Найдена "китайская подделка" здания Захи Хадид

Изображение: SOHO China

05.01.2012
Китайских архитекторов обвинили в копировании проекта архитектора Захи Хадид "Ванцзин Сохо", центра с офисами и магазинами, строящегося в Пекине. Как отмечает Business Insider, похожая постройка возводится в мегаполисе Чунцин, однако вместо трех башен конусообразной формы с белыми опоясывающими полосами там строятся два здания.
Строительство в Чунцине идет достаточно быстро, и, как отмечает Der Spiegel, существует вероятность того, что копия будет достроена быстрее оригинала, который должен быть готов к 2014 году. Издание предполагает, что теперь обе компании будут спешить, чтобы первыми завершить проект в 2013 году.
Директор проекта "Ванцзин Сохо" из архитектурного бюро Хадид Сатоси Охаси предположил, что китайские "пираты" добыли изображения оригинального проекта. Однако китайская девелоперская компания "Meiquan 22nd Century" отвергла обвинения в копировании, заявив, что претензии не соответствуют истине и негативно влияют на репутацию компании, пишет The South China Morning Post.
По данным немецкого издания, миллиардер Чжан Синь, заказавший проект Хадид, обратился к создателям копии с просьбой прекратить строительство. По мнению Чжана, несмотря на авторские права, суд вряд ли обяжет подражателей снести здание, в крайнем случае — их заставят выплатить штраф. Сама Заха Хадид заявила, что если к ее проекту будут добавлены новые элементы, это может быть интересным.
Заха Хадид стала популярна в Китае два года назад, после того как она спроектировала здание оперного театра в Гуанчжоу. В настоящее время на территории КНР 11 ее проектов.
Заха Хадид, британский архитектор иракского происхождения, является лауреатом самой престижной архитектурной премии Великобритании — премии Стирлинга. Она также стала первой женщиной-архитектором, которая была удостоена самой престижной премии в области архитектуры — Притцкеровской.

Редкую книгу Стивена Кинга продадут ради отопления

Экземпляр "Регуляторов" Стивена Кинга. Изображение: finebooksmagazine.com

5.01.2013
Экземпляр ограниченного издания романа Стивена Кинга "Регуляторы", подписанный автором, уйдет с молотка. Как сообщает Associated Press, на продажу его выставляет книжный магазин Scottie’s в городе Хэнкок, штат Мэн, получивший издание в подарок от постоянного покупателя, пожелавшего оставить свое имя в секрете.
Выставленный на продажу экземпляр книги был издан в картонном футляре. По словам владельца магазина Майкла Ригса, всего таким образом упакованных книг насчитывается около 550. Оценочная стоимость лота неизвестна, однако, как отметил Ригс, подпись Стивена Кинга значительно повлияет на цену.
На сайте Wabi.tv отмечается, что изначально книга не была подписана, однако сейчас на ней есть подпись автора и дата. Возможно, Кинг согласился подписать издание, когда узнал, что деньги от продажи пойдут на благотворительность — средства будут перечислены в "топливный" фонд приюта для бездомных "Эммаус" в городе Элсворт, помогающий жителям штата Мэн, у которых не хватает денег на отопление домов зимой.
Книга выставлена в магазине Scottie’s до 31 января. До этого момента владельцы книжной лавки принимают ставки на издание, в том числе по электронной почте и телефону.
"Регуляторы" были написаны Кингом в 1996 году и вышли под псевдонимом Ричарда Бахмана. В произведении рассказывается о мальчике по имени Сэт, который болен аутизмом и обладает телепатическими способностями. В сознание мальчика вселяется существо по имени Тэк, который управляет воображением Сэта и населяет мирный квартал, в котором живет главный герой, злобными существами.

КРОШКУ-АНГЕЛА В СОЧЕЛЬНИК БОГ НА ЗЕМЛЮ ПОСЫЛАЛ. Федор Достоевский


Крошку-ангела в сочельник
Бог на землю посылал:
“Как пойдешь ты через ельник,
- Он с улыбкою сказал, -
Елку срубишь, и малютке
Самой доброй на земле,
Самой ласковой и чуткой
Дай, как память обо Мне”.
И смутился ангел-крошка:
“Но кому же мне отдать?
Как узнать, на ком из деток
Будет Божья благодать?”
“Сам увидишь”, - Бог ответил.
И небесный гость пошел.
Месяц встал уж, путь был светел
И в огромный город вел.
Всюду праздничные речи,
Всюду счастье деток ждет…
Вскинув елочку на плечи,
Ангел с радостью идет…
Загляните в окна сами, -
Там большое торжество!
Елки светятся огнями,
Как бывает в Рождество.
И из дома в дом поспешно
Ангел стал переходить,
Чтоб узнать, кому он должен
Елку Божью подарить.
И прекрасных и послушных
Много видел он детей. –
Все при виде божьей елки,
Все забыв, тянулись к ней.
Кто кричит: “Я елки стою!”
Кто корит за то его:
“Не сравнишься ты со мною,
Я добрее твоего!”
“Нет, я елочки достойна
И достойнее других!”
Ангел слушает спокойно,
Озирая с грустью их.
Все кичатся друг пред другом,
Каждый хвалит сам себя,
На соперника с испугом
Или с завистью глядя.
И на улицу, понурясь,
Ангел вышел… “Боже мой!
Научи, кому бы мог я
Дар отдать бесценный Твой!”
И на улице встречает
Ангел крошку, - он стоит,
Елку Божью озирает, -
И восторгом взор горит.
Елка! Елочка! – захлопал
Он в ладоши. – Жаль, что я
Этой елки не достоин
И она не для меня…
Но снеси ее сестренке,
Что лежит у нас больна.
Сделай ей такую радость, -
Стоит елочки она!
Пусть не плачется напрасно!”
Мальчик ангелу шепнул.
И с улыбкой ангел ясный
Елку крошке протянул.
И тогда каким-то чудом
С неба звезды сорвались
И, сверкая изумрудом,
В ветви елочки впились.
Елка искрится и блещет, -
Ей небесный символ дан;
И восторженно трепещет
Изумленный мальчуган…
И, любовь узнав такую,
Ангел, тронутый до слез,
Богу весточку благую,
Как бесценный дар, принес.

«…из пламя и света рожденное Cлово». Михаил Лермонтов


Сегодня будет Рождество,
весь город в ожиданьи тайны,
он дремлет в инее хрустальном
и ждет: свершится волшебство.
Метели завладели им,
похожие на сновиденье.
В соборах трепет свеч и пенье,
и ладана сребристый дым.

Под перезвон колоколов
забьётся колоколом сердце.
И от судьбы своей не деться –
от рождества волшебных слов.

Родник небес – тех слов исток,
они из пламени и света.
И в мире, и в душе поэта,
и в слове возродится Бог.


Колдуй же, вьюга-чародей,
твоя волшебная стихия
преобразит в миры иные
всю землю, город, и людей.

Встречаться будут чудеса,
так запросто, в толпе прохожих,
и вдруг на музыку похожи
людские станут голоса.

БОЖЬЯ ЁЛКА. Генрих Гейне


Ярко звездными лучами
Блещет неба синева.
– Отчего, скажи мне, мама,
Ярче в небе звезд сиянье
В ночь святую Рождества?
Словно елка в горном мире
В эту полночь зажжена
И алмазными огнями,
И сияньем звезд лучистых
Вся украшена она?
– Правда, сын мой, в Божьем небе
Ночью нынешней святой
Зажжена для мира елка
И полна даров чудесных
Для семьи она людской.
Посмотри, как ярко звезды
Светят миру там, вдали:
Светят в них дары святые –
Для людей – благоволенье,
Мир и правда – для земли.

Пьесу депутата Госдумы поставят на Таганке



театр на таганке пьеса хинштейн переназначение

Театр на Таганке, который при Юрии Любимове славился прежде всего постановками острых современных пьес, а после его ухода мягко сполз на классический и околоклассический репертуар, кажется, нашел материал для высказывания на злобу дня - и какой! О коррупции! И в чьем авторстве! Депутата государственной Думы Александра Хинштейна - главного борца с коррупцией. В последние дни уходящего года на Таганке прошла читка пьесы народного избранника.

Александр Хинштейн
Справедливости ради стоит сказать, что пьесу "Переназначение" Александр написал задолго до громкого дела "Оборонсервиса" и прочих публичных разоблачительных порок. И еще до того, как экс-президент Медведев декларировал мысль о необходимости масштабной, всеобъемлющей и всепоглощающей борьбы с коррупционерами, оказавшейся как всегда декларацией. Так что Хинштейна в политической конъюнктуре или тем более заказе заподозрить трудно. Зная биографию автора (разоблачительные статьи в "МК", как депутат инициировал несколько громких проверок) можно сказать, что это его художественное высказывание по принципу "не могу молчать". Высказался аж на два акта.
Как стало известно обозревателю "МК" читка прошла в репетициионом зале театра на верху. Собрались артисты разных поколений - от первачей (Феликс Антипов, Марина Полицеймако, Анатолий Васильев, Юрий Смирнов, Алексей Грабе) и молодые. Постановщик спектакля Андрей Житинкин, и разумеется, нынешний худрук Таганки Валерий Золотухин. Пьесу читал сам автор. Чтобы узнать подробности происходящего, я позвонила Андрею Житинкину:
- Ну и как читал Хинштейн? Пьса - это же не доклады на заседаниях?
- Ну, конечно, у Саши такого опыта нет. Было видно, что он волновался, воду пил из стакана время от времени. Я еще перед читкой Золотухину сказал:" Валерий Сергеевич, вы прочтите, у него нет опыта", а Золотухин сказал, что тут важна авторская интонация. На Таганке, надо сказать, ее всегда умели слышать. Надо сказать, что артисты во время двухчасовой читки реагировали, смеялись, особенно на репризах. На обсуждении потом много говорили, но почему-то больше выступали старые артисты, молодые - меньше. Может, стеснялись?
- Важный вопрос - о тексте: извини, он - не любительский. Александр - сильный журналист, но драматургия - совсем другое дело.
- Нет, не любительский, четко построенный. У него такой - гоголевский замес, страшноватенький. Политическая сатира - сплошная коррупция, все прогнило. В пьесе ни одного положительного героя - губернатор, который ждет переназначение и все время летает в Москву, губернские чиновники, замы - все друг друга подсиживают. Даже молодая секретарша - старую. Для такого текста, чтобы он не был как в жизни, конечно, нужно режиссерское решение.
- Андрей, а как ты попал в эту историю? Ты ведь раньше на Таганке не ставил.
- Ты знаешь, Хинштейну очень понравилась моя постановка в театре Сатиры - "Хомо эректус" Юрия Полякова. Вот и...
- Итак, читка прошла. Сроки постановки определились? Договоры подписаны?
- Золотухин сказал, что все окончательно решат в театре после нового года. Распределения пока нет, можно сказать, что пока есть договор о намерениях. А там посмотрим. Я сам сейчас уезжаю к родителям во Владимир на Новый год. Вернусь - все и узнаем. С новым годом всех.
Желаю всем радовать себя и друг друга. И как режиссер не могу не добавить - и удивлять и себя и друг друга.

http://www.mk.ru/culture/

В Америке покажут реальное воплощение Супермена

Стэнли Уайс на рисунке Джо Шустера

04.01.2013
В нью-йоркском Центре еврейской истории 27 января пройдет выставка "Супермену 75: чествование самого стойкого героя Америки", а также состоится конференция, посвященная долгожителю американских комиксов. Как пишет The New York Times, в музее будут представлены рисунки одного из авторов комикса — Джо Шустера, на которых он изобразил реального человека по имени Стэнли Уайс, оказавшегося очень похожим на Супермена и его альтер-эго журналиста Кларка Кента.
По данным издания, Шустер случайно встретил Уайса на улице в 1945 году и понял, что тот выглядит точно как придуманный им Супермен. К тому моменту художник уже семь лет иллюстрировал комиксы, написанные Джерри Сигелом. Шустер попросил 24-летнего Уайса попозировать ему и сделал несколько изображений, которые на протяжении почти 70 лет не выставлялись для широкой публики.
Встреча Уайса с Шустером произошла либо в Нью-Джерси, либо на курорте в горах Адирондак. На тот момент двойник Супермена работал бухгалтером, позднее он занялся семейным мебельным бизнесом.
На сайте музея отмечается, что в дискуссии, посвященной юбилею Супермена и его феномену, примут участие биограф, писатели, художник, издатели и поклонники приключений супергероя. В списке участников присутствует и сын Стэнли Уайса Давид. Как отмечает портал DNAinfo, речь также пойдет о возможном еврейском происхождении Супермена, создатели которого были евреями.
Первый номер комикса про Супермена вышел в июне 1939 года, однако сам герой впервые предстал на страницах издания Action Comics в 1938 году. В октябре 2011 года серия прервалась, но была перезапущена месяц спустя. За эти годы вышло более 900 номеров о Супермене. В октябре 2012 года стало известно, что в жизни супергероя грядут перемены: Кларк Кент, трудившийся в газете The Daily Planet с 1940-х годов, объявил об увольнении.

"Архнадзор" заявил о новогоднем сносе зданий Осипа Бове

Фото: "Архнадзор"

03.01.2013
Городские власти снесли утром 1 января два исторических здания в центре Москвы. Речь идет о корпусах Ново-Екатерининской больницы на Страстном бульваре. Об этом 3 января сообщается на сайте "Архнадзора".
Снесенные здания были построены по проекту Осипа Бове в первой трети XIX века. В постройках находилась покойницкая и прачечная больницы. На их месте столичные власти хотят построить новое здание для Мосгордумы.
Как утверждает "Архнадзор", постройки снесли незаконно. Решение о сносе приняла 26 декабря 2012 года комиссия при правительстве Москвы, однако от нее скрыли результаты историко-архитектурных исследований. Также членам комиссии не показали проект, при котором сохранится весь комплекс больницы.
Градозащитники отметили, что правительство Сергея Собянина этим поступком дискредитировало собственную политику сохранения исторической Москвы, которую они провозгласили в 2011 году. В своем заявлении "Архнадзор" потребовал вынести на общественное обсуждение проект переноса Мосгордумы в Ново-Екатерининскую больницу.
Переехать на Страстной бульвар столичный парламент должен к 2014 году. Изначально в здании больницы хотели сделать дворец бракосочетания, однако от этих планов отказались, так как на бульваре нет места для свадебных кортежей.

В Китае открылся грандиозный парк ледяных фигур

В Китае открылся грандиозный парк ледяных фигур
02.01.2012
В китайском городе Харбин открылся всемирно знаменитый фестиваль льда и снега. Мероприятие состоится уже в 29 раз, и хотя официальное открытие пройдет только 5 января, на фантастические ледяные фигуры можно взглянуть уже сейчас.
Для создания масштабного развлекательного комплекса площадью 600 тысяч квадратных метров было использовано 180 тысяч кубометров льда и 150 тысяч кубометров снега. Во время фестиваля пройдут конкурсы ледовых и снеговых скульптур, спектакли, концерты, выставки и карнавальные шествия.

Снят первый телесериал на языке майя

Снят первый телесериал на языке майя
03.01.2013
В январе 2013 года в Мексике на экраны выходит первый сериал на языке майя. Об этом сообщают производители этого телепродукта.
Сериал получил название «Бактун-13» и рассказывает о судьбе одного из представителей племени майя, который в поисках лучшей жизни эмигрирует в Нью-Йорк. Он учится говорить по-английски, а потом вынужден возвратиться на родину, чтобы ухаживать за своим умирающим отцом. Однако он не успевает, из-за чего сородичи обвинили его в предательстве.
«Эта история заставляет по-новому осмыслить мир племени майя, чтобы возвратиться в это общество для спасения его материального наследства и культуры», - говорит Бруно Каркамо, создатель сериала. По замыслу сценариста, майя осваивает соцсети и начинает писать там на родном языке.
Сериал будут сопровождать испанские субтитры. Практически все действующие лица будут говорить на языке племени майя. Создатели считают, что это важно для сохранения и популяризации культурных особенностей этого древнего народа.

http://www.kulturologia.ru/

В Австралии в рамках фестиваля искусств спустили на воду гигантского желтого утенка



"Мы все живем на одной планете, мы - одна семья, а мировые воды - это большая ванна, которая соединяет нас", - попытался донести идею своего проекта художник Флорентин Хофман
Резинового утенка, габариты которого - примерно, 15x15x18 - шили в Новой Зеландии. Потребовались три пары рук, шесть километров материала и три недели времени. Полутонная уточка на воде держится просто: со спины ее поддерживает баржа, а направляет гиганта
Ежегодный трехнедельный сиднейский фестиваль искусств стартует только седьмого января, однако один из самых диковинных его "участников" - огромная резиновая утка - уже начал репетиции в водах залива Порт-Джексон, сообщает The Australian.
Необычным экспонатом австралийцы обязаны голландскому художнику Флорентину Хофману, известному гигантоману - он копирует в увеличенном масштабе предметы повседневного быта.
Резинового утенка, габариты которого - примерно, 15x15x18 - шили в Новой Зеландии.
Потребовались три пары рук, шесть километров материала и три недели времени. Полутонная уточка на воде держится просто: со спины ее поддерживает баржа, а направляет гиганта буксир.
"Мы все живем на одной планете, мы - одна семья, а мировые воды – это большая ванна, которая соединяет нас", - попытался донести идею своего проекта художник в интервью BBC.

Отметим, что Сидней - не первый город, в водах которого плещется гигантский желтый утенок. В середине декабря резиновая игрушка точь-в-точь таких же габаритов была спущена на воду в английской Темзе.
Тогда идея принадлежала развлекательному интернет-сайту, который таким образом решил разрекламироват себя и заодно подарить лондонцам несколько счастливых мгновений. Авторы идеи поясняли, что хотят сделать британцев более счастливыми, доведя частоту появления улыбки у оных с нынешних 7,2 до 15 раз в день. Появление в центре Лондона гигантского желтого утенка, неуклюже переваливавшегося с бока на бок, тогда явно способствовало достижению этой цели.

http://newsru.com/

Первый памятник Диккенсу появится в Британии в июне 2013 года

03.01.2013
Первый в Великобритании памятник знаменитому писателю Чарльзу Диккенсу появится в июне этого года на главной площади его родного города Портсмут, сообщает Би-би-си.

 Диккенс, чье 200-летие широко отмечалось в Британии в ушедшем году, в своем завещании просил не возводить ему памятников после смерти. Тем не менее они появились в США, Австралии и даже России, а вот на своей исторической родине писатель по странному стечению обстоятельств до сих пор не удостоился памятника.

Однако теперь общественная организация Dickens Fellowship сможет осуществить проект установки скульптурной композиции работы Мартина Дженнингса, после того, как неизвестный меценат внес недостающие 25 тысяч фунтов стерлингов в фонд финансирования памятника (его общая стоимость оценивается в 118 тысяч фунтов), передает РИА Новости.
 
Статуя сидящего за чтением писателя будет открыта 9 июня этого года, в день 133-летия со дня кончины Диккенса, на ратушной площади Портсмута — писатель родился и провел первые три года своей жизни в этом приморском городе. В доме, где он появился на свет, уже более ста лет действует музей прославившегося на весь мир автора художественных произведений, журналиста и редактора. Памятник Диккенсу будет стоять неподалеку от монумента королеве Виктории, для которой он, как считается, в свое время писал пьесы.

В Москве заработали бесплатные музеи, выставки и экскурсии по театральному закулисью (СПИСОК)

Свободное посещение распространяется на 91 культурное учреждение (64 музея и 27 выставочных зала), которые раскроют двери на все дни новогодних каникул - вплоть до 8 января
В Москве со среды по уже сложившейся традиции начинают работать бесплатные музеи и выставочные залы. Свободное посещение распространяется на 91 культурное учреждение (64 музея и 27 выставочных залов), которые раскроют двери на все дни новогодних каникул - вплоть до 8 января. Помимо этого, столичные театры проведут бесплатные экскурсии, в ходе которых зрителям покажут закулисье.
Театры предоставят возможность всем желающим заглянуть в обычно недоступные для зрителей части: декорационные и бутафорские цеха, костюмерные, гримерные и другиеЭкскурсии в столичных театрах будут проходить в течение каникул до 13 января 2013 года Вход в музеи Москвы в праздничные дни Нового года и Рождества будет бесплатным, подтвердила руководитель Московской дирекции по подготовке и проведению массовых мероприятий Екатерина Хаваева. Она уточнила, что со 2 по 8 января бесплатно посетить музеи может "любой желающий". С полным списком музеев, участвующих в акции, можно ознакомиться на сайте Департамента культуры. Стоит отметить, что год назад отмена платы в музеи вызвала у горожан немалый ажиотаж.
В музее русской усадебной культуры "Влахернское-Кузьминки" пройдет выставка "Новый год в Москве", которая посвящена традициям празднования Нового года и Рождества в XIX - ХХ веках. По данным ИТАР-ТАСС, на экспозиции можно будет увидеть быт москвичей, старые новогодние игрушки и подарки, погрузиться в атмосферу настоящего семейного праздника.
Дарвиновский музей приготовил выставку "Встречая год змеи", которая посвящена символу 2013 года. Здесь можно познакомиться с историей возникновения восточного календаря и прочитать удивительные легенды о его символике, а также узнать, почему именно двенадцать животных являются символами годов во всех восточных календарях и по какому принципу были выбраны именно они.
Сотрудники музея-заповедника "Коломенское" приготовили программу "Русская зима". Гостей ждет прогулка по парадным залам и личным покоям царя Алексея Михайловича, веселое катание на открытых санях, запряженных лошадьми, и русские народные игры на морозе.
В Московском мультимедиа Арт-Музее (Дом фотографии) в период каникул пройдет сразу несколько выставок: "Чарли Чаплин", "Вера. Надежда. Маньчжурия", Paradise Network, "Волшебство анимации".
В Манеже также можно будет увидеть сразу несколько экспозиций. В частности, выставка "Издатель Воллар и его художники" посвящена деятельности крупнейшего арт-куратора ХХ века Амбруаза Воллара. Московский музей дизайна на своей постоянной экспозиционной площадке в Манеже представляет выставку, посвященную советскому дизайну 50-80 годов.
Экспозиция "Венера Советская" в выставочном зале "Рабочий и колхозница" проходит в рамках программы "Русский музей на площадках МВО "Манеж" и содержит более 120 произведений живописи, графики и скульптуры, а также плакаты и фотографии. Наконец, арт-проект "Советский неореализм", подготовленный Санкт-Петербургской академией художеств, представляет искусство конца 1950-х - начала 1970-х годов.
Музей-заповедник "Царицыно" ждет всех любителей современного искусства на выставку "Тень Времени. Инсталляции, живопись, скульптура, объекты, видео". Экспонаты - работы российских художников разных поколений (классиков современного искусства, молодых звезд и начинающих талантливых авторов) - соединены перекличкой смыслов и образов, связанных с осмыслением философской категории времени.
Московские театры покажут зрителям закулисье
Помимо музеев, в дни новогодних каникул подарок москвичам откроют двери и столичные театры. Они предоставят возможность всем желающим заглянуть в обычно недоступные для зрителей места: декорационные и бутафорские цеха, костюмерные, гримерные и другие.
Участие в акции уже подтвердили Музыкальный театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, театр "Новая Опера", театр имени Моссовета, театр имени Пушкина, Et Cetera, театр на Таганке, Московский театр кукол и другие, а также культурный центр ЗИЛ.
Посетители театра на Таганке, например, смогут увидеть стол, за которым гримировался актер и бард Владимир Высоцкий, кабинет создателя и художественного руководителя театра Юрия Любимова, у которого стены усыпаны автографами известных зрителей, в их числе и президент РФ Владимир Путин.
Театр "Табакерка" предложит прогуляться по окрестностям театра и узнать о некоторых достопримечательностях Огородной слободы. Во многих театрах будут организованы специальные выставки, посвященные истории театра, будут демонстрироваться документальные фильмы.
Экскурсии в столичных театрах будут проходить в течение каникул - до 13 января 2013 года. Кроме того, со 2-го января начинают бесплатно работать более 60 музеев и около 30 выставочных залов. С полным списком музеев, участвующих в акции, можно ознакомиться на сайте Департамента культуры столицы.
Бесплатную программу представят и столичные кинотеатры. В "Художественном", "Факеле", "Звезде", "Неве" и ряде других кинотеатров зрителям покажут такие российские фильмы, как "Пыль", "Шапито-шоу", "Коктебель", "Духless", а также классику советского кино. 

http://newsru.com/

Снежок. Николай Некрасов

Снежок порхает, кружится,
На улице бело.
И превратились лужицы
В холодное стекло.
Где летом пели зяблики,
Сегодня - посмотри! -
Как розовые яблоки,
На ветках снегири.
Снежок изрезан лыжами,
Как мел, скрипуч и сух,
И ловит кошка рыжая
Веселых белых мух.

