ее, ему пришлось смириться, хотя бы внешне, с ее непостоянством, и отношения стали ровнее. 1924 год был переломным в развитии их отношений. Сохранилась записка от Лили Брик к Маяковскому, в которой она заявила, что не испытывает больше прежних чувств к нему, прибавив: «Мне кажется, что и ты любишь меня много меньше и очень мучаться не будешь».

Осенью 1924 года Маяковский уехал в Париж. Прожив неделю во французской столице, Маяковский написал Брик письмо. Он по-прежнему любит Лилю и безмерно страдает. После возвращения из Америки в 1925 году отношения между ними окончательно перешли в новую фазу. «Характер наших отношений изменился», – писала Брик. Это позволило в 1926 году снова поселиться втроем, на квартире в Гендриковском переулке.

Осенью 1928 года Маяковский опять уехал в Париж. Помимо чисто литературных дел, поездка имела и другую цель. 20 октября он поехал в Ниццу, где отдыхала его русско-американская подруга Элли Джонс с дочкой, которую он признавал своей. Судя по письмам Элли Джонс, встреча в Ницце была неудачной; уже 25 октября он вернулся в Париж.

Осенью 1928 года Маяковский скучал в Париже. Эльза Триоле, сестра Лили Брик, будущая жена Луи Арагона, познакомила его с молодой русской, приехавшей в Париж в 1925 году, Татьяной Яковлевой, которая могла бы отвлечь его от мрачных мыслей, и ей это вполне удалось. Татьяна Яковлева вспоминала, что Маяковский сразу очаровал ее. А он был потрясен тем, что она знала наизусть множество его стихов. «Правда, я не очень-то верю, что Маяковский влюбился из-за стихов, – говорила позже Яковлева, – просто я была очень красивая, я привыкла, что влюбляются. Конечно же, ему было интересно говорить с русской. К тому же я очень дружила в ту пору с Арагоном, считала его лучшим поэтом времени…»

В феврале 1929 года Маяковский вернулся в Париж и пробыл во Франции шесть недель. Они много времени проводили вместе, но редко оставались наедине. У него был удивительный талант ухаживать, признавалась Татьяна позднее. Цветы, разговоры о поэзии, стояние под окнами… А вот что она писала о Маяковском своей матери: «Я видела его ежедневно и очень с ним подружилась. Если я когда-либо хорошо относилась к моим поклонникам, то это к нему, в большой доле из-за его таланта. Но еще больше из-за изумительного и буквально трогательного ко мне отношения. (…) Это первый человек, сумевший оставить в душе моей след». Художник В.И. Шухаев свидетельствовал: «Маяковский производил впечатление тихого влюбленного. Татьяна восхищалась и явно любовалась им, гордилась его талантом».

Когда у поэта кончилась виза и надо было возвращаться в Россию, он пытался уговорить Татьяну выйти за него замуж. Она попросила дать ей время на раздумье. Поэт писал в одном из двух знаменитых стихотворений, посвященных Татьяне Яковлевой:

Я все равно

тебя

когда-нибудь возьму —

одну

или вдвоем с Парижем.

Лиле Брик эти стихи не понравились. Кое-кто считает, что по воле Бриков Маяковского не выпустили за границу, когда он собрался за Татьяной. Яковлева же вспоминает, что перед смертью Лиля Брик написала ей письмо, в котором призналась, что перебила все в доме, когда прочитала стихи Володи «Письмо Татьяне Яковлевой». Она не хотела жить с ним и любить его, но хотела всю жизнь его мучить и оставаться его единственной Музой. Трудно сейчас сказать, правда ли, что Брики были повинны в том, что Маяковский не смог выехать в Париж, чтобы жениться на Татьяне Яковлевой. Доподлинно лишь известно то, что после отъезда Маяковского за Татьяной начал ухаживать бретонский граф дю Плесси. Вся семья Яковлевой была рада этому знакомству, и она без долгих колебаний согласилась выйти за него замуж.

