В Риме раскопали точное место убийства Юлия Цезаря

В Риме раскопали точное место убийства Юлия Цезаря


На Марсовом поле Рима испанские археологи обнаружили точное место убийства Юлия Цезаря, сообщает ИТАР-ТАСС со ссылкой на местные СМИ. Во время раскопок на месте первого каменного театра Помпея ученые нашли цементную плиту, которая явно не относится ко внутренним постройкам здания и представляет собой своеобразный памятник одному из величайших людей античности.
По мнению специалистов, постамент - три метра в ширину и два метра в высоту - был установлен на месте убийства Цезаря во времена правления его внучатого племянника и наследника - императора Августа. Расположение плиты подтверждает теорию историков о том, что Цезарь являлся председателем на заседании Сената и был убит на причитающемся ему по статусу месте.
Видный политический деятель, полководец и писатель своего времени Гай Юлий Цезарь погиб от рук республиканцев-заговорщиков 15 марта 44 года до нашей эры во время заседания Сената. Ученые полагают, что по предварительной договоренности каждый из заговорщиков постарался нанести ему хотя бы один удар стилом (острой деревянной палочкой для письма).
После смерти на теле древнеримского диктатора были обнаружены 23 колотые раны. На сегодняшний день точно неизвестно, скончался ли Цезарь от смертельного удара на обнаруженном археологами месте или от кровопотери в другом окружении.

newsru.com

Анна Ахматова. Я не любви твоей прошу

Я не любви твоей прошу.
Она теперь в надежном месте.
Поверь, что я твоей невесте
Ревнивых писем не пишу.
Но мудрые прими советы:
Дай ей читать мои стихи,
Дай ей хранить мои портреты,—
Ведь так любезны женихи!
А этим дурочкам нужней
Сознанье полное победы,
Чем дружбы светлые беседы
И память первых нежных дней...
Когда же счастия гроши
Ты проживешь с подругой милой
И для пресыщенной души
Все станет сразу так постыло —
В мою торжественную ночь
Не приходи. Тебя не знаю.
И чем могла б тебе помочь?
От счастья я не исцеляю.

Анна Ахматова. Я и плакала и каялась

Я и плакала и каялась,
Хоть бы с неба грянул гром!
Сердце темное измаялось
В нежилом дому твоем.
Боль я знаю нестерпимую,
Стыд обратного пути...
Страшно, страшно к нелюбимому,
Страшно к тихому войти,
А склонюсь к нему нарядная,
Ожерельями звеня;
Только спросит: «Ненаглядная!
Где молилась за меня?»

Анна Ахматова. Это просто, это ясно

Это просто, это ясно,
Это всякому понятно,
Ты меня совсем не любишь,
Не полюбишь никогда.
Для чего же так тянуться
Мне к чужому человеку,
Для чего же каждый вечер
Мне молиться за тебя?
Для чего же, бросив друга
И кудрявого ребенка,
Бросив город мой любимый
И родную сторону,
Черной нищенкой скитаюсь
По столице иноземной?
О, как весело мне думать,
Что тебя увижу я!

Анна Ахматова. ХУДОЖНИКУ

Мне все твоя мерещится работа,
Твои благословенные труды:
Лип, навсегда осенних, позолота
И синь сегодня созданной воды.

Подумай, и тончайшая дремота
Уже ведет меня в твои сады,
Где, каждого пугаясь поворота,
В беспамятстве ищу твои следы.

Войду ли я под свод преображенный,
Твоей рукою в небо превращенный,
Чтоб остудился мой постылый жар?..

Там стану я блаженною навеки
И, раскаленные смежая веки,
Там снова обрету я слезный дар.
 

Анна Ахматова. Ты всегда таинственный и новый

Ты всегда таинственный и новый,
Я тебе послушней с каждым днем,
Но любовь твоя, о друг суровый,
Испытание железом и огнем.

Запрещаешь петь и улыбаться,
А молиться запретил давно.
Только б мне с тобою не расстаться,
Остальное все равно!

Так, земле и небесам чужая,
Я живу и больше не пою,
Словно ты у ада и у рая
Отнял душу вольную мою.

Анна Ахматова. Слава тебе, безысходная боль!

Слава тебе, безысходная боль!
Умер вчера сероглазый король.