Зима. Сергей Есенин

Вот уж осень улетела,
И примчалася зима.
Как на крыльях, прилетела
Невидимо вдруг она.
Вот морозы затрещали
И сковали все пруды.
И мальчишки закричали
Ей спасибо за труды.
Вот появилися узоры
На стеклах дивной красоты.
Все устремили свои взоры,
Глядя на это. С высоты
Снег падает, мелькает, вьется,
Ложится велой пеленой.
Вот солнце в облаках мигает,
И иней на снегу сверкает.

Ветхая избушка. Александр Блок

Ветхая избушка
Вся в снегу стоит.
Бабушка-старушка
Из окна глядит.
Внукам-шалунишкам
По колено снег.
Весел ребятишкам
Быстрых санок бег...
Бегают, смеются,
Лепят снежный дом,
Звонко раздаются
Голоса кругом...
В снежном доме будет
Резвая игра...
Пальчики застудят, -
По домам пора!
Завтра выпьют чаю,
Глянут из окна -
Ан уж дом растаял,
На дворе - весна!

Зимняя ночь. Борис Пастернак

Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.
Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.
И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.
И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.
Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Зимняя дорога А.С. Пушкин

Сквозь волнистые туманы
Пробирается луна,
На печальные поляны
Льет печально свет она.
По дороге зимней, скучной
Тройка борзая бежит,
Колокольчик однозвучный
Утомительно гремит.
Что-то слышится родное
В долгих песнях ямщика:
То разгулье удалое,
То сердечная тоска......
Ни огня, ни черной хаты,
Глушь и снег.... На встречу мне
Только версты полосаты
Попадаются одне...
Скучно, грустно..... завтра, Нина,
Завтра к милой возвратясь,
Я забудусь у камина,
Загляжусь не наглядясь.
Звучно стрелка часовая
Мерный круг свой совершит,
И, докучных удаляя,
Полночь нас не разлучит.
Грустно, Нина: путь мой скучен,
Дремля смолкнул мой ямщик,
Колокольчик однозвучен,
Отуманен лунный лик.

Зимняя ночь. Борис Пастернак


Не поправить дня усильями светилен,
Не поднять теням крещенских покрывал.
На земле зима, и дым огней бессилен
Распрямить дома, полегшие вповал.
Булки фонарей и пышки крыш, и черным
По белу в снегу - косяк особняка:
Это - барский дом, и я в нем гувернером.
Я один - я спать услал ученика.
Никого не ждут. Но - наглухо портьеру.
Тротуар в буграх, крыльцо заметено.
Память, не ершись! Срастись со мной! Уверуй!
И уверь меня, что я с тобой - одно.
Снова ты о ней? Но я не тем взволнован.
Кто открыл ей сроки, кто навел на след?
Тот удар - исток всего. До остального,
Милостью ее, теперь мне дела нет.
Тротуар в буграх. Меж снеговых развалин
Вмерзшие бутылки голых черных льдин.
Булки фонарей. и на трубе, как филин,
Потонувший в перьях, нелюдимый дым.

Идет волшебница-зима... Александр Пушкин

Идет волшебница-зима,
Пришла, рассыпалась клоками
Повисла на суках дубов,
Легла волнистыми коврами
Среди полей вокруг холмов.
Брега с недвижною рекою
Сравняла пухлой пеленою;
Блеснул мороз, и рады мы
Проказам матушки-зимы.

Сергей Есенин. Пороша

Еду. Тихо. Слышны звоны.
Под копытом на снегу,
Только серые вороны
Расшумелись на лугу.
Заколдован невидимкой,
Дремлет лес под сказку сна,
Словно белою косынкой
Подвязалася сосна.
Понагнулась, как старушка,
Оперлася на клюку,
А над самою макушкой
Долбит дятел на суку.
Скачет конь, простору много,
Валит снег и стелет шаль.
Бесконечная дорога
Убегает лентой вдаль.

Зимний вечер А. С. Пушкин


Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя;
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя,
То по кровле обветшалой
Вдруг соломой зашумит,
То, как путник запоздалый,
К нам в окошко застучит.
Наша ветхая лачужка
И печальна и темна.
Что же ты, моя старушка,
Приумолкла у окна?
Или бури завываньем
Ты, мой друг, утомлена,
Или дремлешь под жужжаньем
Своего веретена?
Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.
Спой мне песню, как синица
Тихо за морем жила;
Спой мне песню, как девица
За водой поутру шла.
Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя;
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя.
Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.

Сочельник в лесу (Блок, Александр)

Ризу накрест обвязав,
    Свечку к палке привязав,
    Реет ангел невелик,
    Реет лесом, светлолик.
    В снежно-белой тишине
    От сосны порхнет к сосне,
    Тронет свечкою сучок -
    Треснет, вспыхнет огонек,
    Округлится, задрожит,
    Как по нитке, побежит
    Там и сям, и тут, и здесь...
    Зимний лес сияет весь!
   
    Так легко, как снежный пух,
    Рождества крылатый дух
    Озаряет небеса,
    Сводит праздник на леса,
    Чтоб от неба и земли
    Светы встретиться могли,
    Чтоб меж небом и землей
    Загорелся луч иной,
    Чтоб от света малых свеч
    Длинный луч, как острый меч,
    Сердце светом пронизал,
    Путь неложный указал.
    

Был вечер поздний и багровый... (Блок, Александр)

  Был вечер поздний и багровый,
    Звезда-предвестница взошла.
    Над бездной плакал голос новый -
    Младенца Дева родила.
    На голос тонкий и протяжный,
    Как долгий визг веретена,
    Пошли в смятеньи старец важный,
    И царь, и отрок, и жена.
    И было знаменье и чудо:
    В невозмутимой тишине
    Среди толпы возник Иуда
    В холодной маске, на коне.
    Владыки, полные заботы,
    Послали весть во все концы,
    И на губах Искариота
    Улыбку видели гонцы.

Рождественская звезда (Пастернак, Борис)

  Стояла зима.
    Дул ветер из степи.
    И холодно было Младенцу в вертепе
    На склоне холма.
    Его согревало дыханье вола.
    Домашние звери
    Стояли в пещере,
    Над яслями теплая дымка плыла.
    Доху отряхнув от постельной трухи
    И зернышек проса,
    Смотрели с утеса
    Спросонья в полночную даль пастухи.
    Вдали было поле в снегу и погост,
    Ограды, надгробья,
    Оглобля в сугробе,
    И небо над кладбищем, полное звезд.
    А рядом, неведомая перед тем,
    Застенчивей плошки
    В оконце сторожки
    Мерцала звезда по пути в Вифлеем.
    Она пламенела, как стог, в стороне
    От неба и Бога,
    Как отблеск поджога,
    Как хутор в огне и пожар на гумне.
    Она возвышалась горящей скирдой
    Соломы и сена
    Средь целой вселенной,
    Встревоженной этою новой звездой.
    Растущее зарево рдело над ней
    И значило что-то,
    И три звездочета
    Спешили на зов небывалых огней.
    За ними везли на верблюдах дары.
    И ослики в сбруе, один малорослей
    Другого, шажками спускались с горы.
    И странным виденьем грядущей поры
    Вставало вдали все пришедшее после.
    Все мысли веков, все мечты, все миры,
    Все будущее галерей и музеев,
    Все шалости фей, все дела чародеев,
    Все елки на свете, все сны детворы.
    Весь трепет затепленных свечек, все цепи,
    Все великолепье цветной мишуры...
    ... Все злей и свирепей дул ветер из степи...
    ... Все яблоки, все золотые шары.
    Часть пруда скрывали верхушки ольхи,
    Но часть было видно отлично отсюда
    Сквозь гнезда грачей и деревьев верхи.
    Как шли вдоль запруды ослы и верблюды,
    Могли хорошо разглядеть пастухи.
    - Пойдемте со всеми, поклонимся чуду, -
    Сказали они, запахнув кожухи.
    От шарканья по снегу сделалось жарко.
    По яркой поляне листами слюды
    Вели за хибарку босые следы.
    На эти следы, как на пламя огарка,
    Ворчали овчарки при свете звезды.
    Морозная ночь походила на сказку,
    И кто-то с навьюженной снежной гряды
    Все время незримо входил в их ряды.
    Собаки брели, озираясь с опаской,
    И жались к подпаску, и ждали беды.
    По той же дороге чрез эту же местность
    Шло несколько ангелов в гуще толпы.
    Незримыми делала их бестелесность,
    Но шаг оставлял отпечаток стопы.
    У камня толпилась орава народу.
    Светало. Означились кедров стволы.
    - А кто вы такие? - спросила Мария.
    - Мы племя пастушье и неба послы,
    Пришли вознести Вам Обоим хвалы.
    - Всем вместе нельзя. Подождите у входа.
    Средь серой, как пепел, предутренней мглы
    Топтались погонщики и овцеводы,
    Ругались со всадниками пешеходы,
    У выдолбленной водопойной колоды
    Ревели верблюды, лягались ослы.
    Светало. Рассвет, как пылинки золы,
    Последние звезды сметал с небосвода.
    И только волхвов из несметного сброда
    Впустила Мария в отверстье скалы.
    Он спал, весь сияющий, в яслях из дуба,
    Как месяца луч в углубленье дупла.
    Ему заменяли овчинную шубу
    Ослиные губы и ноздри вола.
    Стояли в тени, словно в сумраке хлева,
    Шептались, едва подбирая слова.
    Вдруг кто-то в потемках, немного налево
    От яслей рукой отодвинул волхва,
    И тот оглянулся: с порога на Деву,
    Как гостья, смотрела звезда Рождества.
   

Чарльз Джон Гаффам Диккенс (1812—1870)

Английский романист, которого, как правило, относят к величайшим писателем викторианской эпохи. Для произведений Диккенса свойственна критика несправедливости, лицемерия и пороков общества. Сам он также испытал их, подвергаясь угнетениям в отрочестве, когда был вынужден с ранних лет бросить школу и начать работать на заводе. Диккенсовские хорошие, плохие и комичные персонажи, такие как жестокий скряга Скрудж, начинающий писатель Дэвид Копперфилд, или доверчивый и простодушный мистер Пиквик, очаровывали поколения читателей.
“Дети, кто бы их ни воспитывал, ничто не ощущают так болезненно, как несправедливость”. (“Большие надежды”, 1860-61, пер. М. Лорие.)

Дом, где родился писатель.
фото с сайта victorianweb.org

Чарльз Диккенс родился в Лендпорте, графство Хэмпшир, в век новой индустриальной эпохи, которая породила теории Карла Маркса. 


Чарльз Диккенс родился 7 ноября 1812 года, в Портсмуте. Происходивший из многодетной семьи, Диккенс рано узнал нищету и в полной мере изведал бедствия, уготованные социально отверженным. Достоверность картин жизни людей этого круга, нескрываемое сострадание героям, на которых обрушивается немилость судьбы, более всего поражали современников в его романах, подчас носящих автобиографический характер.
Долговая тюрьма, в которой провел остаток лет отец Диккенса, разорившийся почтовый чиновник, стала местом действия в «Крошке Доррит» (1857). По собственным детским воспоминаниям описана фабрика ваксы, где мойщиком бутылок служит Дэвид Копперфильд («Жизнь Дэвида Копперфильда, рассказанная им самим», 1850).
Отец Диккенса был клерком в отделе заработной платы военно-морского флота. Он хорошо зарабатывал, но часто возникали финансовые проблемы. В 1814 году Диккенс переехал в Лондон, а затем в Чатем, где он получил кое-какое образование. Школьный учитель Уильям Гилес уделял особое внимание Диккенсу, который делал большие успехи. В 1824 году, в двенадцатилетнем возрасте, Диккенса послали работать на несколько месяцев на завод ваксы, в Хангерфорд Маркет в Лондоне, в то время как его отец Джон был в Маршалсийской долговой тюрьме. «Мои отец и мать были полностью удовлетворены», — позже с горечью вспоминал Диккенс. «Они едва ли были бы более довольны, если бы я был двадцатилетним, кончил гимназию с отличием, и поступал в Кембридж». Впоследствии эти времена нашли свое отражение в романе «Маленькая Доррит» («Little Dorritt», 1855—57). Джон Диккенс выплатил свой долг в 40 фунтов стерлингов из денег, унаследованных им от своей матери; она умерла в возрасте 79 лет, когда он все еще был в заключении.

С 1824 по 1827 год Диккенс учился в Веллингтонской академии в Лондоне и, в 1827 году, в школе мистера Доусона. С 1827 по 1828 он был клерком юридической фирмы, а затем репортером-стенографистом в «Доктор Коммонс» (Doctor's Commons). После обучения стенографии, он мог записывать речи слово в слово. К восемнадцати годам Диккенс получает читательский билет в Британском музее, где он читал с усердием и усидчивостью работы Шекспира, «Историю Англии» Голдсмита, «Краткую хронику Римского сената» Бергера. Он писал для «Тру сан» (The True Sun, 1830—32), «Парламент миррор» («The Mirror of Parliament», 1832—34) и «Морнинг кроникл» (The Morning Chronicle) в период с 1834 по 1836 годы. Вскоре Диккенс приобрел репутацию «самого быстрого и аккуратного человека в Галерее», и он мог отпраздновать свое процветание «новой шляпой и очень красивым голубым плащом с бархатными отворотами», — так описал его несколько франтоватый вид один знакомый. В 1830 году Диккенс сотрудничает с «Мансли мэгэзин» (The Monthly Magazine) и «Ивнинг кроникл» (The Evening Chronicle), а также работал редактором в «Альманахе Бентли» («Bentley's Miscellany»).

Эти годы оставили у Диккенса прочную привязанность к журналистике и недоверие к несправедливым законам. Его карьера как писателя художественной литературы началась в 1833 году, когда его короткие рассказы и эссе появились в печати. «Обед на Поплар-Уок» был первым напечатанным очерком Диккенса. Он появился в декабрьском номере «Мансли мэгэзин». Это заставило его так гордиться, что он позже рассказывал: "Я спустился в Вестминстер Холл и ходил там по кругу часа полтора, потому что взгляд мой был настолько затуманен счастьем и гордостью, что он не могли вытерпеть вида улицы и не годились, чтобы и его там видели таким." Очерки Боза (Sketches by Boz), иллюстрированные Джорджем Круикшанком (George Cruikshank), были изданы в виде книги в 1836—37 годах. «Посмертные записки Пиквикского клуба» (The Posthumous Papers of the Pickwick Club) публиковались частями ежемесячно с апреля 1836 по ноябрь 1837.

Отношения Диккенса с Марией Биднелл, дочерью банкира, за которой он ухаживал в течение четырех лет, завершились в 1833 году. Три года спустя Диккенс женился на Кэтрин Хогарт, дочери своего друга Джорджа Хогарта, который стал редактором заново созданной «Ивнинг кроникл» (The Evening Chronicle). У него с Кэтрин было 10 детей. Они расстались в 1858 году. Пытаясь излечить Кэтрин от головных болей и бессонницы, Диккенс регулярно подвергал жену воздействию гипноза. Некоторые биографии предполагают, что Диккенс был больше увлечен сестрой Кэтрин, Мэри, которая переехала в их дом и умерла в 1837, в возрасте 17 лет, на руках у Диккенса. Со временем она стала прообразом Доры Копперфильд. Диккенс выражал желание быть похороненным рядом с ней и всю жизнь носил кольцо Мери. Другая из сестер Кэтрин, Джорджиана, переехала к Диккенсам и писатель влюбился в нее. У Диккенса также была давняя связь с актрисой Эллен Тернан, которую он встретил в конце 1850-х.

Слух Диккенса, чуткий к разговорной речи, помогал ему создавать красочных персонажей посредством их собственного языка. В своих ежедневных писательских трудах Диккенс следовал четким правилам: «Он вставал в один определенный час, укладывался в другой, и, хотя он не был педантом, но этот порядок менялся редко. Он писал между завтраком и ланчем, и когда предстояло потрудиться над каким-либо произведением, ни один соблазн не мог быть настолько силен, чтобы заставить его пренебречь работой. Он соблюдал порядок и систематичность в течение всего дня. Его разум был чрезвычайно методичен, и во время его длительных прогулок, его отдыха, его работы, он руководствовался своими собственными правилами – правилами, хорошо выученными заранее, — и редко нарушал их». (неизвестный друг писателя из книги «Чарльз Диккенс, иллюстрированная антология»).


Диккенс с дочерьми
Фото с сайта victorianweb.org



Диккенс и персонажи его книг
Иллюстрации художников — современников писателя.
C сайта victorianweb.org

«Записки Пиквинского клуба» — это истории о компании довольно необычных личностей и их путешествиях в Ипсвич, Рочестер, Бат, и в другие места. «Истории» продавались по шиллингу за выпуск в 1836 и 1837 годах и открыли рынок для таких же недорогих книг. Многие из последующих романов Диккенса впервые издавались ежемесячно по частям, в том числе «Оливер Твист» (1837—39гг.). Эта книга повествует о низах лондонского общества и о тяжелых временах сироты Оливера Твиста, чьи права на наследство держатся в секрете подлым мистером Монксом. Оливер страдает на ферме для бедняков и в работном доме. Он вызывет гнев начальства, попросив вторую миску каши. Из одиночного заключения он попадает в ученики к гробовщику, а затем становится участником шайки молодых воров, возглавляемой мистером Феджином. В конце концов Феджин повешен в Ньюгейте и мистер Барнлоу усыновляет Оливера. «Николас Никльби» (1838—39) представляет собой вольно изложенную историю о попытках Николаса найти свое счастье.

Мрачная экранизация Оливера Твиста, созданная Дэвидом Лином (Lean) в 1948 году, находится в числе лучших экранизаций романов Диккенса. Юные воришки Лина так же жестоки и профессиональны, как гангстеры Луиса Бунюэля в фильме «Забытые» (Los Olvidados, 1950). Алек Гиннесс сыграл старого носатого Феджина. Карикатура вызвала неприятие некоторых евреев в Англии, несмотря на то, что роман Диккенса был написан 110 лет назад. Сионисты в своих протестах утверждали, что этот персонаж был представлен таким же образом, что и евреи, поносимые в нацистской газете «Штурмовик». Американские критики критиковали ленту за антисемитизм и вырезали 12 минут фильма прежде чем он прошел в кинотеатрах. Картина Лина «Большие надежды» (1946 г.), по мотивам диккенского романа, имела большой успех в США. «Дедушке он бы понравился», — сказала о о фильме внучка писателя Моника Диккенс, о фильме. Благодаря своим работам Лин считался крупным специалистом по творчеству Диккенса.

«Рождественская песнь» (A Christmas Carol, 1843 г.) – одна любимейших работ Диккенса, она была экранизирована множество раз. Ее персонаж Эбенезер Скрудж «умел выжимать соки, вытягивать жилы, вколачивать в гроб, загребать, захватывать, заграбастывать, вымогать...» (перевод Т. Озерской). Этот скряга привлек внимание таких актеров как Сеймур Хикс, Альберт Финни, Майкл Кейн, Джордж К. Скотт и Аластер Сим.