Узнав о помолвке Татьяны с графом из письма Эльзы Триоле, которое зачитала вслух в его присутствии Лиля Брик, Маяковский был вне себя. Много лет спустя Яковлева говорила о своих отношениях с Маяковским: «Он хорошо понимал, что для меня он не просто знаменитость. Я выросла в среде знаменитых людей. Артистов, писателей, художников. Допустим, художник Мане был гораздо известнее, чем Маяковский. Просто Маяковский мне нравился. И как мужчина, и как поэт, которого я всегда знала, понимала и любила…»

Кроме личных неприятностей, на Маяковского угнетающе действовала политическая жизнь в стране, которая крайне осложнилась в 1929 году. Страна находилась в преддверии сталинского террора.

Выставку Маяковского «20 лет работы» бойкотировали все литераторы. Постановка пьесы «Баня» подверглась резкой критике. После отъезда Бриков в квартире Маяковского неожиданно поселился некто Лев Эльберт, который оставил почти стенографическую запись последних монологов загнанного в угол поэта. Вот он гладит собаку Бульку: «Не лезь, Булечка, нельзя меня раздражать. Мужчины стали очень нервные. Вы бываете влюблены? Не бываете? Быть может – неудачно. Будут войны, будут революции, и тогда – она вас полюбит. Вы читали Чернышевского "Что делать?" Я сейчас читаю. Меня книга занимает с определенной стороны. Тогда проблема была в том, чтобы выйти из семьи, а теперь в том, чтобы войти, строить семью. Очень трудно…»

Он очень хотел построить семью. Но… «ни одна женщина не могла надеяться на то, что он разойдется с Лилей. Между тем, когда ему случалось влюбиться, а женщина из чувства самосохранения не хотела калечить своей судьбы, зная, что Маяковский разрушит ее маленькую жизнь, а на большую не возьмет с собой, то он приходил в отчаяние и бешенство. Когда же такое апогейное, беспредельное, редкое чувство ему встречалось, он от него бежал», – писала Эльза Триоле. И далее она заключает: «Вот и бросался от одной к другой – "донжуан, распятый любовью"».

Маяковский увлекся актрисой Вероникой Витольдовной Полонской, которая была замужем за Михаилом Яншиным. Когда Вероника с беспокойством спросила у возлюбленного, что скажет Лиля Юрьевна, если узнает об их связи, то услышала в ответ, что Лиля Юрьевна скажет примерно следующее: «Живешь с Норочкой… Ну что ж, одобряю». Он произнес это, подметила «Норочка», с грустью.

Даже в последний день своей жизни, за несколько минут до выстрела, поэт поставил ультиматум Полонской. Маяковский не выпускал Веронику из своей квартиры. Она объясняла ему, что должна поговорить с мужем, что опаздывает в театр на репетицию. Он не хотел ничего слушать. Он сказал, что сам пойдет в театр, объяснится с ее мужем, но ее никуда не отпустит.

Что ответила на этот ультиматум 22-летняя актриса? «Я ответила, что люблю его, буду с ним, но не могу остаться здесь сейчас… – писала в своих мемуарах Полонская. – Я по-человечески достаточно люблю и уважаю мужа и не могу поступить с ним так». Однако пообещала, что вечером непременно вернется. И не просто вернется, а переедет насовсем. Это Маяковского не устраивало. «Он продолжал настаивать на том, чтобы все было немедленно, или совсем ничего не надо».

На этом и расстались. Он поцеловал ее, попросил не беспокоиться и сунул двадцать рублей на такси – в денежных делах Маяковский был необычайно щепетилен.

Возлюбленная вышла, однако не успела дойти до парадного, как раздался выстрел. «У меня подкосились ноги, я закричала и металась по коридору: не могла заставить себя войти». Но еще не рассеялся дым – а она уже вошла. «Владимир Владимирович лежал на ковре, раскинув руки. На груди было крошечное кровавое пятнышко».

Он оставил письмо, которое начинается с выведенного крупными буквами – ВСЕМ! В третьем абзаце всего три слова: «Лиля – люби меня!»