Вечер осенний был душен и ал,
Муж мой, вернувшись, спокойно сказал:

«Знаешь, с охоты его принесли,
Тело у старого дуба нашли.

Жаль королеву. Такой молодой!..
За ночь одну она стала седой».

Трубку свою на камине нашел
И на работу ночную ушел.

Дочку мою я сейчас разбужу,
В серые глазки ее погляжу.

А за окном шелестят тополя:
«Нет на земле твоего короля...»

Анна Ахматова. Слаб голос мой, но воля не слабеет

Слаб голос мой, но воля не слабеет,
Мне даже легче стало без любви.
Высоко небо, горный ветер веет
И непорочны помыслы мои.

Ушла к другим бессонница-сиделка,
Я не томлюсь над серою золой,
И башенных часов кривая стрелка
Смертельной мне не кажется стрелой.

Как прошлое над сердцем власть теряет!
Освобожденье близко. Все прощу.
Следя, как луч взбегает и сбегает
По влажному весеннему плющу.

Анна Ахматова. Сказал, что у меня соперниц нет

Сказал, что у меня соперниц нет.
Я для него не женщина земная,
А солнца зимнего утешный свет
И песня дикая родного края.
Когда умру, не станет он грустить,
Не крикнет, обезумевши: «Воскресни!»
Но вдруг поймет, что невозможно жить
Без солнца телу и душе без песни.
                 ...А что теперь?

Анна Ахматова. Сжала руки под тёмной вуалью.

Сжала руки под тёмной вуалью...
"Отчего ты сегодня бледна?"
- Оттого, что я терпкой печалью
Напоила его допьяна.

Как забуду? Он вышел, шатаясь,
Искривился мучительно рот...
Я сбежала, перил не касаясь,
Я бежала за ним до ворот.

Задыхаясь, я крикнула: "Шутка
Всё, что было. Уйдешь, я умру."
Улыбнулся спокойно и жутко
И сказал мне: "Не стой на ветру".

Анна Ахматова. Сердце к сердцу не приковано

Сердце к сердцу не приковано,
Если хочешь - уходи.
Много счастья уготовано
Тем, кто волен на пути.

Я не плачу, я не жалуюсь,
Мне счастливой не бывать.
Не целуй меня, усталую,-
Смерть придется целовать.

Дни томлений острых прожиты
Вместе с белою зимой.
Отчего же, отчего же ты
Лучше, чем избранник мой?

Анна Ахматова. Сегодня мне письма не принесли

Сегодня мне письма не принесли:
Забыл он написать или уехал;
Весна, как трель серебряного смеха,
Качаются в заливе корабли.
Сегодня мне письма не принесли...

Он был со мной еще совсем недавно,
Такой влюбленный, ласковый и мой,
Но это было белою зимой,
Теперь весна, и грусть весны отравна,
Он был со мной еще совсем недавно...

Я слышу: легкий трепетный смычок,
Как от предсмертной боли, бьется, бьется
И страшно мне, что сердце разорвется,
Не допишу я этих нежных строк...
 

Анна Ахматова. САД

Он весь сверкает и хрустит,
Обледенелый сад.
Ушедший от меня грустит,
Но нет пути назад.

И солнца бледный тусклый лик —
Лишь круглое окно;
Я тайно знаю, чей двойник
Приник к нему давно.

Здесь мой покой навеки взят
Предчувствием беды,
Сквозь тонкий лед еще сквозят
Вчерашние следы.

Склонился тусклый мертвый лик
К немому сну полей,
И замирает острый крик
Отсталых журавлей.
 

Анна Ахматова. РАЗЛУКА

Вечерний и наклонный
Передо мною путь.
Вчера еще, влюбленный,
Молил: "Не позабудь".
А нынче только ветры
Да крики пастухов,
Взволнованные кедры
У чистых родников.

Анна Ахматова. Просыпаться на рассвете

Просыпаться на рассвете
Оттого, что радость душит,
И глядеть в окно каюты
На зеленую волну,
Иль на палубе в ненастье,
В мех закутавшись пушистый,
Слушать, как стучит машина,
И не думать ни о чем,
Но, предчувствуя свиданье
С тем, кто стал моей звездою,
От соленых брызг и ветра
С каждым часом молодеть.