Исторические сюжеты не особенно интересовали Диккенса. «Барнеби Рудж» (Barnaby Rudge, 1841 г.), действие в котором происходит во времена антипапистских бунтов в 1780 году, и «Повесть о двух городах» (A Tale Of Two Cities, 1859) являются исключениями. Последняя повествует о годах Великой французской революции. Сюжет разворачивается вокруг похожих друг на друга Чарльзе Дарнее, племянник маркиза и Сиднея Картона, адвоката, они оба любят одну и туже женщину Люси

Среди последующих работ Диккенса был «Дэвид Копперфилд» (1849—50), где он он использовал свой собственный работы на заводе. Овдовевшая мать Дэвида выходит замуж за деспотичного мистера Мэдстона. Дэвид заводит дружбу с мистером Микобером и его семьей. «Я вошел в контору и увидел плотного мужчину средних лет в коричневом сюртуке, в черных штанах в обтяжку и в черных башмаках; на его огромной лоснящейся голове было не больше волос, чем на яйце; лицо его, которое он обратил ко мне, было весьма широкое. Костюм на нем был поношенный, но воротничок сорочки имел внушительный вид» (Пер. А. В. Кривцовой и Е. Ланна). Дора, первая жена Дэвида, умирает, и он женится на Агнес. Он начинает карьеру журналиста, а позже и писателя.

"Холодный дом" (Bleak House, 1853) принадлежит к величайшим произведениям Диккенса и проникнут социальной критикой. Роман построен вокруг судебного процесса, обычного судебного дела Джарндисов, которое влияет на всех, кто сталкивается с ним. Большая часть истории рассказывается от первого лица, молодой девушки Эстер Саммерсон, незаконнорожденной дочери гордой леди Дэдлок и капитана Ходона. Утверждается, что прототипом персонажа Гарольда Скимпола, безответственного и развратного лентяя, был поэт и журналист Ли Хант.

Роман «Большие надежды» (1860-61) начинался с серии публикаций в периодическом издании Диккенса «Круглый год» (All the Year Round) с 1 декабря 1860. История Пипа (Филипа Пиррипа) была среди самых любимых у Толстого и Достоевского. Г.К. Честертон писал что в нем есть «особенная безмятежная ирония и даже печаль», которая, по словам Честертона, отличает его от других произведений Диккенса.

«Мы жили в болотистом крае близ большой реки, в двадцати милях от ее впадения в море. Вероятно, свое первое сознательное впечатление от окружающего меня широкого мира я получил в один памятный зимний день, уже под вечер. Именно тогда мне впервые стало ясно, что это унылое место, обнесенное оградой и густо заросшее крапивой, кладбище; что Филип Пиррип, житель сего прихода, а также Джорджиана, супруга вышереченного, умерли и похоронены; что малолетние сыновья их, младенцы Александер, Бартоломью, Абраам, Тобиас и Роджер, тоже умерли и похоронены; что плоская темная даль за оградой, вся изрезанная дамбами, плотинами и шлюзами, среди которых кое-где пасется скот, - это болота; что замыкающая их свинцовая полоска - река; далекое логово, где родится свирепый ветер, - море; а маленькое дрожащее существо, что затерялось среди всего этого и плачет от страха, - Пип» (Пер. М. Лорие)

Пип – сирота, и живет вместе со своей старшей сестрой и ее мужем. Он встречает беглого каторжника по имени Абель Мэгвич и помогает ему против своей воли. Мэгвича ловят, и о Пипе начинает заботиться мисс Хэвишем. Он влюбляется в бессердечную Эстеллу, воспитанницу мисс Хэвишем. С помощью неизвестного благодетеля Пип получает достойное образование и становится снобом. Покровителем оказывается Мэгвич; он умирает и «большие надежды» Пипа разрушены. Он работает клерком в торговой фирме, и женится на Эстелле, дочери Мэгвича.

Писатель деятельно участвовал во всех формах общественной жизни того времени, при этом «постоянно выплескивая свет и движение», по словам своего друга и впоследствии биографа Джона Форстера. В 40-х годах Диккенс начал «Плащ мастера Хамфри» и редактировал лондонскую «Дейли Ньюз». Много времени уходило на путешествия и на протесты против пороков тогдашнего общества, которые он выражал посредством памфлетов и других произведений. В 50-е годы Диккенс был главным редактором «Хаузхолд Уорлд», а впоследствии и его преемника «Круглый год» (1859-1870). Хотя Диккенса больше всего известен как романист, ему принадлежат сотни очерков, он также правил и перерабатывал сотни произведений, присылаемых в различные периодические издания, где он был редактором. Он заявил о себе как об эссеисте в 1834 году под псевдонимом Боз (Boz). «Визит в Ньюгейт» (1836 г.) отражает его воспоминания о посещении собственной семьи в тюрьме Маршалеа. «Звездочка востока» описывает условия труда на мельницах, «Мистер Барлоу» (1869 г.) рисует портрет бесчувственного учителя.

В 1844-45 годах Диккенс жил в Италии, Швейцарии и Париже, а с 1860 года одним из мест его проживания был Гадсхилл Плейс, близ Рочестера, графство Кент, где он жил с двумя дочерьми и свояченицей. У него также были и другие дома – Гадс Хилл и Виндзор Лодж, Пэкхэм, которые он арендовал для Эллен Тернан. Его жена Кэтрин жила в доме в Лондоне. В 1858-68 Диккенс ездил с лекциями по Великобритании и Соединенным Штатам. К концу своего последнего тура по Америке Диккенс едва успевал употреблять твердую пищу, питаясь шампанским и яйца взбитые с хересом. В притоне курильщиков опиума в Шадуэлле, Диккенс видел пожилого торговца этим зельем, известного как Опиумный Сэл, который потом стал персонажем его мистическим романа «Тайна Эдвина Друда». Диккенс достиг полного истощения в Престоне, в апреле 1869 года, после чего его врачи положили конец его публичным выступлениям. Диккенс внезапно умер в Гадсхилле от инсульта 8 июня 1870. Некоторые из его друзей впоследствии полагали думали, что его убили эти публичные чтения. Диккенс просил, чтобы его похоронили «недорого, скромно и сугубо частным образом».

ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ. Чарльз Диккенс. Рождественские повести