Иван Тургенев и Полина Виардо


Современники единодушно признавали, что она вовсе не красавица. Один из художников того времени охарактеризовал ее не просто как некрасивую женщину, но жестоко некрасивую. Приблизительно так описывали Полину Виардо все, кто когда-либо ее видел. Но как только «божественная Виардо» начинала петь, ее лицо волшебным образом преображалось. В момент одного из таких превращений на сцене оперного театра ее увидел начинающий русский прозаик Иван Тургенев.
Эта волнующая и загадочная, притягательная, как наркотик, женщина сумела на всю жизнь привязать к себе писателя. Их красивый роман продлился 40 лет, разделив всю жизнь Тургенева на периоды до и после встречи с Полиной.
Иван Сергеевич Тургенев родился в 1818 году в Орле, откуда довольно скоро семья переехала в свое главное имение Спасское-Лутовиново. У Тургеневых уже подрастал сын Николай, а спустя год после рождения Ивана на свет появился его младший брат Сергей. Мать мальчиков, Варвара Петровна, была очень богатой, но не отличалась красотой. Она вышла замуж за красавца-офицера Сергея Николаевича Тургенева, неисправимого донжуана и пьяницу. Всю нерастраченную в браке силу любви Варвара Петровна перенесла на сыновей. Но ее чрезмерная строгость, а порой и жестокость уничтожили в детях даже чувство уважения к матери. Варвару Петровну, не покривив душой, можно было назвать «Салтычихой».
В 1827 году Тургеневы перебрались в Москву, купив там просторный дом. После того как отец заболел желчно-каменной болезнью, родители выехали в Европу, определив старших детей: Ивана — в пансион, а Николая — в артиллерийское училище. Воспитание, которое Иван получил в пансионе, сделало его изящным и благовоспитанным, но вместе с тем чувствительным, жестоким и высокомерным. По отношению к женщинам он отличался двойственным поведением. От матери он перенял страдание, без которого не представлял себе чистой, преданной любви. Наверное, поэтому он неосознанно выбирал женщин властных, чью благосклонность было очень тяжело завоевать, отчего радость победы и обладания перерастала в истинное блаженство. От отца юноша перенял донжуанство, позволившее легко расставаться с недавним объектом страсти и поклонения.
Первую физическую близость Иван познал с крепостной девушкой. По признанию самого писателя, ему едва исполнилось 15, когда Варвара Петровна по собственной инициативе направила ее в парк, где прогуливался сын...
Несколько лет спустя юноше приглянулась другая крепостная — Авдотья Иванова, тоже красивая и статная. В апреле 1842 года она родила от Ивана дочь, которую назвали Пелагеей.
Первая любовь Ивана Тургенева оставила в его душе горький осадок. Дочь жившей по соседству княгини Шаховской, прелестная юная Катя, покорила сердце 18-летнего юноши своей свежестью и непосредственностью. Но девушка оказалась не так чиста и непорочна, как рисовало влюбленному юноше его воображение. С горечью ему пришлось узнать, что у Катеньки уже давно есть постоянный любовник. Причем «сердечным другом» девушки стал его отец, Сергей Николаевич Тургенев. Катенька преподала юному влюбленному жестокий урок: «Я таких любить не могу, на которых мне приходится смотреть сверху вниз. Мне надобно такого, который сам бы меня сломил».
Окончив Петербургский университет, юноша путешествовал по Германии и Италии. Там же он познакомился с Михаилом Бакуниным. Вернувшись в Россию, Иван часто бывал в его доме, покорив сердце младшей сестры друга — Татьяны. Их роман оказался быстротечным. В это время Иван Тургенев написал свою поэму «Параша», которой потом стеснялся и называл откровенно слабой. Однако поэму одобрила даже Варвара Петровна, которая в то время относилась к увлечению сына писательством как к глупости. А Белинский опубликовал это произведение в «Отечественных записках», поместив там же свой положительный разбор произведения.