Анна Ахматова. Приходи на меня посмотреть

Приходи на меня посмотреть.
Приходи. Я живая. Мне больно.
Этих рук никому не согреть,
Эти губы сказали: "Довольно!"

Каждый вечер подносят к окну
Мое кресло. Я вижу дороги.
О, тебя ли, тебя ль упрекну
За последнюю горечь тревоги!

Не боюсь на земле ничего,
В задыханьях тяжелых бледнея.
Только ночи страшны оттого,
Что глаза твои вижу во сне я.

Анна Ахматова. Подошла

Подошла. А волненья не выдал,
Равнодушно глядя в окно.
Села, словно фарфоровый идол,
В позе, выбранной ею давно.

Быть веселой — привычное дело,
Быть внимательной — это трудней...
Или томная лень одолела
После мартовских пряных ночей?

Утомительный гул разговоров,
Желтой люстры безжизненный зной,
И мельканье искусных проборов
Над приподнятой легкой рукой.

Улыбнулся опять собеседник
И с надеждой глядит на нее...
Мой счастливый, богатый наследник,
Ты прочти завещанье мое.

Анна Ахматова. Пo твердому гребню сугроба

Пo твердому гребню сугроба
В твой белый, таинственный дом
Такие притихшие оба
В молчание нежном идем.
И слаще всех песен пропетых
Мне этот исполненный сон,
Качание веток задетых
И шпор твоих легонький звон.
 

Анна Ахматова. Не стращай меня грозной судьбой

Не стращай меня грозной судьбой
И великою северной скукой.
Нынче праздник наш первый с тобой,
И зовут этот праздник — разлукой.
Ничего, что не встретим зарю,
Что луна не блуждала над нами,
Я сегодня тебя одарю
Небывалыми в мире дарами:
Отраженьем моим на воде
В час, как речке вечерней не спится.
Взглядом тем, что падучей звезде
Не помог в небеса возвратиться,
Эхом голоса, что изнемог,
А тогда был и свежий, и летний,—
Чтоб ты слышать без трепета мог
Воронья подмосковного сплетни,
Чтобы сырость октябрьского дня
Стала слаще, чем майская нега...
Вспоминай же, мой ангел, меня,
Вспоминай хоть до первого снега.

Анна Ахматова. Мы не умеем прощаться

Мы не умеем прощаться,-
Всё бродим плечо к плечу.
Уже начинает смеркаться,
Ты задумчив, а я молчу.

В церковь войдем, увидим
Отпеванье, крестины, брак,
Не взглянув друг на друга, выйдем...
Отчего всё у нас не так?

Или сядем на снег примятый
На кладбище, легко вздохнем,
И ты палкой чертишь палаты,
Где мы будем всегда вдвоем.

Анна Ахматова. На пороге белом рая

На пороге белом рая,
Оглянувшись, крикнул: "Жду!"
Завещал мне, умирая,
Благостность и нищету.

И когда прозрачно небо,
Видит, крыльями звеня,
Как делюсь я коркой хлеба
С тем, кто просит у меня.

А когда, как после битвы,
Облака плывут в крови,
Слышит он мои молитвы,
И слова моей любви.

Анна Ахматова. МИЛОМУ

Голубя ко мне не присылай,
Писем беспокойных не пиши,
Ветром мартовским в лицо не вей.
Я вошла вчера в зеленый рай,
Где покой для тела и души
Под шатром тенистых тополей.

И отсюда вижу городок,
Будки и казармы у дворца,
Надо льдом китайский желтый мост.
Третий час меня ты ждешь - продрог,
А уйти не можешь от крыльца
И дивишься, сколько новых звезд.

Серой белкой прыгну на ольху,
Ласточкой пугливой побегу,
Лебедью тебя я стану звать,
Чтоб не страшно было жениху
В голубом кружащемся снегу
Мертвую невесту поджидать.


Анна Ахматова. Как белый камень

Как белый камень в глубине колодца,
Лежит во мне одно воспоминанье.
Я не могу и не хочу бороться:
Оно — веселье и оно — страданье.

Мне кажется, что тот, кто близко взглянет
В мои глаза, его увидит сразу.
Печальней и задумчивее станет
Внимающего скорбному рассказу.

Я ведаю, что боги превращали
Людей в предметы, не убив сознанья,
Чтоб вечно жили дивные печали.
Ты превращен в мое воспоминанье.