     Перевод Н. ГАЛЬ

    ГЛАВА I

Дар принят Все так говорили. Я далек от утверждения, будто то, что все говорят, непременно правда. Все нередко и ошибаются. Как показывает опыт человечества, эти самые все уже так часто ошибались и порой так не скоро удавалось понять всю глубину их ошибки, что этому авторитету больше не следует доверять. Все могут быть и правы. "Но это не закон", - как говорит призрак Джайлса Скроггинса в известной балладе. Грозное слово "призрак" будит во мне воспоминания... Все говорили, что этот человек похож на одержимого. И на сей раз все были правы. Именно так он и выглядел. Увидав его впалые щеки, его блестящие глаза, глубоко ушедшие в орбиты, всю его фигуру в черном, невыразимо мрачную, хотя ладную и стройную, его тронутые сединой волосы, падающие на лоб и виски подобно спутанным водорослям, - словно всю свою жизнь он был одинокой вехой, которую треплет и бьет бездонный людской океан, - кто не сказал бы, что это человек одержимый? Глядя на него - молчаливого, задумчивого, неизменно скрытного и замкнутого, всегда сумрачного и чуждого веселости, и притом столь рассеянного, словно он постоянно уходил мыслью в далекое прошлое или прислушивался к давно отзвучавшим голосам, - кто не сказал бы, что так вести себя может только человек одержимый? Услыхав его голос, медлительный, глубокий и печальный, чью природною силу и звучность он словно нарочно сдерживал и приглушал, кто не сказал бы, что это голос человека одержимого? Видя, как он сидит в своей уединенной комнате, то ли библиотеке, то ли лаборатории - ибо, как известно всему свету, он ученый химик и профессор, к чьим словам прислушиваются изо дня в день толпы учеников, - видя, как он одиноко сидит там зимним вечером в молчаливом окружении колб с химическими веществами, приборов и книг, а тень от прикрытой абажуром лампы, точно исполинский жук, прилепилась на стене, и лишь она одна недвижна среди всех зыбких теней, которые неверное пламя камина отбрасывает от причудливых предметов, наполняющих комнату (иные из этих призрачных силуэтов - отражения стеклянных сосудов с какой-либо жидкостью - трепещут порою в страхе, точно живые твари, знающие, что он властен разложить их на составные части, предать огню и обратить в пар); видя его в этот час, когда дневной труд окончен и он сидит, задумавшись, в кресле, перед багровым пламенем, пляшущим за ржавой каминной решеткой, и шевелит тонкими губами, с которых, однако, не слетает ни звука, точно с безмолвных уст мертвеца, - кто не сказал бы, что, должно быть, и этого человека и эту комнату посещают привидения? Кто, отдавшись во власть крылатого воображения, не поверил бы, что все вокруг этого человека отмечено печатью чего-то сверхъестественного и живет он среди призраков? Жилище его - в заброшенном крыле старинного колледжа - так угрюмо и так напоминает склеп; некогда то было величавое здание, высившееся на открытом месте, ныне оно кажется лишь обветшалой прихотью давно забытых зодчих; закопченное, потемневшее от времени и непогоды, оно стиснуто со всех сторон неудержимо растущим огромным городом, задушено камнем и кирпичом, словно старый колодец. Прямоугольные дворики колледжа лежат как бы на дне глубоких провалов - среди высоких стен и домов, что за долгие годы выросли по соседству и поднялись куда выше его приземистых труб; вековые деревья осквернены копотью всех окрестных печей, ибо в хмурые ненастные дни дым, не имея сил вытянуться кверху, удостаивает сползать даже в такие низины; жалкая травка чуть прозябает на этой пропитанной сыростью почве и тщетно силится разрастись хотя бы в подобие настоящих газонов; мощеные дорожки отвыкли от звонкого шума шагов и даже от чьих-либо взоров, - разве что из окна соседнего дома, словно из другого мира, случайно глянет кто-нибудь и с недоумением спросит себя, что это за глухой закоулок; солнечные часы прячутся в углу среди кирпичных стен, куда за сто лет не пробился ни единый солнечный луч; зато этот забытый солнцем уголок облюбовала зима - и снег залеживается тут еще долго после того, как повсюду он сойдет, и злой восточный ветер гудит здесь, точно огромный волчок, когда в других местах все давно уже тихо и спокойно. Внутри, в самом сердце своем - у камина - обиталище Ученого было такое старое и мрачное, такое ветхое и вместе прочное; так еще крепки источенные червями балки над головой, так плотно сбит потускневший паркет, ступенями спускающийся к широкому камину старого дуба; окруженное и сдавленное со всех сторон наступающим на него огромным городом, оно было, однако, так старомодно, словно принадлежало иному веку, иным нравам и обычаям; такая тишина тут царила и, однако, такое громовое эхо откликалось на далекий человеческий голос или на стук захлопнувшейся двери, что не только в соседних коридорах и пустых комнатах гудело оно, но перекатывалось, ворча и рыча, все дальше и дальше по дому, пока не замирало в духоте забытых подвалов, где столбы низких нормандских сводов * уже наполовину ушли в землю. Жаль, что вы не видели его, когда он сумерничает у себя глухою зимней порой! Когда воет и свистит пронизывающий ветер и солнце, едва видное сквозь туман, склоняется к закату. Когда стемнело ровно настолько, что все предметы кажутся огромными и неясными, но не совсем еще расплылись во тьме. Когда тем, кто сидит у огня, в рдеющих углях начинают мерещиться странные лица и чудовищные образы, горы и пропасти, засады и сражения. Когда на улицах гонимые ветром пешеходы почти бегут, низко наклоняя голову. Когда те, кому приходится повернуть навстречу ветру, в испуге останавливаются на углу, ибо колючий снег вдруг залепил им глаза, хоть до сих пор его и не видно было, - он падал так редко и уносился по ветру так быстро, что и следа не оставалось на окоченевшей от холода земле. Когда люди наглухо закрывают окна своих домов, сберегая тепло и уют. Когда газовые фонари вспыхивают и на оживленных и на тихих улицах, на которые быстро опускается темнота. Когда прозябший запоздалый пешеход, ускоряя шаг, начинает заглядывать в окна кухонь, где жарко топятся печи, и благоухание чужих обедов щекочет ему ноздри, дразня и без того разыгравшийся аппетит. Когда путники, продрогнув до костей, устало глядят вокруг, на угрюмые леса и рощи, которые шумят и трепещут под порывами ветра. Когда моряков в открытом море, повисших на обледенелых вантах, безжалостно швыряет во все стороны над ревущей пучиной. Когда на скалах и мысах горят огни одиноких недремлющих маяков и застигнутые тьмою морские птицы бьются грудью о стекло их огромных фонарей и падают мертвыми. Когда ребенок, читая при свете камина сказки "Тысячи и одной ночи", дрожит от страха, ибо ему вдруг привиделся злополучный Кассим-баба, разрубленный на куски и подвешенный в Пещере Разбойников; а еще страшнее ему оттого, что скоро его пошлют спать, и придется идти наверх по темной, холодной, нескончаемой лестнице, - и как бы не попалась ему там навстречу злая старушонка с клюкой, та самая, что выскакивала из ящика в спальне Торговца Абуды. Когда в конце деревенских улиц гаснет последний слабый отсвет дня и свод ветвей над головой черен и угрюм. Когда в лесах и парках стволы деревьев и высокий влажный папоротник, и пропитанный сыростью мох, и груды опавшей листвы тонут в непроглядной тьме. Когда над плотиной, и над болотом, и над рекой встает туман. Когда весело видеть огни в высоких окнах помещичьего дома и в подслеповатых окошках сельских домиков. Когда останавливается мельница, кузнец запирает кузницу, колесник - свою мастерскую, закрываются заставы, плуг и борона брошены в поле, пахарь с упряжкой возвращается домой и бой часов на колокольне звучней и слышнее, чем в полдень, и сегодня уже никто больше не отворит калитку кладбища. Когда из сумрака повсюду выходят тени, весь день томившиеся в неволе, и собираются толпою, точно призраки на смотр. Когда они грозно встают в каждом углу и, хмурясь, выглядывают из-за каждой приотворенной двери. Когда они - безраздельные хозяева чуланов и коридоров. Когда они пляшут по полу, и по стенам, и по потолку жилой комнаты, пока огонь в камине не разгорелся, и отступают, точно море в час отлива, едва пламя вспыхнет ярче. Когда игра теней странно искажает все привычные домашние предметы, и няня обращается в людоедку, деревянная лошадка в чудище, и малыш, которому и смешно и страшно, уже сам себя не узнает - и, даже щипцы у очага, кажется ему, больше не щипцы, а великан, он стоит, широко расставив ноги, упершись руками в бока, и, конечно, уже учуял, что тут пахнет человечиной, и готов перемолоть человечьи кости и испечь себе из них хлеб. Когда те же тени будят у людей постарше иные мысли и показывают им иные картины. Когда они подкрадываются из всех углов, принимая облик тех, кто отошел в прошлое, кто спит в могиле, кто сокрыт в глубокой, глубокой бездне, где вечно бодрствует все то, что могло бы быть, но чего никогда не было. В эти-то часы Ученый и сидит у камина, глядя в огонь. Пламя то вспыхивает, то почти гаснет, и то скроются, то вновь нахлынут тени. Но он не поднимает глаз; приходят ли тени, уходят ли, он все так же пристально глядит в огонь. Вот когда вам надо бы на него посмотреть. Вместе с тенями пробуждаются звуки и выползают из потаенных углов по зову сумерек, но от того лишь становится еще глубже сгустившаяся вокруг него тишина. Ветер чем-то гремит в трубе и то поет, то завывает по всему дому. Вековые деревья за стеною так качаются и гнутся, что одинокий ворчливый старик ворон, не в силах уснуть, снова и снова изъявляет свое недовольство негромким, дремотным, хриплым карканьем. То содрогнется в тиши под ударами ветра окно, то жалобно скрипнет на башенке ржавый флюгер и часы на ней возвестят, что еще четверть часа миновало, то с треском осыплются угли в камине. Так сидел он однажды вечером, и вдруг его раздумья нарушил стук в дверь. - Кто там? - откликнулся он. - Войдите! Нет, разумеется, никто не опирался на спинку его кресла; ничье лицо не склонялось над ним. И, конечно, никто не прошел здесь неслышной, скользящей походкой, когда он вдруг вскинул голову и заговорил. Но ведь в комнате нет ни одного зеркала, в котором могла бы на миг отразиться его собственная тень; а между тем Нечто темное прошло и скрылось! - Боюсь, сэр, - озабоченно проговорил, появляясь на пороге румяный человек средних лет; он ногою придержал дверь и протиснулся в комнату со своей ношей - деревянным подносом, затем понемногу, осторожно стал отпускать дверь, чтобы она не захлопнулась с шумом, - боюсь, что сегодня ужин сильно запоздал. Но миссис Уильям так часто сбивало с ног... - Ветром? Да, я слышал, как он разбушевался. - Ветром, сэр. Еще слава богу, что она вообще добралась до дому. Да, да. Это все ветер, мистер Редлоу. Ветер. Он поставил поднос на стол и теперь хлопотал, зажигая лампу и расстилая скатерть. Не докончив, кинулся поправлять огонь в камине, потом опять взялся за прежнее занятие. Зажженная лампа и вновь весело запылавший камин с такой быстротой преобразили комнату, что казалось, отрадная перемена вызвана одним лишь появлением этого бодрого, хлопотливого, румяного человека. - Видите ли, сэр, стихии всегда заставляют миссис Уильям терять равновесие. Она не в силах с ними совладать. - Да? - коротко, но добродушно отозвался Редлоу. - Да, сэр - Миссис Уильям может потерять равновесие по причине Земли; к примеру, в прошлое воскресенье, когда было так сыро и скользко, а ее пригласила на чай новая невестка, и она хоть и шла пешком, непременно хотела прийти в наиприличнейшем виде, не запачкав платья, потому что она ведь гордая. Миссис Уильям может потерять равновесие по причине Воздуха; так оно случилось раз на Пикхемской ярмарке, когда одна приятельница говорила ее покачаться на качелях, и на нее они сразу подействовали, как пароход. Миссис Уильям может потерять равновесие по причине Огня; так оно случилось, когда подняли тревогу, будто в доме ее матери пожар, она тогда пробежала две мили в ночном чепце. Миссис Уильям может потерять равновесие по причине Воды; так случилось в Бэттерси, когда ее племянник, Чарли Свиджер-младший, повез ее кататься под мостом, а ему от роду двенадцать лет и он совсем не умеет управляться с лодкой. "Но это все стихии. Вот если уберечь миссис Уильям от стихий, тогда-то сила ее духа и покажет себя. Он умолк, дожидаясь ответа, и в ответ снова послышалось "да", добродушное, но столь же краткое, как и в первый раз. - Да, сэр! О да! - сказал мистер Свиджер, все еще занятый приготовлениями к обеду и попутно перечислявший вслух все, что ставил на стол. - То-то оно и есть, сэр. Я и сам всегда это говорю, сэр. Нас, Свиджеров, многое множество!.. Перец... Да вот хотя бы мой отец, сэр, отставной страж и хранитель нашего колледжа, восьмидесяти семи лет от роду. Он доподлинный Свиджер!.. Ложка... - Это верно, Уильям, - последовал кроткий и рассеянный ответ, когда говоривший снова умолк на минуту. - Да, сэр, - продолжал мистер Свиджер. - Я всегда это самое и говорю, сэр. Он, можно сказать, ствол нашего древа!.. Хлеб... Далее перед вами его преемник, аз недостойный... Соль... и миссис Уильям, оба Свиджеры... Нож и вилка... Дальше идут мои братья и их семьи, все Свиджеры - мужья с женами, сыновья и дочери. Да еще двоюродные братья, дядья и тетки и всякая другая родня, ближняя и дальняя, и седьмая вода на киселе. Да еще свойственники, да сватья... Бокал... Так ведь если все Свиджеры возьмутся за руки, получится хоровод вокруг всей Англии! Не дождавшись на сей раз никакого ответа от своего погруженного в раздумье слушателя, мистер Уильям подошел поближе и, чтоб заставить его очнуться, будто ненароком стукнул по столу графином. Убедившись, что хитрость удалась, он тотчас продолжал, словно слеша выразить свое горячее согласие: - Да, сэр! Я и сам всегда это говорю, сэр. Мы с миссис Уильям часто так говорим. "На свете довольно Свиджеров, и незачем нам с тобой подбавлять еще", - говорим мы... Масло... По правде сказать, сэр, что до забот, так мой отец один стоит целого семейства... Соусники... и это только к лучшему, что у нас нет своих детей, хотя миссис Уильям еще и от этого такая тихая. Подавать уже дичь и пюре, сэр? Когда я уходил, миссис Уильям сказала, что через десять минут все будет готово. - Подавайте, - сказал Ученый, словно пробуждаясь от сна, и начал медленно прохаживаться по комнате. - Миссис Уильям опять принялась за свое, сэр, - сказал нынешний страж и хранитель колледжа, подогревая у огня тарелку и заслоняя ею лицо от жара. Редлоу остановился посреди комнаты, видимо заинтересованный. - Я и сам всегда это говорю, сэр. Она иначе не может! Есть в груди миссис Уильям материнские чувства, которые уж непременно найдут выход. - А что она такое сделала? - Да, видите ли, сэр, ведь она вроде как мать всем молодым джентльменам, которые съехались к нам со всех сторон в наше старинное заведение, чтоб послушать ваши лекции... прямо удивительно, до чего накаляется этот самый фаянс в такой мороз! - Он перевернул тарелку и подул на пальцы. - Ну, и что же? - промолвил Редлоу. - Это самое я и говорю, сэр, - подхватил мистер Уильям, оживленно кивая ему через плечо. - Вот именно, сэр! Наши студенты все до единого любят ее, как родную мать. Всякий день то один, то другой заглядывает в сторожку, и каждому не терпится что-нибудь рассказать миссис Уильям или о чем-нибудь ее попросить. Я слышал, между собою они называют ее просто "Свидж". Но я вам вот что скажу, сэр. Лучше пускай твою фамилию как угодно переиначат, но любя, чем называют тебя по всем правилам, а самого и в грош не ставят! Для чего человеку фамилия? Чтоб знали, кто он есть. А если миссис Уильям знают не просто по фамилии - я хочу сказать, знают по ее достоинствам и доброте душевной, - так бог с ней, с фамилией, хоть она по-настоящему и Свиджер. Пусть зовут ее Свидж, Видж, Бридж - господи боже! Да, да, хоть бридж, хоть покер, преферанс, пасьянс, я даже не против подкидного, если им так больше нравится! Заканчивая эту тираду, он подошел к столу и поставил, вернее уронил на него тарелку, перегретую до того, что она обожгла ему пальцы; и в эту самую минуту в комнату вошел предмет его восхвалений, с новым подносом в руках и с фонарем, а за нею следовал почтенного вида седовласый старец. Миссис Уильям, как и ее супруг, была с виду скромным и простодушным созданием, ее круглые румяные щеки были почти того же цвета, что и форменный жилет мистера Уильяма. Но светлые волосы мистера Уильяма стояли дыбом, устремляясь ввысь, и, казалось, вслед за ними и брови взлетели так высоко, потому и глаза раскрыты во всю ширь в постоянной готовности все видеть и всему изумляться; у миссис же Уильям волнистые темно-каштановые волосы были тщательно приглажены и скромнейшим, аккуратнейшим, образом убраны под чистенький, опрятный чепец. Даже темно-серые панталоны мистера Уильяма вздергивались у лодыжек, словно беспокойный характер заставлял их то и дело озираться по сторонам; у миссис же Уильям ровно ниспадающие до полу юбки в крупных цветах, белых с розовым, под стать ее румяному миловидному лицу, были столь аккуратны и безукоризненно отглажены, словно даже зимний ветер, бушующий за дверьми, не в силах был потревожить ни единой их складки. Отвороты фрака на груди мистера Уильяма и его воротник вечно имели такой вид, точно они вот-вот оторвутся и улетят, от ее же гладкого корсажа веяло безмятежным спокойствием, которое послужило бы ей защитою от самых черствых и грубых людей, нуждайся она в защите. Кто был бы столь жесток, чтобы наполнить сердце, бьющееся в этой груди скорбью, заставить его громко стучать от страха или трепетать от стыда! Кто не почувствовал бы, что этот мир и покой надо охранять, как невинный сон младенца! - Ты точна, как всегда, Милли, - сказал мистер Уильям и взял у нее из рук поднос. - Как же иначе! Вот и миссис Уильям, сэр! Он сегодня совсем тень тенью, - шепнул он жене, беря у нее поднос. - Уж такой сиротливый и несчастный, я его таким еще не видывал. Тихая и спокойная до того, что ее присутствие было почти незаметно, Милли бесшумно и неторопливо поставила на стол принесенные блюда; мистер Уильям, немало побегав и посуетившись, ухватил, наконец, один только соусник и держал его наготове. - А что это в руках у старика? - спросил Редлоу, садясь за свою одинокую трапезу. - Остролист, сэр, - негромко ответила Милли. - Вот и я говорю, сэр, - вмешался Уильям, выступая вперед со своим соусником. - Ягодки на нем как раз поспевают в эту пору. Подливка, сэр! - Еще одно рождество наступило, еще год прошел! - пробормотал Ученый и тяжело вздохнул. - Длиннее стал бесконечный счет воспоминаний, над которыми мы трудимся и трудимся, на горе себе, пока Смерть ленивой рукою все не спутает и не сотрет, не оставив следа... А, это вы, Филипп! - сказал он громче, обращаясь к старику, который стоял поодаль с охапкой глянцевитых ветвей; миссис Уильям спокойно брала у него из рук веточки, неслышно подрезала их ножницами и украшала комнату, а старик свекор с интересом следил за каждым ее движением. - Мое вам почтение, сэр! - отозвался старик. - Я поздоровался бы и раньше, да ведь, скажу не хвалясь, я знаю ваши привычки, мистер Редлоу, вот и ждал, пока вы сами со мной заговорите. Веселого вам рождества, сэр, и счастливого нового года, и еще многих, многих лет. Я и сам прожил их немало - ха-ха! - смело могу и другому пожелать того же. Мне уже восемьдесят семь годков. - И много ли из них было веселых и счастливых? - спросил Редлоу. - Много, сэр, много, - ответил старик. - Видно, память его сдает? Это вполне естественно в таком возрасте, - понизив голос, обратился Редлоу к Свиджеру-младшему. - Ни чуточки, сэр, - возразил мистер Уильям. - Я это самое и говорю, сэр. У моего отца память на диво. В целом свете не сыскать другого такого человека. Он не знает, что значит забывать. Поверите ли, сэр, я именно про это всегда говорю миссис Уильям. Мистер Свиджер, из вежливости никогда и ни с кем не желавший спорить, произнес все это тоном решительного и безоговорочного согласия, словно он ни на волос не расходился во мнении с мистером Редлоу. Ученый отодвинул свою тарелку и, поднявшись из-за стола, подошел к старику, который стоял в другом конце комнаты, задумчиво разглядывая веточку остролиста. - Вероятно, эта веточка напоминает вам еще многие встречи нового года и проводы старого, не так ли? - спросил он, всматриваясь в лицо старика, и положил руку ему на плечо. - О, много, много лет! - встрепенувшись, отозвался Филипп. - Мне уже восемьдесят семь. - И все они были веселые и счастливые? - тихо спросил Ученый. - Веселые и счастливые, а, старик? - Вон с каких пор я это помню - пожалуй, вот таким был, не больше, - сказал Филипп, показывая рукою чуть повыше колена и рассеянно глядя на собеседника. - Помню, день холодный, и солнце светит, и мы идем на прогулку, и тут кто-то говорит - уж верно это была моя дорогая матушка, хоть я и не помню ее лица, потому что в то рождество она захворала и умерла, - так вот, говорит она мне, что этими ягодами кормятся птицы. А малыш - то есть я - и вообразил, будто у птиц оттого и глаза такие блестящие, что зимой они кормятся блестящими ягодками. Это я хорошо помню. А мне уже восемьдесят семь. - Веселых и счастливых! - в раздумье повторил Редлоу и сочувственно улыбнулся согбенному старцу. - Веселых и счастливых - и вы ясно их припоминаете? - Как же, как же! -вновь заговорил старик, уловив его последние слова. - Я хорошо помню каждое рождество за все годы, что я учился в школе, и сколько тогда было веселья. В ту пору я был крепким парнишкой, мистер Редлоу; и верите ли, на десять миль окрест нельзя было сыскать лучшего игрока в футбол. Где сын мой Уильям? Ведь правда, Уильям, другого такого не сыскать было и за десять миль? - Я всегда это говорю, батюшка! - торопливо и почтительно подтвердил Уильям. - Уж вы-то самый настоящий Свиджер, другого такого на свете нет! - Так-то! - Старик покачал головой и снова поглядел на веточку остролиста. - Многие годы мы с его матерью (Уильям - наш меньшой) встречали рождество в кругу наших детей, у нас были и сыновья, и дочки, большие и поменьше, и совсем малыши, а глаза у всех, бывало, так и блестят - куда уж там остролисту! Многие умерли; и она умерла; и сын мой Джордж, наш первенец, которым она гордилась больше всех, теперь совсем пропащий человек; а посмотрю я на эту ветку - и опять вижу их всех живыми и здоровыми, как тогда; и Джорджа я, слава богу, тоже вижу невинным ребенком, каким он был тогда. Это большое счастье для меня, в мои восемьдесят семь лет. Редлоу, вначале пристальным и неотступным взглядом изучавший лицо старика, медленно опустил глаза. - Когда мы потеряли все, что у нас было, оттого что со мною поступили нечестно, и мне пришлось пойти сюда сторожем, - продолжал старик, - а было это больше пятидесяти лет тому назад... где сын мой Уильям? Тому больше полувека, Уильям! - Вот и я это говорю, батюшка, - все так же поспешно и уважительно откликнулся сын. - В точности так оно и есть. Дважды ноль - ноль, и дважды пять - десять, и выходит сотня. - Приятно было мне тогда узнать, что один из наших основателей - или, правильнее сказать, один из тех ученых джентльменов, которые помогали нам доброхотными даяниями в дни королевы Елизаветы, потому что основаны мы еще до ее царствования (по всему чувствовалось, что и предмет этой речи и его собственные познания составляют величайшую гордость старика), - завещал нам среди всего прочего известную сумму на покупку остролиста, чтобы к рождеству украшать им стены и окна. Что-то в этом есть уютное, душевное. Мы тогда были здесь еще чужими и приехали как раз на рождество, и нам сразу приглянулся портрет этого джентльмена, тот самый, который висит в большой зале, где в старину, пока наши незабвенные десять джентльменов не порешили выдавать студентам стипендию деньгами, помещалась наша трапезная. Такой степенный джентльмен с острой бородкой, в брыжах, а под ним свиток, и на свитке старинными буквами надпись: "Боже, сохрани мне память!" Вы знаете про этого джентльмена, мистер Редлоу? - Я знаю, что есть такой портрет, Филипп. - Да, конечно, второй справа, повыше панелей. Вот я и хотел сказать - он-то и помог мне сохранить память, спасибо ему; потому что, когда я каждый год вот так обхожу весь дом, как сегодня, и украшаю пустые комнаты свежим остролистом, моя пустая старая голова тоже становится свежее. Один год приводит на память другой, а там припоминается еще и еще! И под конец мне кажется, будто в день рождества Христова родились все, кого я только любил в своей жизни, о ком горевал, кому радовался, а их было многое множество, потому что я ведь прожил восемьдесят семь лет! - Веселых и счастливых... - пробормотал про себя Редлоу. В комнате стало как-то странно темнеть. - Так что, сами видите, сэр, - продолжал Филипп; его старческие, морщинистые, но все еще свежие щеки раскраснелись во время этой речи и голубые глаза блестели, - я много чего храню в памяти заодно с нынешним днем. Ну, а где же моя тихая Мышка? В мои годы, грешным делом, становишься болтлив, а надо еще обойти и дом и пристройки, если только мы прежде не закоченеем на морозе, если нас не собьет с ног ветром и мы не заблудимся в темноте. Не успел он договорить, как тихая Мышка уже спокойно стала рядом с ним и молча взяла его под руку. - Пойдем, моя милая, - сказал старик. - Не то мистер Редлоу не примется за свой обед, пока он совсем не застынет. Надеюсь, сэр, вы мне простите мою болтовню. Добрый вечер, и позвольте еще раз пожелать вам веселого... - Постойте! - сказал Редлоу, вновь усаживаясь за стол, как видно, не потому, что в нем пробудился аппетит, а просто чтобы успокоить старика. - Уделите мне еще минуту, Филипп. Уильям, вы собирались рассказать мне о чем-то, что делает честь вашей уважаемой супруге. Быть может, ей не будет неприятно послушать, как вы ее превозносите. Так в чем же там было дело? - Да ведь, видите ли, сэр, - замялся Уильям Свиджер, в явном смущении косясь на жену, - миссис Уильям на меня смотрит... - А вы разве боитесь глаза миссис Уильям? - Да нет, сэр, - возразил Свиджер, - я