1843 год стал поворотным в жизни Ивана Сергеевича. На одном из оперных концертов в Петербурге он увидел на сцене женщину своей мечты — Полину Виардо. Чудесный голос певицы заворожил не только Тургенева, но и всех слушателей, пришедших на ее выступление. Одна из петербургских газет так рассказывала о впечатлении, которое произвела на концерте оперная дива: «Восторг уже не мог вместиться в огромной массе людей, жадно ловящих каждый ее звук, каждое дыхание этой волшебницы... Кто сказал "некрасива"? — нелепость!.. Это было какое-то опьянение, какая-то зараза энтузиазма, мгновенно охватившая всех снизу доверху».
Молодой русский писатель без памяти влюбился в певицу. Он не скрывал своей страсти, и скоро о его чувствах судачил весь Петербург. Вспоминая о том времени, А. Панаева писала: «Такого крикливого влюбленного, как Тургенев, я думаю, трудно было найти другого. Он громогласно всюду и всех оповещал о своей любви к Виардо, а в кружке своих приятелей ни о ком другом не говорил, как о Виардо».
Кем же была женщина, так легко покорившая Ивана Сергеевича Тургенева, превратив его жизнь в постоянное ожидание встречи с ней, полное обожания и поклонения?
Мишель-Паулина Виардо-Гарсия родилась в Париже в 1821 году. Ее отец, Мишель Фердинанд Полин Гарсия, был знаменитым испанским тенором, а старшая сестра, Мария Малибран, — известной на весь мир оперной певицей. Сама же Полина обещала вырасти великолепной пианисткой. Ее учителем фортепьянной игры был сам Ференц Лист, в которого девушка по уши влюбилась. Однажды мать Полины попросила ее спеть несколько арий Россини. Внимательно выслушав дочь, она сказала: «Закрой крышку рояля. Ты будешь певицей!»
В 1836 году молодая певица дебютировала в театре «Ренессанс» в Париже. Там же она познакомилась и подружилась с французской писательницей Жорж Санд, кото-1 рая была поражена необычным голосом, искренностью исполнения и внутренней красотой молодой певицы. Позднее именно Полина станет прототипом главной героини самого популярного романа Жорж Санд «Консуэло». Дебют был очень удачным, несмотря на далеко не сценическую внешность дивы. По описанию современников, певица была сутула, с выпуклыми глазами, крупными чертами лица — не самая идеальная внешность для сцены. Поэт Генрих Гейне, вспоминая о ней, как-то произнес, что она напоминала пейзаж, одновременно чудовищный и экзотический. Альфред де Мюссе писал о первом концерте певицы: «Она поет, как дышит! Ее полное выразительности лицо меняется с удивительной быстротой, с чрезвычайной легкостью, не только в соответствии со сценой, но и в соответствии с фразой, которую она исполняет. Она обладает главным секретом творчества: прежде чем выразить чувство, она его ощущает. Она прислушивается не к своему голосу, а к своему сердцу». Именно голос заставлял окружающих обожествлять Полину. По словам французского композитора Сен-Санса, ее голос «не был ни бархатным, ни кристально-прозрачным, но скорее горьким или печальным, тревожным и тоскующим, иногда грустным до слез. Этот голос был создан природой для трагических ролей, эпических поэм, ораторий».
В 1840 году Полина вышла замуж за Луи Виардо — директора Итальянского театра в Париже, известного критика и переводчика с испанского «Дон Кихота» Сервантеса. Их брак был очень счастливым, несмотря на 20-летнюю разницу в возрасте. Специально для певицы были написаны музыкальные произведения Брамса, Сен-Санса, Шумана. Она много гастролировала, став первой певицей, которая познакомила Европу с музыкальным искусством России.
С. момента первой встречи на концерте Тургенев искал предлога познакомиться с Полиной Виардо. Узнав о новом увлечении сына, мать побывала на концерте, где выступала Виардо, и возвратившись домой, сказала: «А надо признаться, хорошо поет проклятая цыганка!»
Счастливый случай помог Тургеневу приблизиться к своему идеалу. Один из близких знакомых писателя пригласил его на охоту в обществе мужа Полины, Луи Виардо, а затем Ивана Сергеевича познакомили и с самой певицей. Это произошло 1 ноября 1843 года. С тех пор Тургенев в течение многих десятилетий всегда отмечал эту дату как священный праздник. В этот день писателя представили как «молодого великорусского помещика, хорошего стрелка, приятного собеседника и плохого стихотворца».