Анна Ахматова. Каждый день по-новому тревожен

Каждый день по-новому тревожен,
Все сильнее запах спелой ржи.
Если ты к ногам моим положен,
Ласковой, лежи.

Иволги кричат в широких кленах,
Их ничем до ночи не унять.
Любо мне от глаз твоих зеленых
Ос веселых отгонять.

На дороге бубенец зазвякал -
Памятен нам этот легкий звук.
Я спою тебе, чтоб ты не плакал,
Песенку о вечере разлук.

Анна Ахматова. Из памяти твоей я выну этот день

Из памяти твоей я выну этот день,
Чтоб спрашивал твой взор беспомощно-туманный:
Где видел я персидскую сирень,
И ласточек, и домик деревянный?

О, как ты часто будешь вспоминать
Внезапную тоску неназванных желаний
И в городах задумчивых искать
Ту улицу, которой нет на плане!

При виде каждого случайного письма,
При звуке голоса за приоткрытой дверью
Ты будешь думать: «Вот она сама
Пришла на помощь моему неверью».

Анна Ахматова. Заплаканная осень

Заплаканная осень, как вдова
В одеждах черных, все сердца туманит...
Перебирая мужнины слова,
Она рыдать не перестанет.
И будет так, пока тишайший снег
Не сжалится над скорбной и усталой...
Забвенье боли и забвенье нег —
За это жизнь отдать не мало.

Анна Ахматова. Ждала его напрасно много лет

Ждала его напрасно много лет.
Похоже это время на дремоту.
Но воссиял неугасимый свет
Тому три года в Вербную субботу.
Мой голос оборвался и затих -
С улыбкой предо мной стоял жених.

А за окном со свечками народ
Неспешно шел. О, вечер богомольный!
Слегка хрустел апрельский тонкий лед,
И над толпою голос колокольный,
Как утешенье вещее, звучал,
И черный ветер огоньки качал.

И белые нарциссы на столе,
И красное вино в бокале плоском
Я видела как бы в рассветной мгле.
Моя рука, закапанная воском,
Дрожала, принимая поцелуй,
И пела кровь: блаженная, ликуй!

Анна Ахматова. Есть в близости людей заветная черта

Есть в близости людей заветная черта,
Ее не перейти влюбленности и страсти,-
Пусть в жуткой тишине сливаются уста
И сердце рвется от любви на части.

И дружба здесь бессильна и года
Высокого и огненного счастья,
Когда душа свободна и чужда
Медлительной истоме сладострастья.

Стремящиеся к ней безумны, а ее
Достигшие - поражены тоскою...
Теперь ты понял, отчего мое
Не бьется сердце под твоей рукою.

Анна Ахматова. Еще весна таинственная млела

Еще весна таинственная млела,
Блуждал прозрачный ветер по горам
И озеро глубокое синело -
Крестителя нерукотворный храм.

Ты был испуган нашей первой встречей,
А я уже молилась о второй, -
И вот сегодня снова жаркий вечер...
Как низко солнце стало над горой...

Ты не со мной, но это не разлука,
Мне каждый миг - торжественная весть.
Я знаю, что в тебе такая мука,
Что ты не можешь слова произнесть.

Анна Ахматова. Дал Ты мне молодость трудную

Дал Ты мне молодость трудную.
Столько печали в пути.
Как же мне душу скудную
Богатой Тебе принести?
Долгую песню, льстивая,
О славе поет судьба.
Господи! я нерадивая,
Твоя скупая раба.
Ни розою, ни былинкою
Не буду в садах Отца.
Я дрожу над каждой соринкою,
Над каждым словом глупца.

Анна Ахматова. ВЕЧЕРОМ

Звенела музыка в саду
Таким невыразимым горем.
Свежо и остро пахли морем
На блюде устрицы во льду.

Он мне сказал: "Я верный друг!"
И моего коснулся платья.
Так не похожи на объятья
Прикосновенья этих рук.

Так гладят кошек или птиц,
Так на наездниц смотрят стройных...
Лишь смех в глазах его спокойных
Под легким золотом ресниц.

А скорбных скрипок голоса
Поют за стелющимся дымом:
"Благослови же небеса -
Ты в первый раз одна с любимым".