как раз это самое и говорю. Не такие у нее глаза, чтоб их бояться. А то господь бог не создал бы их такими кроткими. Но я не хотел бы... Милли! Это про него, знаешь. Там, в Старых домах... В замешательстве отыскивая неизвестно что на столе, мистер Уильям бросал красноречивые взгляды на жену и исподтишка кивал на Ученого, даже незаметно указывал на него большим пальцем, словно убеждая ее подойти поближе. - Насчет того, ты же знаешь, душенька, - сказал он. - Там, в Старых домах. Расскажи, милочка! Ты же по сравнению со мной настоящий Шекспир. Там, ну, ты же знаешь, душенька. Студент... - Студент? - повторил Редлоу и поднял голову. - Вот я же и говорю, сэр! - с величайшей охотой согласился мистер Уильям. - Если бы не тот бедный студент в Старых домах, чего ради вы бы захотели услышать об этом от самой миссис Уильям? Миссис Уильям, милочка... там, в Старых домах... - Я не знала, - сказала Милли спокойно и чистосердечно, без малейшей поспешности или смущения, - что Уильям сказал вам об этом хоть слово, а то я не пришла бы сюда. Я просила его не рассказывать. Там есть молодой джентльмен, сэр, он болен - и, боюсь, очень беден. Он так болен, что не мог поехать на праздники домой, и живет один-одинешенек в очень неподходящем помещении для джентльмена, в Старых домах... то есть в "Иерусалиме". Вот и все, сэр. - Почему же я о нем ни разу не слыхал? - спросил Ученый, поспешно вставая. - Почему он не дал мне знать, что очутился в таком тяжелом положении? Болен! - Дайте мою шляпу и плащ. Беден! - Где это? Какой номер дома? - Нет, сэр, вам нельзя туда идти, - сказала Милли и, оставив свекра, стала на дороге Редлоу; лицо ее выражало спокойную решимость, руки были сложены на груди. - Нельзя? - Нет, нет! - повторила Милли, качая головой, словно речь шла о чем-то совершенно невозможном и немыслимом. - О6 этом и думать нечего! - Что это значит? Почему? - Видите ли, сэр, - доверительно стал объяснять мистер Уильям, - это самое я и говорю. Уж поверьте, молодой джентльмен никогда не поведал бы о своих невзгодах нашему брату-мужчине. Миссис Уильям заслужила его доверие, но это совсем другое дело. Все они доверяют миссис Уильям, все открывают ей душу. Ни один мужчина у него и полсловечка не выведал бы, сэр; но женщина, сэр, да еще к тому же миссис Уильям!.. - Вы рассуждаете очень здраво, Уильям, и я отдаю должное вашей деликатности, - согласился Редлоу, глядя прямо в кроткое, спокойное лицо Милли. И, прижав палец к губам, потихоньку вложил ей в руку кошелек. - Ох, нет, сэр, ни за что! - воскликнула она, поспешно возвращая кошелек. - Час от часу не легче! Это и вообразить невозможно! И такая она была степенная, домовитая хозяйка, таким глубоким и прочным было ее душевное спокойствие, что, едва успев возразить Ученому, она уже тщательно подбирала случайные листочки, упавшие мимо ее подставленного фартука, пока она подстригала остролист. Вновь распрямившись, она увидела, что Редлоу все еще смотрит на нее удивленно и с недоумением, - и спокойно повторила, поглядывая в то же время, не осталось ли еще где-нибудь на полу незамеченной веточки: - Ох, нет, сэр, ни за что! Он сказал, что уж вам-то никак нельзя про него знать, и помощи он от вас никакой не примет, хоть он и ваш ученик. Я с вас не брала слова молчать, но я полагаюсь на вашу честь, сэр. - Почему же он так говорит? - Право, не умею вам сказать, сэр, - отвечала Милли, подумав минуту. - Я ведь не большого ума женщина; я просто хотела, чтоб ему было удобно и уютно, и прибирала у него в комнате. Но я знаю, что он очень бедный и одинокий, и, видно, некому о нем позаботиться. Что это темно как! В комнате становилось все темнее. Угрюмые тени сгустились за креслом Ученого. - Что еще вам о нем известно? - У него есть нареченная, и они поженятся, как только ему будет на что содержать семью, - сказала Милли. - По-моему, он для того и учится, чтоб потом было чем заработать кусок хлеба. Я уж давно вижу, что он все силы кладет на ученье и во всем себе отказывает. Да что же это, до чего темно! - И холодно стало, - вставил старик Свиджер, зябко потирая руки. - Что-то дрожь пробирает, и на душе нехорошо. Где сын мой Уильям? Уильям, сынок, подкрути-ка фитиль в лампе да подбрось угля в камин! И опять зазвучал голос Милли, точно мирная, чуть слышная музыка. - Вчера под вечер, когда мы с ним поговорили (последние слова она сказала совсем про себя), он задремал и во сне все что-то бормотал про кого-то, кто умер, и про какую-то тяжкую обиду, которую нельзя забыть; но кого это обидели, его или кого другого, не знаю. Только, если кто и обидел, так уж верно не он. - Коротко сказать, мистер Редлоу, - подойдя поближе, шепнул ему на ухо Уильям, - даже если миссис Уильям пробудет тут у вас до следующего нового года, сама она все равно не скажет, сколько добра она сделала бедному молодому человеку. Господи, сколько добра! Дома все как всегда, отец мой в тепле и холе, нигде ни соринки не сыщешь даже за пятьдесят фунтов наличными, и как ни погляди, миссис Уильям вроде бы всегда тут... а на самом деле миссис Уильям все бегает да бегает взад и вперед, взад и вперед, и хлопочет о нем, будто о родном сыне! В комнате стало еще темней, еще холоднее, и мрак и тени все сгущались за креслом. - А ей и этого мало, сэр. Не дальше как нынче вечером (с тех пор и двух часов не прошло)по дороге домой миссис Уильям видит на улице мальчишку - не мальчишку, а прямо какого-то звереныша, сидит он на чужом крыльце и дрожит от холода. Как поступает миссис Уильям? Подбирает этого ребенка и приводит его к нам, и согревает, и кормит, и уж не отпустит до утра рождества, когда у нас по обычаю раздают бедным еду и теплое белье. Можно подумать, что он отродясь не грелся у огня и даже не знает, что это такое: сидит у нас в сторожке и смотрит на камин во все глаза, никак не наглядится. По крайней мере он там сидел, - подумав, поправился мистер Уильям, - а теперь, может быть, уже и удрал. - Дай бог ей счастья! - громко сказал Ученый. - И вам тоже, Филипп! И вам, Уильям. Я должен обдумать, как тут быть. Может быть, я все-таки решу навестить этого студента. Не стану вас больше задерживать. Доброй ночи! - Покорно вас благодарю, сэр, покорно вас благодарю! - отозвался старик. - И за Мышку, и за сына моего Уильяма, и за себя. Где сын мой Уильям? Возьми фонарь, Уильям, ты пойдешь первый по этим длинным темным коридорам, как в прошлом году и в позапрошлом, а мы за тобой. Ха-ха, я-то все помню, хоть мне и восемьдесят семь! "Боже, сохрани мне память!" Очень хорошая молитва, мистер Редлоу, ее сочинил ученый джентльмен с острой бородкой и в брыжах - он висит вторым по правую руку над панелями, там, где прежде, пока наши незабвенные десять джентльменов не порешили по-новому со стипендией, была большая трапезная. "Боже, сохрани мне память!" Очень хорошая молитва, сэр, очень благочестивая. Аминь! Аминь! Они вышли и хоть и придержали осторожно тяжелую дверь, но, когда она затворилась за ними, по всему дому загремело нескончаемое раскатистое эхо. И в комнате стало еще темнее. Редлоу опустился в кресло и вновь погрузился в одинокое раздумье. И тогда ярко-зеленый остролист на стене съежился, поблек - и на пол осыпались увядшие, мертвые ветки. Мрачные тени сгустились позади него, в том углу, где с самого начала было всего темнее. И постепенно они стали напоминать - или из них возникло благодаря какому-то сверхъестественному, нематериальному процессу, которого не мог бы уловить человеческий разум и чувства, - некое пугающее подобие его самого. Безжизненное и холодное, свинцово-серого цвета руки и в лице ни кровинки - но те же черты, те же блестящие глаза и седина в волосах, и даже мрачный наряд - точная тень одежды Редлоу, - таким возникло оно, без движения и без звука обретя устрашающую видимость бытия. Как Редлоу оперся на подлокотник кресла и задумчиво глядел в огонь, так и Видение, низко наклонясь над ним, оперлось на спинку его кресла, и ужасное подобие живого лица было точно так же обращено к огню с тем же выражением задумчивости. Так вот оно, то Нечто, что уже прошло однажды по комнате и скрылось! Вот он, страшный спутник одержимого! Некоторое время Видение, казалось, так же не замечало Редлоу, как и Редлоу - его. Откуда-то издалека с улицы доносилась музыка, там пели рождественские гимны, и Редлоу, погруженный в раздумье, казалось, прислушивался. И Видение, кажется, тоже прислушивалось. Наконец он заговорил - не шевелясь, не поднимая головы. - Опять ты здесь! - сказал он. - Опять здесь! - ответило Видение. - Я вижу тебя в пламени, - сказал одержимый. - Я слышу тебя в звуках музыки, во вздохах ветра, в мертвом безмолвии ночи. Видение наклонило голову в знак согласия. - Зачем ты приходишь, зачем преследуешь меня? - Я прихожу, когда меня зовут, - ответил Призрак. - Нет! Я не звал тебя! - воскликнул Ученый. - Пусть не звал, - сказал Дух, - не все ли равно. Я здесь. До этой минуты отблески пламени играли на двух лицах - если тот ужасный лик можно назвать лицом; оба все еще смотрели в огонь, словно не замечая друг друга. Но вот одержимый внезапно обернулся и в упор посмотрел на привидение. Оно столь же внезапно вышло из-за кресла и в упор посмотрело на Редлоу. Так могли бы смотреть друг на друга живой человек и оживший мертвец, в котором он узнал бы самого себя. Ужасна эта встреча в глухом, пустынном углу безлюдного старого здания, в зимнюю ночь, когда ветер, таинственный путник, со стоном проносится мимо, а куда и откуда - того не ведала ни одна душа с начала времен, и несчетные миллионы звезд сверкают в вечных пространствах, где наша земля - лишь пылинка, и ее седая древность - младенчество. - Взгляни на меня! - сказал Призрак. - Я тот, кто в юности был жалким бедняком, одиноким и всеми забытым, кто боролся и страдал, и вновь боролся и страдал, пока с великим трудом не добыл знание из недр, где оно было сокрыто, и не вытесал из него ступени, по которым могли подняться мои усталые ноги. - Этот человек - я, - отозвался Ученый. - Никто не помогал мне, - продолжало Видение. - Я не знал ни беззаветной материнской любви, ни мудрых отцовских советов. Когда я был еще ребенком, чужой занял место моего отца и вытеснил меня из сердца моей матери. Мои родители были из тех, что не слишком утруждают себя заботами и долг свой скоро почитают исполненным; из тех, кто, как птицы - птенцов, рано бросают своих детей на произвол судьбы, - и если дети преуспели в жизни, приписывают себе все заслуги, а если нет - требуют сочувствия. Видение умолкло; казалось, оно намеренно дразнит Редлоу, бросает ему вызов взглядом, и голосом, и улыбкой. - Я - тот, - продолжало Видение, - кто, пробиваясь вверх, обрел друга. Я нашел его, завоевал его сердце, неразрывными узами привязал его к себе. Мы работали вместе, рука об руку. Всю любовь и доверие, которые в ранней юности мне некому было отдать и которых я прежде не умел выразить, я принес ему в дар. - Не всю, - хрипло возразил Редлоу. - Это правда, не всю, - согласилось Видение. - У меня была сестра. - Была! - повторил одержимый и опустил голову на руки. Видение с недоброй улыбкой придвинулось ближе, сложило руки на спинке кресла, оперлось на них подбородком и, заглядывая сверху в лицо Редлоу пронзительным взором, словно источавшим пламя, продолжало: - Если я и знавал в своей жизни мгновенья, согретые теплом домашнего очага, тепло и свет исходили от нее. Какая она была юная и прекрасная, какое это было нежное, любящее сердце! Когда у меня впервые появилась своя жалкая крыша над головой, я взял ее к себе - и мое бедное жилище стало дворцом! Она вошла во мрак моей жизни и озарила ее сиянием. Она и сейчас предо мною! - Только сейчас я видел ее в пламени камина. Я слышал ее в звуках музыки, во вздохах ветра, в мертвом безмолвии ночи, - отозвался Редлоу. - Любил ли он ее? - точно эхо откликнулось Видение, вторя его задумчивой речи. - Пожалуй, когда-то любил. Да, конечно. Но лучше бы ей любить его меньше - не так скрытно и нежно, не так глубоко; лучше бы не отдавать ему безраздельно все свое сердце! - Дай мне забыть об этом! - гневно сказал Ученый и предостерегающе поднял руку. - Дай мне вычеркнуть все это из памяти! Призрак, по-прежнему недвижимый, все так же пристально глядя на Редлоу холодными, немигающими глазами, продолжал: - Мечты, подобные ее мечтам, прокрались и в мою жизнь. - Это правда, - сказал Редлоу. - Любовь, подобная ее любви, хоть я и неспособен был любить так самоотверженно, как она, родилась и в моем сердце, - продолжало Видение. - Я был слишком беден тогда и жребий мой слишком смутен, я не смел какими-либо узами обещания или мольбы связать с собою ту, которую любил. Я и не добивался этого - я слишком сильно ее любил. Но никогда еще я не боролся так отчаянно за то, чтобы возвыситься и преуспеть! Ведь подняться хотя бы на пядь - значило еще немного приблизиться к вершине. И, не щадя себя, я взбирался все выше. В ту пору я работал до поздней ночи, и в минуты передышки, уже под утро - когда сестра, моя нежная подруга, вместе со мною засиживалась перед остывающим очагом, где угасали в золе последние угольки, - какие чудесные картины будущего рисовались мне! - Только сейчас я видел их в пламени камина, - пробормотал Редлоу. - Они вновь являются мне в звуках музыки, во вздохах ветра, в мертвом безмолвии ночи, в круговороте лет. - Я рисовал себе свой будущий домашний очаг, свое счастье с той, что вдохновляла меня в моих трудах. И мою сестру, которой я дал бы приданое, чтобы она могла стать женою моего любимого друга, - у него было небольшое состояние, у нас же - ни гроша. И наши зрелые годы, и полное, ничем не омраченное счастье, и золотые узы, которые протянутся в далекое будущее и соединят нас и ваших детей в одну сверкающую цепь, - сказал Призрак. - И все это были ложь и обман, - произнес одержимый. - Почему я обречен вечно вспоминать об этом! - Ложь и обман, - все тем же бесстрастным голосом откликнулось Видение, глядя на него в упор все тем же холодным, пристальным взглядом. - Ибо мой друг, которому я верил, как самому себе, стал между мною и той, что была средоточием всех моих надежд и устремлений, и завоевал ее сердце, и вся моя хрупкая вселенная рассыпалась в прах. Моя сестра по-прежнему жила под моим кровом и еще более щедро, чем прежде, расточала мне свою нежность и преданность и поддерживала во мне бодрость духа; она дождалась дня, когда ко мне пришла слава и давняя мечта моя сбылась, хотя то, ради чего я добивался славы, было у меня отнято, а затем... - А затем умерла, - договорил Редлоу. - Умерла, по-прежнему любящая и счастливая, и все мысли ее до последней минуты были только о брате. Да почиет в мире! Видение молчало, неотступно глядя на него. - Помню ли! - вновь заговорил одержимый. - О да. Так хорошо помню, что даже сейчас, после стольких лет, когда давно угасшая полудетская любовь кажется такой наивной и нереальной, я все же вспоминаю об этом сочувственно, как будто это случилось с моим младшим братом или сыном. Иной раз я даже спрашиваю себя: когда же она впервые отдала ему свое сердце и питало ли прежде это сердце нежные чувства ко мне? Некогда, мне кажется, она меня любила. Но это все пустяки. Несчастливая юность, рана, нанесенная рукою того, кого я любил и кому верил, и утрата, которую ничто не может возместить, куда важнее подобных фантазий. - Так несу я в душе Скорбь и Обиду, - сказало Видение. - Так я терзаю себя. Так память стала моим проклятием. И если бы я мог забыть свою скорбь и свои обиды, я забыл бы их! - Мучитель! - воскликнул Редлоу, вскочив на ноги; казалось, он готов гневной рукою схватить своего двойника за горло. - Зачем ты вечно глумишься надо мной? - Берегись! - раздался в его ушах грозный голос Призрака. - Коснись меня - и ты погиб. Редлоу замер, точно обращенный в камень этими словами, и только не сводил глаз с Видения. Оно неслышно отступало, подъятая рука словно предостерегала или грозила; темная фигура торжествующе выпрямилась, и на губах Призрака мелькнула улыбка. - Если б я мог забыть мою скорбь и мои обиды, я забыл бы их, - повторил он. - Если б я мог забыть мою скорбь и мои обиды, я забыл бы их! - Злой дух, владеющий мною, - дрогнувшим голосом промолвил одержимый, - перестань нашептывать мне эти слова, ты обратил мою жизнь в беспросветную муку. - Это только отзвук. - сказал Дух. - Если это лишь отзвук моих мыслей, - а теперь я вижу, что так и есть, - за что же тогда меня терзать? Я думаю не о себе одном. Я страдаю и за других. У всех людей на свете есть свое горе, почти у всякого - свои обиды; неблагодарность, низкая зависть, корысть равно преследуют богатых и бедных, знатных и простолюдинов! Кто не хотел бы забыть свою скорбь и свои обиды! - Поистине, кто не хотел бы забыть их и от этого стать чище и счастливее? - сказал Дух. - О, эти дни, когда уходит старый год и наступает новый, - продолжал Редлоу, - сколько воспоминаний они пробуждают! Найдется ли на свете хоть один человек, в чьей душе они не растравили бы вновь какое-нибудь давнее горе, старую рану? Что помнит старик, который был здесь сегодня, кроме бесконечной цепи горя и страданий? - Однако заурядные натуры, непросвещенные умы и простые души не чувствуют и не понимают этого так, как люди развитые и мыслящие, - заметило Видение, и недобрая улыбка вновь скользнула по его недвижному лицу. - Искуситель, - промолвил Редлоу, - твой безжизненный лик и голос несказанно страшат меня, и пока я говорю с тобой, смутное предчувствие еще большего ужаса закрадывается в мою душу. В твоих речах я вновь слышу отголосок собственных мыслей. - Пусть это будет для тебя знаком моего могущества, - сказал Призрак. - Слушай! Я предлагаю тебе забыть всю скорбь, страдания и обиды, какие ты знал в своей жизни! Забыть! - повторил Редлоу. - Я властен стереть воспоминание о них, так что останется лишь слабый, смутный след, но вскоре изгладится и он, - сказало Видение. - Что ж, решено? - Подожди! - воскликнул одержимый, в страхе отступая от занесенной над ним руки. - Я трепещу, сомневаюсь, я не верю тебе; неизъяснимый страх, который ты мне внушаешь, обращается в безмерный ужас, я этого не вынесу. Нет, я не хочу лишиться добрых воспоминаний, не хочу утратить ни капли сочувствия, благодетельного для меня или для других. Что я потеряю, если соглашусь? Что еще исчезнет из моей памяти? - Ты не утратишь знаний; ничего такого, чему можно научиться из книг; ничего, кроме сложной цепи чувств и представлений, которые все связаны с воспоминаниями и питаются ими. Вместе с воспоминаниями исчезнут и они. - Разве их так много? - тревожно спросил одержимый. - Они являлись тебе в пламени камина, в звуках музыки и вздохах ветра, в мертвом безмолвии ночи, в круговороте лет, - с презрением ответил Дух. - И это все? Видение не ответило. С минуту оно молча стояло перед Ученым, потом двинулось к камину и здесь остановилось. - Решайся, пока не поздно! - сказало оно. - Помедли! - в волнении произнес Редлоу. - Я призываю небеса в свидетели, что никогда я не был ненавистником рода человеческого, никогда не был угрюм, равнодушен или жесток с теми, кто окружал меня. Если в своем одиночестве я слишком много думал о том, что было и что могло бы быть и слишком мало ценил то, что есть, от этого ведь страдал только я один и никто другой. Но если в моем теле заключен яд, а я знаю противоядие, разве я не вправе к нему прибегнуть? Если яд заключен в моей душе и с помощью этой страшной тени я могу изгнать его оттуда, разве не вправе я его изгнать? - Так что же, - сказал Призрак, - решено? - Еще одну минуту! - поспешно возразил Редлоу. - Да, я все забыл бы, если б мог! Разве я один думал об этом? Разве не мечтали об этом тысячи и тысячи людей, поколение за поколением? Память каждого человека обременена скорбью и страданиями. И мои воспоминания так же тягостны, как воспоминания всех людей, но у других не было подобного выбора. Да, пусть так, я согласен! Я забуду свое горе, свои обиды и страдания, я этого хочу! - Так решено? - сказал Призрак. - Решено! - Решено. Прими же от меня дар, ты, которого я ныне покидаю, и неси его всем и всюду, куда бы ты ни пошел. Способность, с которой ты пожелал расстаться, не вернется к тебе - и отныне ты будешь убивать ее в каждом, к кому приблизишься. Твоя мудрость подсказала тебе, что помнить о скорби, обидах и страданиях - удел всего рода людского и что люди стали бы счастливее, если бы тягостные и печальные события не оставляли в их памяти никакого следа. Ступай же! Осчастливь человечество! Свободный от подобных воспоминаний, ты с этой минуты вольно или невольно будешь всем дарить эту благословенную свободу. Неизменно и непрестанно она будет исходить от тебя. Ступай! Наслаждайся великим благом, которым ты завладел и которое принесешь другим! Так говорило Видение, подняв бескровную руку, точно совершая какое-то страшное заклятие, и понемногу подступало все ближе к одержимому - и он видел, что, хоть губы Видения искривились пугающей улыбкой, но глаза не улыбаются, а смотрят все так же холодно, пристально и грозно; и вдруг оно растаяло и исчезло. Редлоу оцепенел, не в силах пошевелиться, охваченный ужасом и изумлением, и в ушах его снова и снова отдавались, точно угасающее вдалеке эхо, слова: "Ты будешь убивать ее в каждом, к кому приблизишься". И в это время откуда-то донесся пронзительный крик. Он раздавался не в коридоре за дверью, но в другом конце старого здания; казалось, это кричит кто-то заплутавшийся в темноте. Ученый в растерянности оглядел себя, как бы стараясь увериться, что это в самом деле он, и отозвался; голос его прозвучал громко и дико, ибо неизъяснимый ужас все еще владел им, словно он и сам заплутался. Крик повторился, на этот раз ближе; Редлоу схватил лампу и откинул тяжелую завесу, которая отделяла его комнату от примыкавшего к ней зала, где он читал лекции, - этим путем он всегда выходил к студентам и возвращался к себе. Обычно на этих скамьях, широким амфитеатром уходивших вверх, он видел множество молодых, оживленных лиц, которые, как по волшебству, загорались пытливым интересом, стоило ему войги; но сейчас здесь не было и признака жизни, и мрачный пустой зал смотрел на него в упор, точно сама Смерть. - Эй! - крикнул Редлоу. - Эй! Сюда! Идите на свет! - И пока он так стоял, придерживая одной рукой завесу, а другою подняв лампу, и всматривался в темноту зала, что-то живое метнулось мимо него в комнату, точно дикая кошка, и забилось в угол. - Что это? - быстро спросил Редлоу. Через минуту, стоя над странным существом, сжавшимся в углу, он лучше разглядел его, но и теперь не мог понять, что же это такое. Куча лохмотьев, которые все рассыпались бы, если б их не придерживала на груди рука, по величине и форме почти младенческая, но стиснутая с такой судорожной жадностью, словно она принадлежала злому и алчному старику. Круглое, гладкое личико ребенка лет шести-семи, но искаженное, изуродованное следами пережитого. Блестящие глаза, но взгляд совсем не ребяческий. Босые ноги, еще прелестные детской нежностью очертаний, но обезображенные запекшейся на них кровью и грязью. Младенец-дикарь, маленькое чудовище, ребенок, никогда не знавший детства, существо, которое с годами может принять обличье человека, но внутренне до последнего вздоха своего останется только зверем. Уже привычный к тому, что его гонят и травят, как зверя, мальчик, весь съежившись под взглядом Редлоу, отвечал ему враждебным взглядом и заслонился локтем, ожидая удара. - Только тронь! - сказал он. - Я тебя укушу. Всего лишь несколько минут назад сердце Ученого больно сжалось бы от подобного зрелища. Теперь он холодно смотрел на странного гостя; напряженно стараясь что-то припомнить, сам не зная что, он спросил мальчика, зачем он здесь и откуда пришел. - Где та женщина? - ответил мальчик. - Мне надо ту женщину. - Какую? - Ту женщину. Она меня привела и посадила у большого огня. Она очень давно ушла, я пошел ее искать и заблудился. Мне тебя не нужно. Мне нужно ту женщину. Внезапно он метнулся к выходу, босые ноги глухо застучали по полу; Редлоу едва успел схватить его за лохмотья, когда он был уже у самой завесы. - Пусти меня! Пусти! - бормотал мальчик сквозь зубы, отбиваясь изо всех сил. - Что я тебе сделал! Пусти меня к той женщине, слышишь! - Тут далеко. Надо идти другой дорогой, - сказал Редлоу, удерживая его и по-прежнему тщетно пытаясь вспомнить что-то связанное с этим маленьким чудовищем. - Как тебя зовут? - Никак. - Где ты живешь? - Как это - живу? Мальчик мотнул головой, отбрасывая волосы, упавшие на глаза, и мгновенье глядел в лицо Редлоу, потом опять стал вырываться, без конца повторяя: - Пусти меня, слышишь? Я хочу к той женщине! Ученый подвел его к двери. - Сюда, - сказал он, все еще недоуменно глядя на мальчика, но уже с растущим отвращением и брезгливостью, порожденной равнодушием. - Я отведу тебя к ней. Колючие глаза, чужие на этом детском лице, оглядели комнату и остановились на столе, с которого еще не были убраны остатки обеда. - Дай! - жадно сказал мальчик. - Разве она не накормила тебя? - Так ведь завтра я опять буду голодный. Я каждый день голодный. Почувствовав, что его больше не держат, он прыгнул к столу, точно хищный зверек, и крепко прижал к лохмотьям на груди хлеб и кусок мяса. - Вот! Теперь веди меня к той женщине! Ученый вдруг понял, что ему противно дотронуться до этого оборвыша, и, жестом приказав мальчику следовать за ним, уже хотел переступить порог, но вздрогнул и остановился. "Прими от меня дар и неси его всем и всюду, куда бы ты ни пошел!" Эти слова Призрака донеслись до него с порывом ветра, и он весь похолодел. - Я не пойду туда сегодня, - прошептал он чуть слышно. - Я никуда сегодня не пойду. Мальчик! Иди прямо по этому сводчатому коридору, минуешь высокую темную дверь, выйдешь во двор и там увидишь в окне огонь. - Это окно той женщины? - переспросил мальчик. Редлоу кивнул, и маленькие босые ноги глухо застучали по полу, торопливо убегая прочь. С лампой в руках Редлоу вернулся к себе, поспешно запер дверь и, опустившись в кресло, закрыл лицо руками, точно страшась самого себя. Ибо теперь он поистине был один. Один, один.