На Виардо Иван Тургенев не произвел должного впечатления: «Когда он вошел в комнату, он мне показался гигантом — ужасно высокий, удивительно красивый, с голубыми и умными глазами... Но не могу сказать, чтобы он поразил меня сразу. Я долго не обращала на него внимания...» Со временем преданность Тургенева-поклонника была вознаграждена: ежевечерне после спектакля его стали допускать в уборную певицы наравне с избранными / почитателями таланта. Каждый из них должен был во время антракта рассказывать госпоже Виардо какую-нибудь забавную историю. Молодой писатель легко затмил своих соперников, к тому же он взялся давать ей уроки русского языка. Благодаря этим занятиям певица часто пела на сцене русские песни и романсы.
Сгорая от страсти, Тургенев писал любимой: «Я ничего не видел на свете лучше Вас... Встретить Вас на своем пути было величайшим счастьем моей жизни, моя преданность и благосклонность не имеет границ и умрет только вместе со мною». Всю свою жизнь писатель остался верен этому чувству, многое принеся ему в жертву. Иван Сергеевич любил всей душой, ему нравилось даже просто произносить ее имя. Она же позволяла себя любить.
Их встречи возобновились, когда Полина Виардо снова приехала на гастроли в Петербург зимой 1844— 1845 года. Варвара Петровна писала из Москвы: «Иван уехал отсюда дней на пять с итальянцами, располагает ехать за границу с ними же или для них». После окончания гастролей в Петербурге и Москве итальянская опера стала готовиться к отъезду из России. Тургенев ушел со службы в департаменте Министерства внутренних дел, получил заграничный паспорт отставного коллежского секретаря, отправляющегося в Германию и Голландию для лечения и уехал за границу. Он много путешествовал, и однажды получил приглашение погостить в семействе супругов Виардо.
Начиная с конца 1840-х годов Тургенев постоянно живет во Франции. Эти годы биографы назовут «счастливым трехлетием». Именно искренность и глубокое уважение писателя к любимой женщине, основанное на принципе: я могу быть счастлив только потому, что она счастлива в своем браке, сделали возможным их отношения, переросшие в роман-дружбу. Русский писатель много путешествует, согласовывая свой маршрут с гастролями Полины Виардо. Семья Виардо постепенно стала частицей его жизни. В те годы Иван Тургенев практически жил в семье возлюбленной: он то снимал дома по соседству, то подолгу гостил у нее. С мужем знаменитой певицы у писателя сложились ровные приятельские отношения, несмотря на значительную разницу в возрасте. Луи Виардо и Тургенев вместе охотились, занимались литературными переводами. Их объединяла любовь к литературе, театру, гуманизм. Луи Виардо, казалось, не замечал влюбленности русского писателя. Он полностью полагался на благоразумие жены, не изводя ее ревностью и подозрениями.
Полина Виардо, слывшая умной женщиной, сумела сохранить семью. В том, что это решение было продиктовано здравым смыслом и железной волей, нет никаких сомнений: «Я могла совершить большую ошибку — потому что лишилась воли... Понемногу мой разум вернулся ко мне, а с ним и воля. Обладая ею, я была сильнее всех». Она понимала, что на Тургенева — человека творческого — нельзя было положиться в жизни, поэтому держала его на расстоянии. Она даже ни разу не навестила измученного писателя, когда он, находясь в Париже, слег от желудочных колик. К тому же дружба с Тургеневым имела и вполне ощутимые материальные выгоды: вопреки воли матери, Иван Сергеевич тратил на семейство Виардо крупные суммы денег.
Иногда Тургенева разрывали сомнения: нужна ли ему такая Любовь? Он часто задавал себе вопрос: кто же он для нее? В такие минуты он искренне ненавидел свою возлюбленную, называя ее «безобразной». Часто ему приходилось ловить на себе косые взгляды знакомых и друзей, которые недоуменно пожимали плечами, когда певица, представляя им Тургенева, говорила: «А это наш русский друг, познакомьтесь, пожалуйста!» Но ничего поделать со своим сердцем не мог, и любовь становилась с каждым днем все сильнее и сильнее. Существуют предположения, что любовь Тургенева была чисто платонической, но тон некоторых писем говорит о другом. В эти годы их переписка была особенно нежной: «Любимая моя, самая лучшая, самая дорогая моя женщина... Родной мой ангел... Единственная и самая любимая».