Анна Ахматова. Ведь где-то есть простая жизнь

Ведь где-то есть простая жизнь и свет,
Прозрачный, теплый и веселый...
Там с девушкой через забор сосед
Под вечер говорит, и слышат только пчелы
Нежнейшую из всех бесед.

А мы живем торжественно и трудно
И чтим обряды наших горьких встреч,
Когда с налету ветер безрассудный
Чуть начатую обрывает речь.

Но ни на что не променяем пышный
Гранитный город славы и беды,
Широких рек сияющие льды,
Бессолнечные, мрачные сады
И голос Музы еле слышный.

Анна Ахматова. Бывало, я с утра молчу

Бывало, я с утра молчу,
О том, что сон мне пел.
Румяной розе и лучу,
И мне - один удел.
С покатых гор ползут снега,
А я белей, чем снег,
Но сладко снятся берега
Разливных мутных рек,
Еловой рощи свежий шум
Покойнее рассветных дум.

Анна Ахматова. Буду черные грядки холить

Буду черные грядки холить,
Ключевой водой поливать;
Полевые цветы на воле,
Их не надо трогать и рвать.

Пусть их больше, чем звезд зажженных
В сентябрьских небесах,—
Для детей, для бродяг, для влюбленных
Вырастают цветы на полях.

А мои — для святой Софии
В тот единственный светлый день,
Когда возгласы литургии
Взлетят под дивную сень.

И, как волны приносят на сушу
То, что сами на смерть обрекли,
Принесу покаянную душу
И цветы из Русской земли.

Анна Ахматова. А я иду, где ничего не надо

А я иду, где ничего не надо,
Где самый милый спутник — только тень,
И веет ветер из глухого сада,
А под ногой могильная ступень.

Анна Ахматова. От любви твоей загадочной



От любви твоей загадочной,
Как от боли, в крик кричу,
Стала желтой и припадочной,
Еле ноги волочу.

Новых песен не насвистывай,-
Песней долго ль обмануть,
Но когти, когти неистовей
Мне чахоточную грудь,

Чтобы кровь из горла хлынула
Поскорее на постель,
Чтобы смерть из сердца вынула
Навсегда проклятый хмель.

Анна Ахматова. Небывалая осень построила купол высокий



Небывалая осень построила купол высокий,
Был приказ облакам этот купол собой не темнить.
И дивилися люди: проходят сентябрьские сроки,
А куда провалились студеные, влажные дни?..
Изумрудною стала вода замутненных каналов,
И крапива запахла, как розы, но только сильней,
Было душно от зорь, нестерпимых, бесовских и алых,
Их запомнили все мы до конца наших дней.
Было солнце таким, как вошедший в столицу мятежник,
И весенняя осень так жадно ласкалась к нему,
Что казалось - сейчас забелеет прозрачный
подснежник...
Вот когда подошел ты, спокойный, к крыльцу моему.

Анна Ахматова. Он любил три вещи на свете

Он любил три вещи на свете:
За вечерней пенье, белых павлинов
И стертые карты Америки.
Не любил, когда плачут дети,
Не любил чая с малиной
И женской истерики
...А я была его женой.

Анна Ахматова. О, жизнь без завтрашнего дня!

О, жизнь без завтрашнего дня!
Ловлю измену в каждом слове,
И убывающей любови
Звезда восходит для меня.

Так незаметно отлетать,
Почти не узнавать при встрече,
Но снова ночь. И снова плечи
В истоме влажной целовать.

Тебе я милой не была,
Ты мне постыл. А пытка длилась,
И как преступница томилась
Любовь, исполненная зла.

То словно брат. Молчишь, сердит.
Но если встретимся глазами -
Тебе клянусь я небесами,
В огне расплавится гранит.

Анна Ахматова. О тебе вспоминаю я редко

О тебе вспоминаю я редко
И твоей не пленяюсь судьбой,
Но с души не стирается метка
Незначительной встречи с тобой.

Красный дом твой нарочно миную,
Красный дом твой над мутной рекой,
Но я знаю, что горько волную
Твой пронизанный солнцем покой.

Пусть не ты над моими устами
Наклонялся, моля о любви,
Пусть не ты золотыми стихами
Обессмертил томленья мои,—

Я над будущим тайно колдую,
Если вечер совсем голубой,
И предчувствую встречу вторую,
Неизбежную встречу с тобой.