    ГЛАВА II

Дар разделен Маленький человечек сидел в маленькой комнатке, отделенной от маленькой лавочки маленькой ширмой, сплошь заклеенной маленькими газетными вырезками. Компанию маленькому человечку составляло любое количество маленьких детей, какое вам заблагорассудится назвать, - по крайней мере так могло показаться с первого взгляда: столь внушительное впечатление производили они на этом весьма ограниченном пространстве. Из этой мелюзги двое чьими-то мощными усилиями были уложены на кровать, стоявшую в углу, где они могли бы мирно опочить сном невинности, если бы не прирожденная склонность пребывать в бодрствующем состоянии и при этом все время то выскакивать из кровати, то снова вскакивать на нее. Непосредственной целью этих буйных вторжений в бодрствующий мир была стена из устричных раковин, возводимая в другом углу комнаты еще двумя юными созданиями; на каковую крепость двое из кровати совершали непрестанные нападения (подобно тем ненавистным пиктам и скоттам, что осаждают на первых порах изучения истории почти всех юных бриттов) и затем отступали на собственную территорию. В придачу к суматохе, возникавшей при этих набегах и при контратаках, когда те, что подверглись нападению, увлеченно преследуя обидчиков, с размаху кидались на постель, где под одеялом пытались укрыться беглецы, еще один маленький мальчик, сидевший в другой маленькой кроватке, вносил свою скромную лепту в общий беспорядок, швыряя башмаки и еще кое-какие мелкие предметы, безобидные сами по себе, но в качестве метательных снарядов не очень мягкие и приятные, в нарушителей своего покоя, которые незамедлительно отвечали ему такими же любезностями. Помимо этого еще один маленький мальчик - самый большой из всех, но все-таки маленький - ковылял взад и вперед, перегнувшись набок и с великим трудом передвигая ноги под тяжестью крупного младенца; иные оптимистически настроенные родители воображают, будто таким способом ребенка можно убаюкать. Но, увы! Мальчик и не подозревал, что глаза младенца глядят поверх его плеча с неистощимым любопытством и только еще зарождающейся готовностью созерцать и наблюдать окружающее. То был воистину не младенец, а ненасытный Молох, на чей алтарь изо дня в день приносилось в жертву существование упомянутого брата. Характер младенца, можно сказать, составляли два качества: неспособность пять минут кряду пробыть на одном месте без реву и неспособность уснуть, когда это от него требовалось. "Малютка Тетерби" была столь же известной персоной в квартале, как почтальон или мальчишка-подручный в трактире. Она странствовала на руках маленького Джонни Тетерби от крыльца к крыльцу, тащилась в хвосте ребячьей оравы, сопровождавшей бродячих акробатов или ученую обезьяну, и, завалившись на бок, являлась с пятиминутным опозданием к месту любого происшествия, какое только привлекало зевак в любой час дня и любой день недели. Где бы ни собралась детвора поиграть, маленький Молох был тут как тут и доводил Джонни до седьмого пота. Если Джонни хотелось побыть где-нибудь подольше, маленький Молох принимался буянить и не желал оставаться на одном месте. Если Джонни хотелось уйти из дому, Молох спал и надо было сторожить его сон. Если Джонни хотел посидеть дома, Молох не спал и надо было нести его гулять. И, однако, Джонни был искренне убежден, что ему поручено образцовое дитя, которому нет равного во всем Британском королевстве; он довольствовался теми клочками окружающего мира, которые ему удавалось углядеть из-за платьица Молоха или поверх широких оборок его чепца, и, вполне довольный своей участью, бродил повсюду, сгибаясь под тяжестью Молоха, точно слишком маленький носильщик со слишком большим тюком, который никому не адресован и никогда не может быть доставлен по назначению. Маленький человечек, сидевший в маленькой комнатке и тщетно пытавшийся среди всей этой сумятицы мирно читать газету, был отцом описанного семейства и главою фирмы, которую вывеска над входом в маленькую лавочку именовала "А. Тетерби и Компания, книгопродавцы". Строго говоря, он был единственным, к кому относились это наименование и титул, ибо "Компания" существовала лишь как поэтический вымысел, совершенно безличный и не имеющий под собою никакой реальной почвы. Лавочка Тетерби помещалась на углу "Иерусалима". В витрине устроена была солидная выставка литературы, состоявшая главным образом из старых иллюстрированных газет и книжечек о пиратах и разбойниках во многих выпусках с продолжением. Предметом торговли были также трости и бабки. Некогда здесь торговали еще и кондитерскими изделиями; но, как видно, в "Иерусалиме" на подобные предметы роскоши не было спроса, ибо в витрине не осталось почти ничего от этой отрасли коммерции, если не считать подобия стеклянного фонарика, в котором томилась пригоршня леденцов; они столько раз таяли на солнце летом и смерзались зимой, что теперь уже нечего было и надеяться извлечь их на свет божий и съесть - разве что вместе с фонарем. Фирма Тетерби пытала счастья в нескольких направлениях. Однажды она даже сделала робкую попытку заняться игрушками; ибо в другом стеклянном фонаре хранилась кучка крохотных восковых кукол, перемешанных самым жалостным и непостижимым образом, так что одна упиралась пятками в затылок другой, а на дне плотным слоем лежал осадок из сломанных рук и ног. Она пробовала сделать шаг в направлении торговли дамскими шляпками, о чем свидетельствовали два-три проволочных каркаса, лцелевших в углу витрины. Она некогда возмечтала обрести достаток и благополучие, торгуя табаком, и вывесила изображение трех коренных жителей трех основных частей Британской империи, сосредоточенно наслаждающихся этим ароматным зельем; подпись в стихах поясняла, что всем троим табачок одинаково нужен; кто с понюшкой, кто с трубкой, кто со жвачкою дружен; но и из этого, как видно, ничего не вышло, только картинку засидели мухи. Было, очевидно, и такое время, когда фирма с отчаяния возложила свои надежды на поддельные драгоценности, ибо за стеклом виднелся картон с дешевыми печатками и другой с пеналами, и загадочный черный амулет неведомого назначения, с ярлычком, на котором указана была цена - девять пенсов. Но по сей день "Иерусалим" не купил ни одного из этих сокровищ. Короче говоря, фирма Тетерби так усердно старалась тем или иным способом извлечь из "Иерусалима" средства к существованию и, по-видимому, так мало в этом преуспела, что в наилучшем положении явно оказалась "Компания": "Компанию", существо бесплотное, ничуть не волновали столь низменные неприятности, как голод и жажда, ей не приходилось платить налогов и у нее не было потомства, о котором надо заботиться. Сам же Тетерби, чье потомство, как уже упоминалось, заявляло о своем присутствии в маленькой комнатке слишком шумно, чтобы можно было не замечать его и спокойно читать, отложил газету, несколько раз кряду рассеянно, кругами, прошелся по комнате, точно почтовый голубь, еще не определивший, в какую сторону ему направиться, безуспешно попытался поймать на лету одну из проносившихся мимо фигурок в длинных ночных рубашках, - и вдруг, накинувшись на единственного ни в чем не провинившегося члена семейства, надрал уши няньке маленького Молоха. - Скверный мальчишка! - приговаривал мистер Тетерби. - Почему ты ни капельки не сочувствуешь своему несчастному отцу, который с пяти часов утра на ногах и так устал и измучился за долгий, трудный зимний день? Почему ты непременно должен своими озорными выходками нарушать его покой и сводить его с ума? Разве не довольно того, сэр, что в то время, как ваш брат Дольф в такой холод и туман трудится, мается и выбивается из сил, вы здесь утопаете в роскоши и у вас есть... у вас есть малютка и все, чего только можно пожелать, - сказал мистер Тетерби, очевидно полагая, что большей благодати и вообразить нельзя. - И при этом тебе непременно нужно обращать свой дом в дикий хаос и родителей доводить до помешательства? Этого, что ли, ты добиваешься? А, Джонни? - Задавая эти вопросы, мистер Тетерби всякий раз делал вид, будто хочет снова приняться за сыновние уши, но в конце концов передумал и не дал воли рукам. - Ой, папа! - прохныкал Джонни. - Я же ничего плохого не делал! Я так старался убаюкать Салли! Ой, папа! - Хоть бы моя маленькая женушка поскорей вернулась, - смягчаясь и уже каясь в своей горячности, произнес мистер Тетерби. - Об одном мечтаю; хоть бы моя маленькая женушка поскорей вернулась! Не умею я с ними. У меня от них голова идет кругом, и всегда-то они меня перехитрят. Ох, Джонни! Неужели мало того, что ваша дорогая мамочка подарила вам всем такую милую сестричку, - и он указал на Молоха. - Прежде вас было семеро и ни одной девочки, и чего только не претерпела ваша дорогая мамочка, ради того, чтобы у вас была сестричка, так неужели же вам этого мало? Почему вы так озорничаете, что у меня голова идет кругом? Все более смягчаясь по мере того, как брали верх его собственные нежные чувства и чувства его незаслуженно оскорбленного сына, мистер Тетерби под конец заключил Джонни в объятия и тотчас рванулся в сторону, чтобы поймать одного из истинных нарушителей тишины и спокойствия. Он удачно взял старт, после короткого, но стремительного броска совершил тяжелый бег с препятствиями по местности, пересеченной несколькими кроватями, одолел лабиринт из стульев и успешно захватил в плен дитя, которое тут же подвергнуто было справедливому наказанию и уложено в постель. Пример этот возымел могущественное и, по всей видимости, гипнотическое действие на младенца, швырявшегося башмаками, ибо он тотчас погрузился в глубокий сон, хотя лишь за минуту перед тем был весьма оживлен и бодр. Не оставили его без внимания и два юных зодчих, которые скромно и с величайшей поспешностью ретировались в смежную крохотную каморку, где и улеглись в постель. Сотоварищ захваченного в плен тоже постарался так съежиться в своем гнездышке, чтобы его и заметить нельзя было. И мистер Тетерби, остановись, чтобы перевести дух, неожиданно обнаружил, что вокруг него царят мир и тишина. - Моя маленькая женушка - и та не могла бы лучше управиться с ними, - сказал мистер Тетерби, утирая раскрасневшееся лицо. - Хотел бы я, чтобы ей самой пришлось сейчас их утихомиривать, очень бы хотел! Мистер Тетерби поискал среди газетных вырезок на ширме подходящую к случаю и назидательно прочел детям вслух следующее: - "Бесспорен тот факт, что у всех замечательных людей были замечательные матери, которых они впоследствии чтили как своих лучших друзей". Подумайте о своей замечательной матери, дети мои, - продолжал мистер Тетерби, - и учитесь ценить ее, пока она еще с вами! Он снова удобно уселся у камина, закинул ногу на ногу и развернул газету. - Пусть кто-нибудь, все равно кто, еще раз вылезет из кровати, - кротко и ласково произнес он, не обращаясь ни к кому в отдельности, - "и крайнее изумление станет уделом этого нашего уважаемого современника!" - Последнее выражение мистер Тетерби нашел среди вырезок на ширме. - Джонни, сын мой, позаботься о твоей единственной сестре Салли; ибо никогда еще на твоем юном челе не сверкала столь драгоценная жемчужина. Джонни сел на низенькую скамеечку и благоговейно согнулся под тяжестью Молоха. - Какой великий дар для тебя эта малютка, Джонни! - продолжал отец, - и как ты должен быть благодарен! "Не всем известно", Джонни, - теперь он снова обратил взгляд на ширму, - "но это факт, установленный при помощи точных подсчетов, что огромный процент новорожденных младенцев не достигает двухлетнего возраста, а именно..." - Ой, папа, пожалуйста, не надо! - взмолился Джонни. - Я просто не могу, как подумаю про Салли! Мистер Тетерби сжалился над ним, и Джонни, еще глубже восчувствовав, какое сокровище ему доверено, утер глаза и вновь принялся баюкать сестру. - Твой брат Дольф сегодня запаздывает, Джонни, - продолжал отец, помешивая кочергой в камине. - Он придет домой замерзший, как сосулька. Что же это случилось с нашей бесценной мамочкой? - Вот, кажется, мама идет! И Дольф! - воскликнул Джонни. - Да, ты прав, - прислушавшись, ответил отец. - Это шаги моей маленькой женушки. Ход мысли, приведший мистера Тетерби к заключению, что жена его - маленькая, остается его секретом. Из нее без труда можно было выкроить двух таких, как он. Даже увидев ее одну всякий подумал бы: "Какая рослая, дородная, осанистая женщина!" - а уж рядом с мужем она казалась настоящей великаншей. Не менее внушительны были ее размеры и по сравнению с ее миниатюрными сыновьями. Однако в дочери миссис Тетерби наконец-то нашла свое достойное отражение; и никто не знал этого лучше, чем жертвенный агнец Джонни, который с утра до ночи испытывал на себе вес и размеры своего требовательного идола. Миссис Тетерби ходила за покупками и вернулась с тяжелой корзиной; сбросив шаль и чепец, она устало опустилась на стул и приказала Джонни сейчас же принести ей малютку, которую она желала поцеловать. Джонни повиновался, потом вернулся на скамеечку и опять скорчился на ней в три погибели; но тут Адольф Тетерби-младший, который к этому времени размотал нескончаемый пестрый шарф, обвивавший его чуть ли не до пояса, потребовал и для себя такой же милости. Джонни снова подчинился, потом опять вернулся на свою скамеечку и скорчился на ней; но тут мистер Тетерби, осененный вдохновением, в свою очередь заявил о своих родительских правах. Когда это третье пожелание было выполнено, несчастная жертва совсем выбилась из сил; она еле добралась назад к своей скамеечке, снова скорчилась на ней и, едва дыша, поглядывала на родителей и старшего брата. - Что бы ни было, Джонни, - сказала мать, качая головой, - береги ее - или никогда больше не смей смотреть в глаза своей матери. - И своему брату, - подхватил Дольф. - И своему отцу, - прибавил мистер Тетерби. Джонни, трепеща при мысли о грозящем ему отлучении, заглянул в глаза Молоху, убедился, что покуда сестра цела и невредима, умелой рукой похлопал ее по спине (которая в эту минуту была обращена кверху) и стал покачивать на коленях. - Ты не промок, Дольф? - спросил отец. - Поди сюда, сынок, сядь в мое кресло и обсушись. - Нет, папа, спасибо, - ответил Адольф, ладонями приглаживая волосы и одежду. - Я вроде не очень мокрый. А что, лицо у меня здорово блестит? - Да, у тебя такой вид, сынок, как будто тебя натерли воском, - сказал мистер Тетерби. - Это от погоды, - объяснил Адольф, растирая щеки рукавом потрепанной куртки. - Когда такой дождь, и ветер, и снег, и туман, у меня лицо иной раз даже сыпью покрывается. А уж блестит вовсю! Адольф-младший, которому лишь недавно минуло десять лет, тоже пошел по газетной части: нанявшись в фирму более преуспевающую, нежели отцовская, он продавал газеты на вокзале, где сам он, маленький и круглолицый, точно купидон в убогом наряде, и его пронзительный голосишко были всем так же знакомы и привычны, как сиплое дыхание прибывающих и отходящих локомотивов. Он был еще слишком юн для коммерции, и, быть может, ему не хватало бы невинных развлечений, свойственных его возрасту, но, к счастью, он придумал себе забаву, помогающую скоротать долгий день и внести в него разнообразие без ущерба для дела. Это остроумное изобретение, как многие великие открытия, замечательно было своей простотой: оно заключалось в том, что Дольф в разное время дня заменял слово "листок" другими, созвучными. Так, хмурым зимним утром, пока не рассвело, расхаживая по вокзалу в клеенчатом плаще, в шапке и теплом шарфе, он пронизывал сырой, промозглый воздух криком: "Утренний листок"! Примерно за час до полудня газета называлась уже "Утренний блисток", затем, около двух часов пополудни она превращалась в "Утренний кусток", еще через два часа в "Утренний свисток" и, наконец, на заходе солнца - в "Вечерний хвосток", что очень помогало нашему молодому джентльмену сохранять веселое расположение духа. Миссис Тетерби, его почтенная матушка, которая, как уже упоминалось, сидела, откинув на спину шаль и чепеу, и в задумчивости вертела на пальце обручальное кольцо, теперь поднялась, сняла верхнюю одежду и начала накрывать стол скатертью. - О господи, господи боже ты мой! - вздохнула она. - И что только творится на свете! - Что же именно творится на свете, дорогая? - спросил, оглянувшись на нее, мистер Тетерби. - Ничего, - сказала миссис Тетерби. Муж поднял брови, перевернул газету и, глаза его побежали по странице вверх, вниз, наискось, но читать он не читал; ему никак не удавалось сосредоточиться. Тем временем миссис Тетерби расстилала скатерть, но делала это так, словно не готовила стол к мирному семейному ужину, а казнила его за какие-то грехи: без всякой нужды с размаху била его ножами и вилками, шлепала тарелками, щелкала солонкой и, наконец, обрушила на него каравай хлеба. - О господи, господи боже ты мой! - промолвила она. - И что только творится на свете! - Голубка моя, ты уже один раз это сказала, - заметил муж. - Что же такое творится на свете? - Ничего, - отрезала миссис Тетерби. - Ты и это уже говорила, София, - мягко заметил муж. - Ну и пожалуйста, могу еще повторить: ничего! И еще, пожалуйста: ничего! И еще, пожалуйста: - ничего! Вот, на тебе! Мистер Тетерби обратил взор на свою подругу жизни и с кротким удивлением спросил: - Чем ты расстроена, моя маленькая женушка? - Сама не знаю, - отозвалась та. - Не спрашивай. И вообще с чего ты взял, что я расстроена? Ни капельки я не расстроена. Мистер Тетерби отложил газету до более удобного случая, поднялся и, сгорбившись, заложив руки за спину и медленно прохаживаясь по комнате (его походка вполне соответствовала всему его кроткому и покорному облику), обратился к двум своим старшим отпрыскам. - Твой ужин сейчас будет готов, Дольф, - сказал он. - Твоя мамочка под дождем ходила за ним в харчевню. Это очень великодушно с ее стороны. И ты тоже скоро получишь что-нибудь на ужин, Джонни. Твоя мамочка довольна тобою, мой друг, потому что ты хорошо заботишься о твоей драгоценной сестричке. Миссис Тетерби молчала, но стол, видимо, уже не вызывал у нее прежней враждебности; покончив с приготовлениями, она достала из своей вместительной корзинки солидный кусок горячего горохового пудинга, завернутый в бумагу, и миску, от которой, едва с нее сняли покрывавшую ее тарелку, распространился такой приятный аромат, что три пары глаз в двух кроватях широко раскрылись и уже не отрывались от пиршественного стола. Мистер Тетерби, словно не замечая безмолвного приглашения, продолжал стоять и медленно повторял: "Да, да, твой ужин сейчас будет готов, Дольф, твоя мамочка ходила за ним по дождю в харчевню. Это очень, очень великодушно с ее стороны". Он повторял эти слова до тех пор, пока миссис Тетерби, которая уже некоторое время за его спиной обнаруживала всяческие признаки раскаяния, не кинулась ему на шею и не расплакалась. - Ох, Дольф! - вымолвила она сквозь слезы. - Как я могла так себя вести! Это примирение до такой степени растрогало Адольфа-младшего и Джонни, что оба они, точно сговорившись, подняли отчаянный рев, отчего немедленно закрылись три пары круглых глаз в кроватях и окончательно обратились в бегство еще двое маленьких Тетерби, которые как раз выглянули украдкой из своей каморки в надежде поживиться каким-нибудь лакомым кусочком. - Понимаешь, Дольф, - всхлипывала миссис Тетерби, - когда я шла домой, я того и думать не думала, все равно как младенец, который еще и на свет-то не родился... Мистеру Тетерби, по-видимому, не понравилось это сравнение. - Скажем лучше, как новорожденный младенец, дорогая, - заметил он. - И думать не думала, все равно как новорожденный младенец, - послушно повторила за ним миссис Тетерби, - Джонни, не гляди на меня, а гляди на нее, не то она упадет у тебя с колен и убьется насмерть, и тогда сердце твое разорвется, и поделом тебе... И когда домой пришла, думать не думала, совсем как наша малютка, что вдруг возьму да и разозлюсь. Но почему-то, Дольф... - Тут миссис Тетерби умолкла и опять начала вертеть на пальце обручальное кольцо. - Понимаю!