В эти годы он много работает. Из-под пера Тургенева вышли знаменитые «Записки охотника», принесшие ему писательскую славу.
Влюбленному писателю пришлось вернуться на родину в 1850 году: очень тяжело заболела его мать. Тогда Иван Сергеевич даже не предполагал, что на долгих щесть лет покинет Полину Виардо. В родном доме он обнаружил, что его дочь — маленькая Пелагея — в имении бабушки несчастна. Варвара Петровна обращалась с ней очень грубо и жестоко, так, если бы та была крепостной. О своих страхах Тургенев рассказал Полине Виардо: «Моя собственная 8-летняя дочь говорит: "Я никому не верю и никого не люблю, потому что меня никто не любит"». Знаменитая певица сразу же ответила: «Присылайте ее ко мне, она будет моей дочерью». Иван Сергеевич увез девочку во Францию, где она воспитывалась с детьми Виардо. Пелагея, которую отныне отец называет Полинет в честь Виардо, навсегда покинула Россию. После смерти матери сыновья разделили огромное наследство: Ивану Сергеевичу досталось Спасское имение.
В это время популярность Тургенева как писателя и драматурга была огромной. Во всех столичных театрах ставили его пьесы. Известный в свое время актер Щепкин познакомил Ивана Сергеевича с Гоголем, перед которым тот благоговел. В феврале 1852 года на смерть писателя Тургенев написал некролог в «Московских ведомостях». Цензура усмотрела в статье нежелательное вольнодумство. Тургенева арестовали по личному приказу Николая II и продержали месяц в полицейской части. За это время Иван Сергеевич написал одно из своих лучших произведений — «Муму». Затем опальному писателю было приказано уехать в Спасское и жить там, не покидая пределов имения. Ссылка очень тяготила Тургенева. Больше всего он боялся, что если его любимая приедет на гастроли в Россию, он не' сможет увидеть ее.
В Спасском Тургенев не жил затворником. С охоты он возвращался в дом, где его ждала Феоктиста, горничная, которую он за большие деньги купил у своей двоюродной сестры Елизаветы Алексеевны Тургеневой. От барыни Феоктиста перешла к барину, стала его любовницей, нарядно одевалась и сытно ела, вела бесцветную жизнь. «Сад мой великолепен, — писал он Виардо, и взгляд писателя невольно останавливался на спящей у раскрытого окна Феоктисте, — зелень ослепительно ярка — такая молодость, свежесть, что трудно себе представить». В каждом письме Иван Сергеевич вновь и вновь признавался певице в своей любви: «Я должен сказать Вам, что Вы ангел доброты и Ваши письма сделали меня счастливейшим из людей...»
Вскоре случилось то, чего так боялся Тургенев. Полина Виардо приехала на гастроли в Петербург. Чтобы встретиться с ней, писатель отправился в Москву с поддельным паспортом. Это была их первая встреча за несколько последних лет. Своим друзьям и близким великий писатель не раз говорил, что такова его судьба и по-другому быть просто не может, как только царь ему позволит, он сразу же вернется к ней.
Весной 1854 года Иван Сергеевич стал часто бывать у одного из своих кузенов, Александра Тургенева, где познакомился с его 18-летней дочерью Ольгой. Пленившись ее грацией и юной свежестью, он не смог скрыть своего восхищения. Они часто встречались на даче у ее родителей в Петергофе. Писатель был влюблен, Ольга отвечала ему взаимностью. Иван Сергеевич начал задумываться о женитьбе, перспектива которой и захватывала, и одновременно пугала его. Однако все чаще и чаще он снова вспоминает о Полине Виардо. Когда разлад в его душе становится невыносимым, он решает удалиться. В последнем письме к Ольге Тургенев не пытается оправдываться, он обвиняет себя, откровенно признаваясь, что его пугает разница в возрасте и ответственность, которую он не готов на себя взять. Девушка очень болезненно перенесла этот разрыв. Позднее Ольга стала прототипом Татьяны в романе Тургенева «Дым».