Анна Ахматова. О нет, я не тебя любила












О нет, я не тебя любила,
Палима сладостным огнем,
Так объясни, какая сила
В печальном имени твоем.

Передо мною на колени
Ты стал, как будто ждал венца,
И смертные коснулись тени
Спокойно юного лица.

И ты ушел. Не за победой,
За смертью. Ночи глубоки!
О, ангел мой, не знай, не ведай
Моей теперешней тоски.

Но если белым солнцем рая
В лесу осветится тропа,
Но если птица полевая
Взлетит с колючего снопа,

Я знаю: это ты, убитый,
Мне хочешь рассказать о том,
И снова вижу холм изрытый
Над окровавленным Днестром.

Забуду дни любви и славы,
Забуду молодость мою,
Душа темна, пути лукавы,
Но образ твой, твой подвиг правый
До часа смерти сохраню.

"Кувшинки" Моне уйдут с молотка

"Кувшинки". Фото ©AFP
Аукционный дом Christie's выставил на продажу картину Клода Моне из серии "Кувшинки", которая оценивается в 30-50 миллионов долларов. Как сообщает Agence France-Presse, полотно уйдет с молотка 7 ноября на вечерних торгах искусством импрессионистов и модернистов в Нью-Йорке.
Речь идет о картине "Белые кувшинки", написанной в 1905 году в Живерни. Именно в это время Моне начал активно работать над серией, ставшей самой популярной в его творчестве. Только в 1905-1908 годы художник написал 60 работ с изображением пруда в Живерни.
Картина выставлена на торги из коллекции Эстель Ален, вдовы брокера Херберта Алена. Как сообщает The ArtDaily, вместе с "Кувшинками" будут проданы пейзажи Камиля Писсаро и Альфреда Сислея, стоимость которых составляет 2,5-3,5 миллиона долларов. Вырученные от продажи картин средства пойдут в Hackley School в Нью-Йорке.
В коллекцию семьи Алена "Белые кувшинки" попали в 1979 году и до 1998 года не выставлялись. В конце 90-х брокер одолжил произведение искусства для выставки "Моне в XX веке", организованной Королевской Академией художеств и бостонским Музеем изящных искусств.
Самой дорогой картиной Моне из тех, что были проданы на аукционе, на данный момент является "Пруд с кувшинками". Эту работу французского мастера купили за 80,4 миллиона долларов.

Русалочка Копенгагена - символ Дании

 
 Уже более 95 лет символом Дании является русалочка, милый персонаж известной на весь мир одноименной сказки знаменитого датского сказочника Х.-К. Андерсена. Русалочка представляет собой маленькую бронзовую фигурку ростом 125 см и весом 175 килограмм и располагается в порту Копенгагена на гранитном постаменте.
История этого сказочного персонажа известна всем. Маленькая русалочка, живущая в своем водном мире, однажды, во время кораблекрушения спасает прекрасного принца и влюбляется в него, да так сильно, что больше не может находиться в своем мире и жить своей жизнью. И решается русалочка обратиться за помощью к колдунье. Отдав ей свой красивый голос, русалочка обретает вместо хвоста пару ног, возможность быть всего несколько дней со своим принцем на суше и шанс очаровать его. Однако тот влюбляется в другую и обрекает русалочку тем самым на гибель. У нее есть шанс вернуть свою жизнь обратно, но она должна убить своего возлюбленного. Но русалочка, любя принца по настоящему, желает ему счастья со своей невестой и обращается в морскую пену.
Эта грустная сказка о настоящей преданности и чистой любви была написана Андерсеном в 1836 году. Спустя 73 года по "Русалочке" был поставлен балет, который возымел огромный успех у тысяч зрителей. Среди них был и основатель компании Carlsberg Карл Якобсен, большой почитатель искусства. Как сама история, так и балет, произвел на него такое сильное впечатление, что он попросил Эдварда Эриксона, датского скульптора, создать статую русалочки. Говорят для скульптуры позировала жена скульптура, которая была известной тогда балериной королевского театра. Впоследствии решено было подарить статую Русалочки Копенгагену. И 23 августа 1913 года маленькая бронзовая Русалочка была установлена в столице Дании.
После того, как американский журналист поведал всей земле об этой замечательной скульптуре, посвященной столь чудесному превращению сказочного существа в милую немую девушку, памятник Русалочке стал символом не только столицы, но и всей Дании, родины великого сказочника. В какой-то степени русалочка отражает и географическую суть Дании, которая является островной страной и, можно сказать, окружена со всех сторон морями и океанами.
Однако, памятник полюбился явно не всем, появилось много недоброжелателей, которые предпринимали массу попыток осквернить статую. Через что только не прошла и без того бедная русалка - 8 актов вандализма. В 1984 году вандалы надругались над скульптурой, отпилив ей руку, с 1998 - 3 раза отрезали голову и раскрашивали части тела, а в 2003 - даже столкнули в воду. Но чтобы с ней не случилось, русалочку всегда восстанавливали по слепку, оставленному ее создателем. Ведь она стала близка не только жителям Копенгагена и многое значит не только для Дании... Миллионы туристов съезжаются со всех уголков мира, чтобы посмотреть на эту чудесную статую, дотронуться до нее, сфотографироваться и попросить исполнения самого заветного желания.