-сказал мистер Тетерби. - Очень хорошо понимаю. Моя маленькая женушка расстроилась. Тяжелые времена, и тяжелая работа, да и погода такая, что дышать тяжело, - все это иной раз удручает. Понимаю, милая! Ничего удивительного! Дольф, мой друг, - продолжал мистер Тетерби, исследуя вилкой содержимое миски, - твоя мамочка, кроме горохового пудинга, купила в харчевне еще целую косточку от жареной поросячьей ножки, и на косточке осталось еще вдоволь хрустящих корочек, и подливка есть, и горчицы сколько душе угодно. Давай-ка твою тарелку, сынок, и принимайся, пока не остыло. Второго приглашения не потребовалось: у Адольфа-младшего при виде еды даже слезы навернулись на глаза; получив свою порцию, он уселся на привычном месте и с великим усердием принялся за ужин. О Джонни тоже не забыли, но положили его долю на ломоть хлеба, чтобы подливка не капнула на сестру. По той же причине ему было велено свой кусок пудинга до употребления держать в кармане. На поросячьей ножке когда-то, наверно, было побольше мяса, но повар в харчевне, без сомнения, не забывал об этой ножке, когда отпускал жаркое предыдущим покупателям; зато на подливку он не поскупился, и эта привычная спутница свинины тотчас вызывала в воображении ее самое и приятнейшим образом обманывала вкус. Гороховый пудинг, хрен и горчица опять-таки были здесь все равно что на Востоке роза при соловье: не будучи сами свининой, они еще совсем недавно жили с нею рядом; и в целом получалось столько ароматов, словно на стол был подан поросенок средней величины. Благоухание это неодолимо притягивало всех Тетерби, лежавших в постели, - и хотя они притворялись мирно спящими, но, стоило родителям отвернуться, как малыши точно из-под земли вырастали перед братьями, молчаливо требуя от Дольфа и Джонни какого-либо съедобного доказательства братской любви. Те, отнюдь не жестокосердые, дарили им крохи своего ужина, и летучий отряд разведчиков в ночных рубашках непрестанно сновал по комнате, что очень беспокоило мистера Тетерби; раза два он даже вынужден был предпринять атаку, и тогда партизаны в беспорядке отступали. Миссис Тетерби ужинала без всякого удовольствия. Казалось, какая-то тайная мысль не дает ей покоя. Один раз она вдруг без видимой причины засмеялась, немного погодя без причины всплакнула и, наконец, засмеялась и заплакала сразу, - и настолько ни с того ни с сего, что муж пришел в совершенное недоумение. - Моя маленькая женушка, - сказал он, - не знаю, что творится на свете, но, видно, что-то неладное и тебе оно не на пользу. - Дай мне глоточек воды, - сказала миссис Тетерби, стараясь взять себя в руки, - и не говори сейчас со мною и не обращай на меня внимания. Просто не обращай внимания. Мистер Тетерби дал ей воды и тотчас накинулся на злополучного Джонни (который был исполнен сочувствия), вопрошая, чего ради он погряз в чревоугодии и праздности и не догадывается подойти с малюткой поближе, чтобы ее вид утешил мамочку. Джонни незамедлительно приблизился, сгибаясь под своей ношей; но миссис Тетерби махнула рукой в знак того, что сейчас ей не выдержать столь сильных чувств, и под страхом вечной ненависти всех родных злополучному Джонни было запрещено двигаться далее; он вновь попятился к скамеечке и скорчился на ней в прежней позе. После короткого молчания миссис Тетерби сказала, что теперь ей лучше, и начала смеяться. - София, женушка, а ты вполне уверена, что тебе лучше? - с сомнением в голосе переспросил ее супруг. - Может, это у тебя опять начинается? - Нет, Дольф, нет, - возразила жена, - теперь я пришла в себя. С этими словами она пригладила волосы, закрыла глаза руками и опять засмеялась. - Какая же я была злая дура, что могла думать так хоть одну минуту! - сказала она. - Поди сюда, Дольф, и дай мне высказать, что у меня на душе. Я тебе все объясню. Мистер Тетерби придвинул свое кресло поближе, миссис Тетерби снова засмеялась, крепко обняла его и утерла слезы. - Ты ведь знаешь, Дольф, милый, - сказала она, - что, когда я была незамужняя, у меня был богатый выбор. Одно время за мною ухаживали сразу четверо; двое из них были сыны Марса. - Все мы чьи-нибудь сыны, дорогая, - сказал мистер Тетерби. - Или чьи-нибудь дочки. - Я не то хочу сказать. - возразила его супруга. - Я хочу сказать, военные. Они были сержанты. - А-а! - протянул мистер Тетерби. - Так вот, Дольф, можешь мне поверить, никогда я про это не думаю и не жалею; я же знаю, что у меня хороший муж, и я готова чем угодно доказать, что я так ему предана, как... - Как ни одна маленькая женушка на свете, - сказал мистер Тетерби. - Очень хорошо. Очень, очень хорошо. В голосе мистера Тетерби звучало столь ласковое снисхождение к воздушной миниатюрности супруги, словно сам он был добрых десяти футов ростом; и миссис Тетерби столь смиренно приняла это как должное, словно сама она была ростом всего в два фута. - Но понимаешь, Дольф, - продолжала она, - на дворе рождество, и все, кто только может, празднуют, и всякий, у кого есть деньги, старается что-нибудь купить... вот я походила, поглядела - и немножко расстроилась. Сейчас столько всего продают - есть такие вкусные вещи, что слюнки текут, а есть такие красивые, что не налюбуешься, и такие платья, что наслаждение их надеть, - а тут приходится столько рассчитывать да высчитывать, пока решишься потратить шесть пенсов на что-нибудь самое простое и обыкновенное; а корзинка такая огромная, никак ее не наполнишь; а денег у меня так мало, ни на что не хватает... Ты меня, верно, за это ненавидишь, Дольф? - Пока еще не очень, - сказал мистер Тетерби. - Хорошо же! Я скажу тебе всю правду, - покаянно продолжала жена, - и тогда ты, пожалуй, меня возненавидишь. Я все ходила по холоду и смотрела, и вокруг было столько хозяек с большущими корзинками, и все они тоже ходили и смотрели, и высчитывали и приценивались: и так я из-за всего этого разогорчилась, что мне пришло на мысль: может, я жила бы лучше и была бы счастливее, если бы... если бы не... - она снова начала вертеть на пальце обручальное кольцо и покачала низко оплщенной головой. - Понимаю, - тихо сказал муж, - если бы ты совсем не вышла замуж или если б вышла за кого-нибудь другого? - Да! - всхлипнула миссис Тетерби. - Как раз это самое я и подумала. Теперь ты меня ненавидишь, Дольф? - Да нет, - сказал мистер Тетерби, - пока еще все-таки нет. Миссис Тетерби благодарно чмокнула его и опять заговорила: - Я начинаю надеяться, что ты и не возненавидишь меня, Дольф, хоть я еще и не сказала тебе самого плохого. Уж и не знаю, что это было за наважденье. То ли я заболела, то ли вдруг помешалась, или еще что, но только я не могла ничего такого припомнить, что нас с тобою связывает и что примирило бы меня с моей долей. Все, что у нас было в жизни хорошего и радостного, показалось мне вдруг таким пустым и жалким. Я бы за все это гроша ломаного не дала. И только одно лезло в голову: что мы с тобой так бедны, а надо столько ртов прокормить. - Ну что ж, милая, - сказал мистер Тетерби и ободряюще похлопал ее по руке, - ведь в конце концов так оно и есть. Мы с тобою бедны, и нам надо прокормить много ртов - все это чистая правда. - Ах, Дольф, Дольф! - воскликнула жена и положила руки ему на плечи. - Мой хороший, добрый, терпеливый друг! Вот я совсем немножко побыла дома - и все стало совсем иначе. Все стало по-другому, Дольф, милый. Как будто воспоминания потоком хлынули в мое закаменевшее сердце, и смягчили его, и переполнили до краев. Я вспомнила, как мы с тобой бились из-за куска хлеба, и сколько у нас было нужды и забот с тех пор, как мы поженились, и сколько раз болели и мы с тобой, и наши дети, и как мы часами сидели у изголовья больного ребенка, - все это мне вспомнилось, будто заговорило со мною, будто сказало, что мы с тобой - одно, и что я - твоя жена и мать твоих детей, и не может быть у меня никакой другой доли, и не надо мне другой доли, и не хочу я ее. И тогда наши простые радости, которые я готова была безжалостно растоптать, стали так дороги мне, так драгоценны и милы. Просто подумать не могу, до чего я была несправедлива. Вот тогда я и сказала, и еще сто раз повторю: как я могла так вести себя, Дольф, как я могла быть такой бессердечной! Добрая женщина, охваченная глубокой нежностью и раскаянием, плакала навзрыд; но вдруг она вскрикнула, вскочила и спряталась за мужа. Так страшно крикнула она, что дети проснулись, повскакали с постелей и кинулись к ней. И в глазах ее тоже был ужас, когда она показала на бледного человека в черном плаще, который вошел и остановился на пороге. - Кто этот человек? Вон там, смотри! Что ему нужно? - Дорогая моя, - сказал мистер Тетерби, - я спрошу его об этом, если ты меня отпустишь. Что с тобой? Ты вся дрожишь! - Я его только что видела на улице. Он поглядел на меня и остановился рядом. Я его боюсь! - Боишься его? Почему? - Я не знаю... я... стой! Дольф! - крикнула она, видя, что муж направляется к незнакомцу. Она прижала одну руку ко лбу, другую к груди; странный трепет охватил ее, глаза быстро и беспорядочно перебегали с предмета на предмет, словно она что-то потеряла. - Ты больна, дорогая? Что с тобой? - Что это опять уходит от меня? - чуть слышно пробормотала миссис Тетерби. - Что это от меня уходит? Потом сказала отрывисто: - Больна? Нет, я совершенно здорова, - и невидящим взглядом уставилась себе под ноги. Мистер Тетерби вначале тоже невольно поддался испугу, и его отнюдь не успокаивало последующее странное поведение жены; но наконец он осмелился заговорить с бледным посетителем в черном плаще; а тот все еще стоял не шевелясь, опустив глаза. - Чем мы можем вам служить, сэр? - спросил мистер Тетерби. - Простите, я, кажется, напугал вас, - сказал посетитель, - но вы были заняты разговором и не заметили, как я вошел. - Моя маленькая женушка говорит - может быть, вы даже слышали ее слова, - что вы сегодня уже не первый раз ее пугаете, - ответил мистер Тетерби. - Очень сожалею. Я припоминаю, что видел ее на улице, но только мимоходом. Я не хотел ее пугать. Говоря это, он поднял глаза, и в ту же самую минуту миссис Тетерби тоже подняла глаза. Странно было видеть, какой ужас он ей внушал и с каким ужасом сам в этом убеждался, - и, однако, он не сводил с нее глаз. - Меня зовут Редлоу, - сказал он. - Я ваш сосед, живу в старом колледже. Если не ошибаюсь, у вас квартирует один молодой джентльмен, наш студент? - Мистер Денхем? - спросил Тетерби. - Да. То был вполне естественный жест и притом мимолетный, его можно было и не заметить, - но прежде чем снова заговорить, маленький человечек провел рукою по лбу и быстрым взглядом обвел комнату, словно ощущая вокруг какую-то перемену. В тот же миг Ученый обратил на него такой же полный ужаса взгляд, какой прежде устремлен был на его жену, отступил на шаг и еще больше побледнел. - Комната этого джентльмена наверху, сэр, - сказал Тетерби. - Есть и более удобный отдельный ход; но раз уж вы здесь, поднимитесь вот по этой лесенке, - он показал на узкую внутреннюю лестницу, - тогда вам не придется опять выходить на холод. Вот сюда - наверх и прямо к нему в комнату, если хотите его повидать. - Да, я хочу его повидать, - подтвердил Ученый. - Не можете ли вы дать мне огня? Неотступный взгляд его усталых, страдальческих глаз и непонятное недоверие, омрачавшее этот взгляд, словно бы смутили мистера Тетерби. Он ответил не сразу; в свою очередь пристально глядя на посетителя, он стоял минуту-другую, словно зачарованный или чем-то ошеломленный. Наконец он сказал: - Идите за мною, сэр, я вам посвечу. - Нет, - отвечал Ученый, - я не хочу, чтобы меня провожали или предупреждали его о моем приходе. Он меня не ждет. Я предпочел бы пойти один. Дайте мне, пожалуйста, свечку, если можете без нее обойтись, и я сам найду дорогу. Он так спешил уйти, что, беря из рук Адольфа Тетерби свечу, случайно коснулся его груди. Отдернув руку с такой поспешностью, как будто нечаянно ранил человека (ибо он не знал, в какой части его тела таится новоявленный дар, как он передается и каким именно образом его перенимают разные люди), Ученый повернулся и начал подниматься по лестнице. Но, поднявшись на несколько ступенек, он остановился и поглядел назад. Внизу жена стояла на прежнем месте, снова вертя на пальце обручальное кольцо. Муж, повесив голову, угрюмо размышлял о чем-то. Дети, все еще льнувшие к матери, робко смотрели вслед посетителю и, увидев, что он обернулся и тоже смотрит на них, теснее прижались друг к дружке. - А ну, хватит! - прикрикнул на них отец. - Ступайте спать, живо! - Тут и без вас повернуться негде, - прибавила мать. - Ступайте в постель! Весь выводок, испуганный и грустный, разбрелся по своим кроватям: позади всех тащился маленький Джонни со своей ношей. Мать с презреньем оглядела убогую комнату, раздраженно оттолкнула тарелки, словно хотела убрать со стола, но тут же отказалась от этого намерения, села и предалась гнетущему, бесплодному раздумью. Отец уселся в углу у камина, нетерпеливо сгреб кочергой в одну кучку последние чуть тлеющие угольки и согнулся над ними, словно желая один завладеть всем теплом. Они не обменялись ни словом. Ученый еще больше побледнел и, крадучись, точно вор, снова стал подниматься по лестнице; оглядываясь назад, он видел перемену, происшедшую внизу, и равно боялся как продолжать путь, так и возвратиться. - Что я наделал! - сказал он в смятении. - И что я собираюсь делать! - Стать благодетелем рода человеческого, - послышалось в ответ. Он обернулся, но рядом никого не было; нижняя комната уже не была ему видна, и он пошел своей дорогой, глядя прямо перед собою. - Только со вчерашнего вечера я сидел взаперти, - хмуро пробормотал он, - а все уже кажется мне каким-то чужим. Я и сам себе как чужой. Я точно во сне. Зачем я здесь, что мне за дело до этого дома, да и до любого дома, какой я могу припомнить? Разум мой слепнет. Он увидел перед собою дверь и постучался. Голос из-за двери пригласил его войти, так он и сделал. - Это вы, моя добрая нянюшка? - продолжал голос. - Да зачем я спрашиваю? Больше некому сюда прийти. Голос звучал весело, хотя и был очень слаб; осмотревшись, Редлоу увидел молодого человека, который лежал на кушетке, придвинутой поближе к камину, спинкою к двери. В глубине камина была сложена из кирпича крохотная, жалкая печурка с боками тощими и ввалившимися, точно щеки чахоточного; она почти не давала тепла, и к догоравшему в ней огню было обращено лицо больного. Комната была под самой крышей, обдуваемой ветром, печка, гудя, быстро прогорала, и пылающие угольки часто-часто сыпались из-за отворенной дверцы. - Они звенят, когда падают из печки, - с улыбкой сказал студент, - так что, если верить приметам, они не к гробу, а к полному кошельку. Я еще буду здоров и даже с божьей помощью когда-нибудь разбогатею, и, может быть, проживу так долго, что смогу радоваться на свою дочку, которую назову Милли в честь самой доброй и отзывчивой женщины на свете. Он протянул руку через спинку кушетки, словно ожидая, что Милли возьмет ее в свои, но, слишком слабый, чтобы подняться, остался лежать, как лежал, подсунув под щеку ладонь другой руки. Ученый обвел взглядом комнату; он увидел стопки бумаг и книг рядом с незажженной лампой на столике в углу, сейчас запретные для больного и прибранные к сторонке, но говорившие о долгих часах, которые студент проводил за этим столом до своей болезни и которые, возможно, были ее причиной; увидел и предметы, свидетельствовавшие о былом здоровье и свободе, например, куртку и плащ, праздно висевшие на стене теперь, когда хозяин их не мог выйти на улицу; и несколько миниатюр на камине и рисунок родного дома - напоминание об иной, не столь одинокой жизни; и в раме на стене - словно бы знак честолюбивых стремлений, а быть может и привязанности - гравированный портрет его самого, незваного гостя. В былые времена и даже еще накануне Редлоу смотрел бы на все это с искренним участием и каждая мелочь что-то сказала бы ему о живущем здесь человеке. Теперь это были для него всего лишь бездушные предметы; а если мимолетное сознание связи, существующей между ними и их владельцем, и мелькнуло в мозгу Редлоу, оно лишь озадачило его, но ничею ему не объяснило, и он стоял неподвижно, в глухом недоумении осматриваясь по сторонам. Студент, чья худая рука так и осталась лежать на спинке кушетки, не дождавшись знакомого прикосновения, обернулся. - Мистер Редлоу! - воскликнул он, вставая. Редлоу предостерегающе поднял руку. - Не подходите! Я сяду здесь. Оставайтесь на своем месте. Он сел на стул у самой двери, мельком поглядел на молодого человека, который стоял, опираясь одной рукой о кушетку, и опустил глаза. - Я случайно узнал - как именно, это неважно, - что один из моих слушателей болен и одинок, - сказал он. - Мне ничего не было о нем известно, кроме того, что он живет на этой улице. Я начал розыски с крайнего дома - и вот нашел. - Да, я был болен, сэр, - ответил студент не только скромно и неуверенно, но почти с трепетом перед посетителем. - Но мне уже несравненно лучше. Это был приступ лихорадки - нервной горячки, вероятно, - и я очень ослаб, но теперь мне уже много лучше. Я не могу сказать, что был одинок во время болезни, это значило бы забыть протянутую мне руку помощи. - Вы говорите о жене сторожа? - спросил Ред-лоу. - Да. - Студент склонил голову, словно отдавая доброй женщине безмолвную дань уважения. Ученый все сильнее ощущал холодную скуку и безразличие; трудно было узнать в нем человека, который лишь накануне вскочил из-за обеденного стола, услыхав, что где-то лежит больной студент, - теперь он был подобен мраморному изваянию на собственной могиле. Вновь поглядев на студента, все еще стоявшего опершись на кушетку, он сразу отвел глаза и смотрел то под ноги, то в пространство, как бы в поисках света, который озарил бы его померкший разум. - Я припомнил ваше имя, когда мне сейчас назвали его там, внизу, и мне знакомо ваше лицо. Но разговаривать с вами мне, очевидно, не приходилось? - Нет. - Мне кажется, вы сами отдалялись от меня и избегали встреч? Студент молча кивнул. - Отчего же это? - спросил Ученый без малейшей заинтересованности, но с каким-то брюзгливым любопытством, словно из каприза. - Почему именно от меня вы старались скрыть, что вы здесь в такое время, когда все остальные разъехались, и что вы больны? Я хочу знать, в чем причина? Молодой человек слушал это со все возраставшим волнением, потом поднял глаза на Редлоу, губы его задрожали, и, стиснув руки, он с неожиданной горячностью воскликнул: - Мистер Редлоу! Вы открыли, кто я! Вы узнали мою тайну! - Тайну? - резко переспросил Ученый. - Я узнал тайну? - Да! - ответил студент. - Вы сейчас совсем другой, чем обычно, в вас нет того участия и сочувствия, за которые все вас так любят, самый ваш голос переменился, в каждом вашем слове и в вашем лице принужденность, и я теперь ясно вижу, что вы меня узнали. И ваше старание даже сейчас это скрыть - только доказательство (а видит бог, я не нуждаюсь в доказательствах!) вашей прирожденной доброты и той преграды, что нас разделяет. Холодный, презрительный смех был ему единственным ответом. - Но, мистер Редлоу, - сказал студент, - вы такой добрый и справедливый, подумайте, ведь если не считать моего имени и происхождения, на мне нет даже самой малой вины, и разве я в ответе за то зло и обиды, которые вы претерпели, за ваше горе и страдания? - Горе! - со смехом повторил Редлоу. - Обиды! Что они мне? - Ради всего святого, сэр! - взмолился студент. - Неужели эти несколько слов, которыми мы сейчас обменялись, могли вызвать в вас такую перемену. Я не хочу этого! Забудьте обо мне, не замечайте меня. Позвольте мне, как прежде, оставаться самым чужим и далеким из ваших учеников. Знайте меня только по моему вымышленному имени, а не как Лэнгфорда... - Лэнгфорда! - воскликнул Ученый. Он стиснул руками виски, и мгновенье студент видел перед собою прежнее умное и вдумчивое лицо Редлоу. Но свет, озаривший это лицо, вновь погас, точно мимолетный солнечный луч, и оно опять омрачилось. - Это имя носит моя мать, сэр, - с запинкой промолвил студент. - Она приняла это имя, когда, быть может, могла принять другое, более достойное уважения. Мистер Редлоу, - робко продолжал он, - мне кажется, я знаю, что произошло. Там, где исчерпываются мои сведения и начинается неизвестность, догадки, пожалуй, подводят меня довольно близко к истине. Я родился от брака, в котором не было ни согласия, ни счастья. С младенчества я слышал, как моя матушка говорила о вас с уважением, почтительно, с чувством, близким к благоговению. Я слышал о такой преданности, о такой силе духа и о столь нежном сердце, о такой мужественной борьбе с препятствиями, перед которыми отступают обыкновенные люди, что с тех пор, как я себя помню, мое воображение окружило ваше имя ореолом. И, наконец, у кого, кроме вас, мог бы учиться такой бедняк, как я? Ничто не тронуло Редлоу, ничто не дрогнуло в его лице, он слушал, хмуро и пристально глядя на студента, и не отвечал ни словом, ни движением, - Не могу сказать вам, - продолжал тот, - я все равно не нашел бы слов, - как я был взволнован и растроган, увидев вашу доброту, памятную мне по тем рассказам. Недаром же с такой признательностью, с таким доверием произносят наши студенты (и особенно беднейшие из нас) самое имя великодушного мистера Редлоу. Разница наших лет и положения так велика, сэр, и я так привык видеть вас только издали, что сам удивляюсь сейчас своей дерзости, когда осмеливаюсь об этом говорить. Но человеку, который... которому, можно сказать, когда-то была не совсем безразлична моя матушка, теперь, когда все это осталось далеко в прошлом, быть может интересно будет услышать, с какой невыразимой любовью и уважением смотрю на него я, безвестный студент; как трудно, как мучительно мне все время держаться в стороне и не искать его одобрения, тогда как одно лишь слово похвалы сделало бы меня счастливым; и, однако, я полагаю своим долгом держаться так и впредь, довольствуясь тем, что знаю его, и оставаясь ему неизвестным. Мистер Редлоу, - докончил он упавшим голосом, - то, что я хотел вам сказать, я сказал плохо и бессвязно, потому что силы еще не вернулись ко мне; но за все, что было недостойного в моем обмане, простите меня, а все остальное забудьте! Редлоу по-прежнему хмуро и пристально смотрел на студента, ничто не отразилось на его лице, но когда юноша при последних словах шагнул вперед, словно желая коснуться его руки, он отпрянул с криком: - Не подходите! Молодой человек остановился, потрясенный, не понимая, - откуда этот ужас, это нетерпеливое, беспощадное отвращение, - и растерянно провел рукою по лбу. - Прошлое есть прошлое, - сказал Ученый. - Оно умирает, как умирают бессловесные твари. Кто сказал, что прошлое оставило след в моей жизни? Он бредит или лжет! Какое мне дело до ваших сумасбродных фантазий? Если вам нужны деньги, вот они. Я пришел предложить вам денег; только за этим я и пришел. Что еще могло привести меня сюда? - пробормотал он и опять сжал ладонями виски. - Ничего другого не может быть, и однако... Он швырнул на стол кошелек и весь отдался этим смутным раздумьям; студент поднял кошелек и протянул его Ученому. - Возьмите это назад, сэр, - сказал он гордо, но без гнева. - И я хотел бы, чтобы вместе с этим кошельком вы унесли также воспоминание о ваших словах и о вашем предложении. - Вы этого хотите? - переспросил Редлоу, и глаза его дико блеснули. - Вот как? - Да, хочу! Редлоу впервые подошел к нему вплотную, принял кошелек, взял студента за руку повыше локтя и посмотрел ему в лицо. - Болезнь приносит с собою скорбь и страдание, не так ли? - спросил он и засмеялся. - Так, - удивленно ответил студент. - И лишает покоя, и приносит тревогу и заботы, и страх за будущее, и еще много тягот душевных и телесных? - продолжал Ученый с какой-то дикой, нечеловеческой радостью. - И обо всем этом лучше бы позабыть, не так ли? Студент не ответил, но опять смятенно провел рукою по лбу. Редлоу все еще держал его за рукав, как вдруг за дверью послышался голос Милли. - Ничего, мне и так видно, - говорила она. - Спасибо, Дольф. Не надо плакать, милый. Завтра папа с мамой помирятся и дома все опять будет хорошо. Так ты говоришь, у него гость? Редлоу, прислушиваясь, разжал пальцы и выпустил руку студента. - С первой минуты я страшился встречи с нею, - пробормотал он едва слышно. - От нее неотделима эта спокойная доброта, и я боюсь повредить ей. Вдруг я стану убийцей того, что есть лучшего в этом любящем сердце. Милли уже стучала в дверь. - Что же мне делать, не обращать внимания на пустые страхи или и дальше избегать ее? - шептал Ученый, в смущении озираясь по сторонам. В дверь снова постучали. - Из всех, кто мог бы сюда прийти, именно с ней я не хочу встречаться, - хрипло, тревожно произнес Редлоу, обращаясь к студенту. - Спрячьте меня! Студент отворил узенькую дверь в каморку с косым потолком, помещавшуюся под скатом крыши. Редлоу поспешно прошел в каморку и захлопнул за собою скрипучую дверцу. Тогда студент снова лег на свою кушетку и крикнул Милли, что она может войти. - Милый мистер Эдмонд, - сказала Милли, оглядевшись, - а внизу мне сказали, что у вас сидит какой-то джентльмен. - Здесь никого нет, я один. - Но к вам кто-то приходил? - Да, приходил. Милли поставила на стол свою корзинку и подошла сзади к кушетке, словно хотела взять протянутую руку, - но руки ей не протянули. Слегка удивленная, она тихонько наклонилась над кушеткой, заглянула в лицо лежащего и ласково коснулась его лба. - Вам опять стало хуже к вечеру? Днем у вас голова была не такал горячая. - А, пустяки! - нетерпеливо сказал студент. - Ничуть мне не хуже! Еще более удивленная, но без тени упрека на лице, она отошла от него, села по другую сторону стола и вынула из корзинки узелок с шитьем. Но тут же передумала, отложила шитье и, неслышно двигаясь по комнате, начала аккуратно расставлять все по местам и приводить в порядок; даже подушки на кушетке она поправила таким осторожным, легким движением, что студент, который лежал, глядя в огонь, кажется, этого и не заметил. Потом она подмела золу, высыпавшуюся из камина, села, склонила голову в скромном чепчике над своим шитьем и тотчас принялась за дело. - Это вам новая муслиновая занавеска на окно, мистер Эдмонд, - промолвила она, проворно работая иглой. - Она будет очень мило выглядеть, хоть и стоит совсем дешево, и к тому же она защитит ваши глаза от света. Мой Уильям говорит, что сейчас, когда вы так хорошо пошли на поправку, в комнате не должно быть