Спустя некоторое время Иван Сергеевич познакомился с сестрой Льва Николаевича Толстого, Марией. В ноябре 1854 года в письме к Анненкову он писал: «Она очаровательна, умна, проста... На старости лет (четыре дня назад мне исполнилось 36) я едва не влюбился. Не буду скрывать от вас, что поражен в самое сердце». Это чувство так и осталось лишь платоническим, а Мария Толстая стала прообразом Верочки из рассказа «Фауст», написанного позднее писателем.
У многих близко знавших Тургенева складывалось впечатление, что, бросаясь в новые отношения с головой, он старался вытеснить из своей души царствовавшую там мадам Виардо. Это же почувствовала и Мария Толстая, написавшая уже после смерти Ивана Сергеевича: «Если бы он не был в жизни однолюбом и так горячо не любил Полину Виардо, мы могли бы быть счастливы с ним и я не была бы монахиней, уйдя от нелюбимого мужа, но мы расстались с ним по воле Бога...» Сам того не желая, Тургенев сыграл роковую роль в судьбе многих женщин, искренне любивших его, но не познавших взаимности.
В этот период, для которого характерны неудачные попытки устроить свою личную жизнь, Тургенев написал самые знаменитые свои произведения: «Рудин», «Дворянское гнездо», «Накануне», «Первая любовь», «Отцы и дети». Им была создана галерея женских образов, вошедших в золотой фонд русской литературы под названием «тургеневских девушек»: самоотверженных, искренних, не боящихся любить, таких, с которыми писателя сводила жизнь. Совсем иначе выглядят тургеневские мужчины: нерешительные, боящиеся ответственности в личной жизни. Казалось, что писатель сам стал прообразом этих персонажей, безжалостно разоблачив свою слабость.
Роковая любовь к Полине Виардо, по-прежнему господствующая в его сердце, заставляет Тургенева в конце 1856 года выехать во Францию. Еще до отъезда он познакомился с фафиней Елизаветой Георгиевной Ламберт, ставшей поверенной в его сердечных делах. В одном письме к ней Тургенев так описал свое чувство к Виардо: «Дон Кихот по крайней мере верил в красоту своей Дульцинеи, а нашего времени донкихоты и видят, что Дульцинея урод, а все одно бегут за нею».
Приехав в Париж, Тургенев вновь зажил в тени любимой женщины и ее семьи. Он был счастлив, но это счастье вносило в душу полное смятение, страдания от того, что «сидит на краешке чужого гнезда». «Своего нет — ну и не надо никакого», — в отчаянии говорил писатель. Многие друзья, посещавшие Тургенева во Франции, считали его положение очень прискорбным. А Фету Иван Сергеевич признался: «Я заслужил то, что со мной происходит. Счастливым я способен быть только тогда, когда женщина поставит свой каблук мне на шею, вдавливая меня носом в грязь». Толстой, встретившись с ним в Париже, писал своей тете: «Никогда не думал, что он способен так сильно любить!»
Полина Виардо по-матерински ровно держалась как с мужем, так и с Тургеневым. Но верность пылкая итальянка не хранила никому. Она поддерживала отношения с другими мужчинами, одним из которых стал известный немецкий режиссер Юлиус Риц. В 1856 году она родила сына, вопрос об отцовстве которого так и остался открытым. Мужу и вечному возлюбленному Полина предложила только дружбу, «свободную от эгоизма, прочную и неутомимую».
Но Тургеневу недостаточно было лишь дружбы. Он стал хворать, ездил от одного врача к другому. В свои 40 он считал, что жизнь прожита. Осенью 1860 года произошло очень серьезное объяснение между Тургеневым и Луи Виардо: «На днях мое сердце умерло... Прошедшее отделилось от меня окончательно, но, расставшись с ним, я увидел, что у меня ничего не осталось, что вся моя жизнь отделилась вместе с ним...»
В 60-е годы Иван Сергеевич живет в постоянных разъездах между Россией и Францией. После публикации романа «Отцы и дети» в 1862 году писатель ощутил, что теряет связь с молодежью. К тому же у Тургенева не складывались отношения с давними друзьями и единомышленниками: Достоевским, Герценом, Толстым. Оставшись совершенно один, Иван Сергеевич писал Полине: «Чувства, которые я к Вам испытываю, нечто совершенно небывалое, нечто такое, чего мир не знал, что никогда не существовало и вовеки не повторится!»