Опубликуют неизвестную поэму автора "Властелина колец"

Джон Толкиен. Архивное фото ©AP
В мае 2013 года в Великобритании будет опубликована неизвестная поэма автора "Властелина колец" Джона Рональда Руэла Толкина "Падение Артура" (The Fall of Arthur), пишет The Guardian. Поэма будет выпущена издательством HarperCollins.
Эта поэма, объемом более 200 страниц, была написана Толкином в 1930-х годах и ранее никогда не публиковалась. Поэма посвящена последним дням правления короля Артура и начинается с того, как король едет на войну с саксами, но возвращается, узнав о предательстве Мордреда.
Поэма написана аллитерационным стихом, характерным для древней англо-германской поэзии — таким стихом написаны, например, древнеанглийский эпос "Беовульф" и древнеисландская "Старшая Эдда". По словам представителя издательства HarperCollins, поэма Толкина представляет короля Артура сложным человеком, и его образ значительно отличается от того, который выведен у Томаса Мэлори, автора "Книги о короле Артуре и о его доблестных рыцарях Круглого стола".
Толкин не закончил "Падение Артура", оставив работу над поэмой ради романа "Хоббит". Редактором поэмы был сын писателя Кристофер Толкин, которому, отмечается в пресс-релизе издательства, удалось придать "Падению Артура" законченный вид. Помимо самой поэмы в книгу войдут три эссе Кристофера Толкина о произведении его отца.
В последние несколько лет было опубликовано несколько произведений Толкина, не публиковавшихся ранее. В частности, в 2007 году вышел его незавершенный роман "Дети Хурина", а в 2009 году — "Легенда о Сигурде и Гудрун", также написанная аллитерационным стихом.

"Поклонение волхвов" Леонардо да Винчи отреставрируют за два года

"Поклонение волхвов" Леонардо да Винчи
Реставрация неоконченной картины Леонардо да Винчи "Поклонение волхвов", хранящейся в галерее Уффици, займет два года. Об этом, как сообщается ANSA, заявили реставраторы произведения искусства, созданного в 1481 году.
Специалисты из института реставрации Opificio delle Pietre Dure собираются очистить картину от следов предыдущих восстановительных работ. По их словам, фигуры, изображенные на картине, вновь станут объемными, цвета — более живыми, а сама картина — ярче.
Официально реставрация "Поклонения волхвов" началась в ноябре 2011 года из-за проблем с доской, на которой писал итальянский мастер. Все это время реставраторы проводили исследования состояния самой доски, а также красочного слоя. По их результатам были определены основные направления работы.
"Поклонение волхвов" было заказано Леонардо в 1481 году монастырем Сан-Донато в Скопето, под Флоренцией, однако год спустя художник уехал в Милан, а работа осталась незавершенной.
В 2002 году зарубежные СМИ сообщали, что после Леонардо над "Поклонением" работал другой художник, поскольку картина, не покрытая лаком, начала разрушаться. Тогда также велись дискуссии о необходимости реставрации произведения искусства, но в итоге ее решили не проводить, чтобы не исказить замысел Леонардо да Винчи.

Поль Гоген. Галерея картин