В 1864 году Полина Виардо начала терять голос. Она решила уйти со сцены и вместе с мужем и детьми переселилась в Баден-Баден. Перед Тургеневым стал выбор: он мог остаться жить с дочерью во Франции или поехать вслед за возлюбленной. Иван Сергеевич выбрал Полину, объяснив, что между ним и дочерью нет ничего общего. В своем письме к фафине Ламберт он так объясняет свой выбор: «Она не любит ни музыки, ни поэзии, ни природы, ни собак — а я только это и люблю».
Полина Виардо была для Тургенева не просто боготворимой женщиной, идеалом, но и музой, проявлявшей живой, неподдельный интерес ко всем произведениям писателя. Сохранилось письмо, в котором Иван Сергеевич благодарил Полину как внимательного слушателя. Сама Виардо однажды в шутку заметила: «Ни одна строка Тургенева не попадала в печать прежде, чем он не познакомил меня с нею. Вы, русские, не знаете, насколько вы обязаны мне, что Тургенев продолжает писать и работать!»
В 1863 году известная певица открыла школу вокального искусства, а затем — театр, задумав самостоятельно писать музыку к его спектаклям. Тогда в Европе только входил в моду жанр оперетты. Иван Сергеевич охотно помог любимой в ее композиторском дебюте, создав либретто к нескольким комическим операм. В письмах Тургенева, написанных осенью 1867 года, ощущается атмосфера праздника, царившая в домашнем театре Виардо: «С утра до вечера — дым коромыслом. Ставятся балетные сцены, примеряются костюмы». Сам писатель с офомным удовольствием участвовал в репетициях, играл главные роли. В то время Тургенев близко знакомится с Флобером, Золя, Мериме, Мопассаном, Доде, Готье, Жорж Санд, братьями Гонкур. Одна из знакомых писателя, Нелидова, писала: «Простое письмо с известием о состоянии желудка маленького ребенка Клоди (дочери Полины Виардо) для него несравненно любопытнее самой сенсационной газетной или журнальной статьи».
В последние годы во Франции Тургенев вел огромную и разнообразную общественную деятельность, став активным пропагандистом русской литературе на Западе. В 1875 году в Париже была открыта русская библиотека-читальня. Писатель не раз жертвовал в ее фонд книги, оказывал помощь деньгами.
В конце 1879 года Тургенев вынужден был приехать в , Россию: умер его брат. На родине писателя встретили с восторгом. Однако своим друзьям он объявил: «Если госпожа Виардо сейчас позовет меня, я должен буду ехать». Иван Сергеевич активно участвует в чтениях пьес, сопровождаемый молодой талантливой актрисой Марией Савиной. Она позволяла Тургеневу любить себя, дарить подарки, заботиться. Писатель же закрывал глаза на ее романы с Всеволжским и легендарным генералом Скобелевым. Влюбившись в Савину, Тургенев привез ее в свою квартиру во Франции, где уже поселилась семья Виардо. Мария не смогла смириться с рабским поклонением великого писателя какой-то мадам Виардо и скоро вернулась в Россию.
В эти годы Иван Сергеевич тяжело заболел. Как-то раз он полушутя, полусерьезно спросил Полину Виардо: «Угадайте, чего я всего более желал бы?» Мадам Виардо начала строить догадки, но все оказывалось не то. Тогда он печально произнес: «Пять минут постоять и не ощущать боли». Болезнь стремительно прогрессировала. Пресловутая грудная жаба на самом деле оказалась раком позвоночника. Когда боль становилась совершенно невыносимой, Иван Сергеевич умолял Полину Виардо, заботливо ухаживающую за ним, выбросить его в окно. На что та неизменно отвечала: «Вы слишком большой и тяжелый, и потом, это может вам повредить». В такие минуты писатель не мог сдержать улыбки.
За несколько месяцев до кончины Тургенева умер Луи Виардо. «Как бы я хотел соединиться уже со своим другом», — сказал писатель, узнав о его смерти. В последние месяцы жизни он очень хотел вернуться в Россию...
22 августа 1883 года Иван Сергеевич Тургенев умер.
Существует легенда, что на столике возле кровати Полины Виардо лежал написанный ею роман о Тургеневе как. последняя дань человеку, который сам себя не понимал, а порой ненавидел, возвращаясь к единственной на Земле женщине, перевернувшей всю его жизнь. Ему не удалось «свить гнездо», но судьба подарила Полине Виардо и Ивану Сергеевичу Тургеневу идеальную, роковую, страстную и необъяснимую разумом любовь, о которой можно лишь мечтать...


http://www.lovestuff.ru/