слишком светло, не то у вас от яркого света закружится голова. Эдмонд ничего не ответил, только заворочался на кушетке, но было в этом столько нетерпения и недовольства, что иголка замерла в руках Милли, и она с тревогой посмотрела на него. - Вам неудобно лежать, - сказала она, отложила шитье и поднялась. - Сейчас я поправлю подушки. - И так хорошо, - ответил он. - Оставьте, пожалуйста. Вечно вы беспокоитесь по пустякам. Говоря это, он поднял голову и посмотрел на нее холодно, без малейшего проблеска благодарности, так что, когда он опять откинулся на подушки, Милли еще с минуту стояла в растерянности. Но потом она все же снова села и взялась за иглу, не укорив его даже взглядом. - Я все думаю, мистер Эдмонд, о том, о чем вы и сами так часто думали, когда я сидела тут с вами последнее время: как это верно говорится, что беда научит уму-разуму. После вашей болезни вы станете ценить здоровье, как никогда не ценили. Пройдет много-много лет, опять наступит рождество, и вы вспомните эти дни, как вы тут лежали больной, один, потому что не хотели вестью о своей болезни огорчать милых вашему сердцу, - и родной дом станет вам вдвойне мил и отраден. Правда же, это хорошо и верно люди говорят? Она была так занята своим шитьем, так искренне верила в справедливость того, о чем говорила, да и вообще такая она была спокойная и уравновешенная, что ее мало заботило, какими глазами посмотрит на нее Эдмонд, выслушав эти слова; поэтому не согретый благодарностью взгляд, который он метнул в нее вместо ответа, не ранил ее. - Ах, - сказала Милли, задумчиво склонив набок свою хорошенькую головку и не отрывая глаз от работы, - даже я все время об этом думала, пока вы были больны, мистер Эдмонд, а где же мне с вами равняться, я женщина неученая и нет у меня настоящего разумения. Но только эти бедняки, которые живут внизу, и вправду к вам всей душой, а я как погляжу, что вы совсем из-за них растрогаетесь, так и думаю: уж, верно, и это для вас какая-то награда за нездоровье, и у вас на лице это можно прочитать, прямо как по книге, что, если бы не горе да страдания, мы бы и не приметили, сколько вокруг нас добра. Она хотела еще что-то сказать, но остановилась, потому что больной поднялся с кушетки. - Не будем преувеличивать ничьих заслуг, миссис Уильям, - небрежно бросил он. - Этим людям, смею сказать, в свое время будет заплачено за каждую самую мелкую услугу, которую они мне оказали; вероятно, они этого и ждут. И вам я тоже весьма признателен. Она перестала шить и подняла на него глаза. - Не надо преувеличивать серьезность моей болезни, - продолжал студент. - Этим вы не заставите меня почувствовать еще большую признательность. Я сознаю, что вы проявили ко мне участие, и, повторяю, я вам весьма обязан. Чего же вам еще? Шитье выпало из рук Милли, и она молча смотрела, как он, раздосадованный, ходит по комнате, порою остановится на минуту и снова шагает взад и вперед. - Еще раз повторяю, я вам весьма обязан. Ваши заслуги бесспорны, так зачем же ослаблять мою признательность, предъявляя ко мне какие-то непомерные претензии? Несчастья, горе, болезни, беды! Можно подумать, что я был на волосок от десяти смертей сразу! - Неужто вы думаете, мистер Эдмонд, - спросила Милли, вставая и подходя к нему, - что, когда я говорила об этих бедняках, я намекала на себя? На себя? - И она с улыбкой простодушного удивления приложила руку к груди. - Ах, да ничего я об этом не думаю, моя милая, - возразил студент. - У меня было небольшое недомогание, которому вы с вашей заботливостью (заметьте, я сказал - заботливостью!) придаете чересчур большое значение; ну, а теперь все прошло, и довольно об этом. Холодно посмотрев на Милли, он взял книгу и подсел к столу. Милли еще минту-другую смотрела на него, и постепенно улыбка ее погасла. Потом, отойдя к столу, где оставалась ее корзинка, она тихо спросила: - Мистер Эдмонд, может быть, вам приятнее побыть одному? - Не вижу причин вас удерживать. - отозвался он, - Вот только... - нерешительно промолвила она, показывая на шитье. - А, занавеска, - он презрительно засмеялся. - Ради этого не стоит оставаться. Она свернула свою работу и уложила в корзинку. Потом остановилась перед Эдмондом, глядя на него с такой терпеливой мольбой, что и он поневоле поднял на нее глаза, и сказала: - Если я вам понадоблюсь, я с охотой приду опять. Когда я вам была нужна, я приходила с радостью, никакой заслуги в этом нет. Может, вы боитесь, как бы теперь, когда вы пошли на поправку, я вас не обеспокоила. Но я не стала бы вам мешать, право слово, я бы приходила только, пока вы еще слабы и не можете выйти из дому. Мне от вас ничего не нужно. Но только верно, что вам надо бы обращаться со мной по справедливости, все равно как если бы я была настоящая леди - даже та самая леди, которую вы любите. А если вы подозреваете, будто я из корысти набиваю себе цену за ту малость, что я старалась сделать, чтобы вам, больному, было тут немножко повеселее, так этим вы не меня, а себя обижаете. Вот что жалко. Мне не себя, мне вас жалко. Будь она исполнена бурного негодования, а не сдержанности и спокойствия; будь ее лицо столь же гневным, сколь оно было кротким, и кричи она вместо того, чтобы говорить таким тихим и ясным голосом, - и то после ее ухода комната не показалась бы студенту такой пустой и одинокой. Мрачно смотрел он недвижным взором на то место, где она только что стояла, и в это время из своего убежища вышел Редлоу и направился к двери. - Когда тебя вновь постигнет недуг - и пусть это будет поскорее! - сказал он, яростно глядя на студента, - умри здесь! Издохни, как собака! - Что вы со мной сделали? - воскликнул студент, удерживая его за край плаща. - Вы сделали меня другим человеком! Что за проклятие вы мне принесли? Верните мне мою прежнюю душу! - Сначала верните душу мне! - как безумный, крикнул Редлоу. - Я заражен! Я заражаю других! Я несу в себе яд, отравивший меня и способный отравить все человечество! Там, где прежде я испытывал участие, сострадание, жалость, я теперь обращаюсь в камень. Самое присутствие мое вредоносно, всюду, где я ни пройду, я сею себялюбие и неблагодарность. Лишь в одном я не столь низок, как те, кого я обращаю в злодеев: в тот миг, как они теряют человеческий облик, я способен их ненавидеть. С этими словами он оттолкнул юношу, все еще цеплявшегося за его плащ, и, ударив его по лицу, выбежал в ночь, где свистел ветер, падал снег, неслись по небу облака и сквозь них смутно просвечивал месяц - и всюду и во всем чудились ему слова Призрака: их насвистывал ветер, нашептывал падающий снег, он читал их в проносящихся по небу облаках, в лунном свете и в угрюмых тенях: "Прими от меня дар и неси его всем и всюду, куда бы ты ни пошел!" Куда он шел - этого он сам не знал, и ему было все равно, лишь бы оставаться одному. Перемена, которую он ощущал в себе, обратила шумные улицы в пустыню, и его собственную душу - в пустыню, и толпы людей вокруг, людей с бесконечно разными судьбами, терпеливо и мужественно сносящих то, что выпало каждому на долю, - в несчетное множество песчинок, которые ветер сметает в беспорядочные груды и вновь раскидывает без смысла и без цели. Видение предсказало, что былое вскоре изгладится из его памяти и сгинет без следа, по этот час еще не настал, сердце Ученого пока еще не совсем окаменело, и, понимая, во что обратился он сам и во что обращает других, он старался избегать людей. И тут, пока он торопливо шагал все вперед и вперед, ему вспомнился мальчик, ворвавшийся к нему в комнату. И он припомнил, что из всех, с кем он встречался после исчезновения Призрака, лишь в этом мальчике не заметно было никакой перемены. Каким отвратительным чудовищем ни казался ему этот маленький звереныш, Редлоу решил отыскать его и проверить, вправду ли его близость никак не влияет на мальчика; и тут же еще одна мысль родилась у него. Итак, не без труда сообразив, где он находится, он повернул к своему старому колледжу, к той его части, где находился главный вход, к единственному месту, где плиты мощеного двора были истерты шагами многих и многих студентов. Сторожка помешалась сразу же за чугунными воротами и составляла часть четырехугольника, образованного зданиями колледжа. Рядом была невысокая арка; укрывшись под нею - Редлоу знал это, - можно было заглянуть в окно скромной комнаты Свиджеров и увидеть, есть ли кто-нибудь дома. Ворота были закрыты, но Редлоу, просунув руку между прутьями решетки, привычно нащупал засов, отодвинул его, тихо прошел во двор, вновь запер ворота и прокрался под окно, стараясь как можно легче ступать по хрустящему подмерзшему снегу. Тот самый огонь, на свет которого он накануне вечером послал мальчика, и сейчас весело пылал за окном, и от него на землю ложился яркий отблеск. Бессознательно избегая освещенного места, Редлоу осторожно обошел его и заглянул в окно. Сперва ему показалось, что в комнате никого нет и пламя бросает алый отсвет только на потемневшие от времени стены и балки потолка; но всмотревшись пристальнее, он увидел того, кого искал: мальчик спал, свернувшись в клубок на полу перед камином. Редлоу шагнул к двери, отворил ее и вошел. Мальчишка лежал так близко к огню, что, когда Редлоу нагнулся к нему, чтобы разбудить, его обдало нестерпимым жаром. Едва ощутив на плече чужую руку, спящий мгновенно очнулся, привычным движением вечно гонимого существа стиснул на груди свои лохмотья, не то откатился, не то отбежал в дальний угол комнаты и, съежившись на полу, выставил одну ногу, готовый защищаться. - Вставай! - сказал Ученый. - Ты меня не забыл? - Отстань! - ответил мальчик. - Это ее дом, а не твой. Однако пристальный взгляд Ученого все же усмирил его - настолько, что он не пытался отбиваться, когда его поставили на ноги и начали разглядывать. - Кто обмыл тебе ноги и перевязал раны и царапины? - спросил Ученый. - Та женщина. - И лицо тебе тоже она умыла? - Да. Редлоу задавал эти вопросы, чтобы привлечь к себе взгляд мальчика, - он хотел заглянуть ему в глаза; и с тем же намерением взял его за подбородок и отбросил со лба спутанные волосы, хоть ему и было противно прикасаться к этому оборвышу. Мальчик зорко, настороженно следил за его взглядом, готовый защищаться: как знать, что этот человек станет делать дальше? И Редлоу ясно видел, что в нем не произошло никакой перемены. - Где все? - спросил он. - Женщина ушла. - Я знаю. А где старик с белыми волосами и его сын? - Это который ее муж? - переспросил мальчик. - Ну, да. Где они оба? - Ушли. Где-то что-то стряслось. Их позвали. И они скорей пошли, а мне велели сидеть тут. - Пойдем со мной, - сказал Ученый, - и я дам тебе денег. - Куда идти? А сколько дашь? - Я дам тебе столько шиллингов, сколько ты за всю свою жизнь не видал, и скоро приведу тебя обратно. Ты найдешь дорогу туда, откуда ты к нам пришел? - Пусти! - сказал мальчик и неожиданно вывернулся из рук Ученого. - Не пойду я с тобой. Отвяжись, а то я кину в тебя огнем! И он присел на корточки перед очагом, готовый голой рукой выхватить оттуда горящие уголья. Все, что испытал до сих пор Ученый, видя, как, точно по волшебству, меняются люди от его тлетворной близости, было ничтожно перед необъяснимым, леденящим ужасом, объявшим его при виде этого маленького дикаря, которому все было нипочем. Кровь стыла в его жилах, когда он смотрел на это бесстрастное, не доступное никаким человеческим чувствам чудовище во образе ребенка, на поднятое к нему хитрое и злое лицо, на крохотную, почти младенческую руку, замершую наготове у решетки очага. - Слушай, мальчик! - сказал он. - Веди меня куда хочешь, но только в такое место, где живут люди очень несчастные или же очень дурные. Я хочу им помочь, я не сделаю им зла. А ты, как я уже сказал, получишь деньги, и я приведу тебя обратно. Вставай! Идем скорей! - И он поспешно шагнул к двери, в страхе, как бы не вернулась миссис Уильям. - Только ты меня не держи, я пойду один, и не трогай меня, - сказал мальчик, опуская руку, угрожающе протянутую к огню, и медленно поднимаясь с полу. - Хорошо! - И я пойду вперед тебя или сзади, как захочу? - Хорошо! - Дай сперва денег, тогда я пойду. Ученый вложил в протянутую ладонь, один за другим, несколько шиллингов. Сосчитать их мальчик не умел, он только всякий раз говорил: "одна", "еще одна", и алчными глазами смотрел то на монету, то на дающего. Ему некуда было положить деньги, кроме как в рот, и он сунул их за щеку. Вырвав листок из записной книжки, Редлоу карандашом написал, что уводит мальчика с собой, и положил записку на стол. Затем сделал мальчишке знак идти. И тот, по обыкновению придерживая на груди свои лохмотья, как был босой и с непокрытой головою, вышел в зимнюю ночь. Не желая снова проходить через ворота - ибо он страшился встречи с тою, кого все время так избегал, - Ученый углубился в коридоры, в которых накануне заплутался мальчик, и через ту часть здания, где находилось и его жилище, прошел к небольшой двери, от которой у него был ключ. Они вышли на улицу, и Редлоу остановился и спросил своего спутника, тотчас же отпрянувшего, узнает ли он это место. Маленький дикарь минуту-другую озирался по сторонам, потом кивнул и пальцем показал, куда им теперь надо идти. Редлоу сейчас же зашагал в этом направлении, и мальчик уже не так опасливо и подозрительно, как прежде, двинулся следом; на ходу он то вынимал монеты изо рта и натирал их до блеска о свои лохмотья, то опять закладывал за щеку. Трижды за время пути им случалось поравняться и идти рядом. Трижды, поравнявшись, они останавливались. Трижды Ученый искоса поглядывал на лицо своего маленького провожатого и всякий раз содрогался от одной и той же неотвязной мысли. В первый раз эта мысль возникла, когда они пересекали старое кладбище и Редлоу растерянно остановился среди могил, тщетно спрашивая себя, почему принято думать, что один вид могилы может тронуть душу, смягчить или утешить. Во второй раз - когда из-за туч вышла луна и Редлоу, подняв глаза к посветлевшему небу, увидел ее по всем ее великолепии, окруженную несметным множеством звезд; он помнил их названия и все, что говорит о каждой из них наука, но он не увидел того, что видел в них прежде, не почувствовал того, что чувствовал прежде в такие же ясные ночи, поднимая глаза к небу. В третий - когда он остановился, чтобы послушать донесшуюся откуда-то печальную музыку, но услыхал одну лишь мелодию, издаваемую бездушными инструментами; слух его воспринимал звуки, но они не взывали ни к чему сокровенному в его груди, не нашептывали ни о прошлом, ни о грядущем, и значили для него не больше, чем лепет давным-давно отжурчавшего ручья и шелест давным-давно утихшего ветра. И всякий раз он с ужасом убеждался, что, как ни огромна пропасть, отделяющая разум ученого от животной хитрости маленького дикаря, как ни не схожи они внешне, на лице мальчика можно прочитать в точности то же, что и на его собственном лице. Так они шли некоторое время - то по людным улицам, где Редлоу поминутно оглядывался назад, думая, что потерял своего провожатого, но чаще всего обнаруживал его совсем рядом с другой стороны; то по таким тихим, пустынным местам, что он мог бы сосчитать быстрые, частые шаги босых ног за спиною; наконец они подошли к каким-то тесно прижавшимся друг к другу полуразрушенным домам, и мальчик, тронув Редлоу за локоть, остановился. - Вон тут! - сказал он, указывая на дом, в окнах которого кое-где светился огонь, а над входом качался тусклый фонарь и была намалевана надпись: "Постоялый двор". Редлоу огляделся; он посмотрел на эти дома, потом на весь этот неогороженный, неосушенный, неосвещенный клочок земли, где стояли - вернее наполовину уже развалились - эти дома и по краю которого тянулась грязная канава; потом на длинный ряд не одинаковых по высоте арок - часть какого-то моста или виадука, также служившего границей этого странного места; чем ближе к Редлоу, тем все меньше, все ниже становились арки, и вторая от него была не больше собачьей конуры, а от самой ближней осталась лишь бесформенная груда кирпича; потом он перевел взгляд на мальчика, остановившегося рядом: тот весь съежился и, дрожа от холода, подпрыгивал на одной ноге, поджимая другую, чтобы хоть немного ее согреть; однако в его лице, в выражении, с каким он смотрел на все вокруг, Редлоу так ясно узнал себя, что в ужасе отшатнулся. - Вон тут! - повторил мальчик, снова указывая на дом. - Я обожду. - А меня впустят? - спросил Редлоу. - Скажи, что ты доктор. Тут больных сколько хочешь. Редлоу пошел к двери и, оглянувшись на ходу, увидел, что мальчик поплелся к самой низкой арке и заполз под нее, точно крыса в нору. Но Редлоу не ощутил жалости, это странное существо пугало его; и когда оно поглядело ему вслед из своего логова, он, точно спасаясь, ускорил шаг. - В этом доме уж наверно конца нет горю, обидам и страданиям, - сказал Ученый, мучительно силясь яснее вспомнить что-то, ускользавшее от него. - Не может причинить никакого вреда тот, кто принесет сюда забвенье. С этими словами он толкнул незапертую дверь и вошел. На ступеньках лестницы сидела женщина и то ли спала, то ли горько задумалась, уронив голову на руки. Видя, что трудно тут пройти, не наступив на нее, а она его не замечает, Редлоу нагнулся и тронул ее за плечо. Женщина подняла голову, и он увидел лицо совсем еще юное, но такое увядшее и безжизненное, словно, наперекор природе, вслед за весною настала внезапно зима и убила начинавшийся расцвет. Женщина не обнаружила ни малейшего интереса к незнакомцу, только отодвинулась к стене, давая ему пройти. - Кто вы? - спросил Редлоу и остановился, держась за сломанные перила. - А вы как думаете? - ответила она вопросом, снова обращая к нему бледное лицо. Он смотрел на этот искалеченный венец творенья, так недавно созданный, так быстро поблекший; и не сострадание - ибо источники подлинного сострадания пересохли и иссякли в груди Редлоу, - но нечто наиболее близкое состраданию из всех чувств, какие за последние часы пытались пробиться во мраке этой души, где сгущалась, но еще не окончательно наступила непроглядная ночь, - прозвучало в его голосе, когда он произнес: - Я здесь, чтобы, если можно, облегчить вашу участь. Быть может, вы сокрушаетесь потому, что вас обидели? Она нахмурилась, потом рассмеялась ему в лицо; но смех оборвался тяжелым вздохом, и женщина снова низко опустила голову и охватила ее руками, запустив пальцы в волосы. - Вас мучит старая обида? - опять спросил Редлоу. - Меня мучит моя жизнь, - сказала она, мельком взглянув на него. Он понял, что она - одна из многих, что эта женщина, поникшая у его ног, - олицетворение тысяч таких же, как она. - Кто ваши родители? - спросил он резко. - Был у меня когда-то родной дом. Далеко, в деревне. Мой отец был садовник. - Он умер? - Для меня умер. Все это для меня умерло. Вы джентльмен, вам этого не понять! - И снова она подняла на него глаза и рассмеялась. - Женщина! - сурово сказал Редлоу. - Прежде чем дом и семья умерли для тебя, не нанес ли тебе кто-нибудь обиды? Как ты ни стараешься о ней забыть, не гложет ли тебя, наперекор всему, воспоминание о старой обиде? И не терзает ли оно тебя снова и снова, все сильнее день ото дня? Так мало женственного оставалось в ее облике, что он изумился, когда она вдруг залилась слезами. Но еще больше изумился и глубоко встревожился он, заметив, что вместе с пробудившимся воспоминанием об этой старой обиде в ней впервые ожило что-то человеческое, какое-то давно забытое тепло и нежность. Он слегка отодвинулся от нее и тут только увидел, что руки ее выше локтя покрыты синяками, лицо все в ссадинах и на груди кровоподтеки. - Кто вас так жестоко избил? - спросил Редлоу. - Я сама. Это я сама себя поранила! - быстро ответила женщина. - Не может быть. - Я и под присягой так скажу. Он меня не трогал. Это я со злости сама себя исколотила и бросилась с лестницы. А его тут и не было. Он меня и пальцем не тронул! Она лгала, глядя ему прямо в глаза, - и в этой решимости сквозили последние уродливые и искаженные остатки добрых чувств, еще уцелевшие в груди несчастной женщины; и совесть горько упрекнула Редлоу за то, что он стал на ее пути. - Горе, обиды и страдания! - пробормотал он, со страхом отводя глаза. - Вот они, корни всего, что связывает ее с прошлым, с тем, какою она была до своего падения. Богом тебя заклинаю, дай мне пройти! Страшась еще раз взглянуть на нее, страшась до нее дотронуться, страшась одной лишь мысли, что он может оборвать последнюю нить, еще удерживающую эту женщину на краю пропасти, на дне которой уже нет надежды на небесное милосердие, Редлоу плотнее завернулся в плащ и торопливо проскользнул по лестнице наверх. Поднявшись на площадку, он увидел приотворенную дверь, и в эту самую минуту какой-то человек со свечой в руках хотел закрыть ее изнутри, но при виде Редлоу в волнении отшатнулся и неожиданно, как бы против воли, произнес его имя. Удивленный тем, что здесь кто-то знает его, Редлоу остановился и попытался вспомнить, не знакомо ли ему это изможденное и испуганное лицо. Но не успел он над этим задуматься, как к его величайшему изумлению из комнаты вышел старик Филипп и взял его за руку. - Мистер Редлоу, - промолвил старик, - вы верны себе, всегда верны себе, сэр! Вы услыхали про это и пришли помочь чем можете. Но, увы, слишком поздно, слишком поздно! Редлоу, растерянный и недоумевающий, покорно пошел за Филиппом в комнату. Здесь на складной железной кровати лежал человек, подле стоял Уильям Свиджер. - Поздно! - пробормотал старик, печально глядя ка Ученого, и слезы поползли по его щекам. - Вот и я говорю, батюшка, - шепотом подхватил Уильям. - Так оно и есть. Раз он задремал, будем пока тише воды, ниже травы, это единственное, что нам остается делать. Вы совершенно правы, батюшка! Редлоу остановился у кровати и посмотрел на тело, простертое на убогом тюфяке. То был человек совсем еще не старый, однако видно было, что едва ли он дотянет до утра. За четыре или пять десятилетий всевозможные пороки наложили неизгладимое клеймо на его лицо, и, сравнивая его с лицом стоявшего тут же Филиппа, всякий сказал бы, что тяжкая рука времени обошлась со старцем милостиво и даже украсила его. - Кто это? - спросил Ученый, оглядываясь на стоявших вокруг. - Это мой сын Джордж, мистер Редлоу, - сказал старик, ломая руки. - Джордж, мой старший сын, которым его мать гордилась больше, чем всеми другими детьми! И он припал седой головой к постели умирающего. Редлоу перевел глаза с Филиппа на того, кто сперва так неожиданно назвал его по имени, а потом все время держался в тени, в самом дальнем углу. Это был человек примерно его возраста, судя по всему безнадежно опустившийся и нищий; Редлоу не мог припомнить среди своих знакомых никого, кто дошел бы до такой степени падения, но было что-то знакомое в фигуре этого человека, когда он стоял отвернувшись, и в его походке, когда он затем вышел из комнаты, - и Ученый в смутной тревоге провел рукою по лбу. - Уильям, - сумрачно прошептал он, - кто этот человек? - Вот видите ли, сэр, - отозвался Уильям, - это самое я и говорю. Чего ради ему было вечно играть в азартные игры и все такое прочее и понемножку сползать все ниже и ниже, так что под конец уже, оказывается, ниже некуда! - Так вот как он до этого дошел? - сказал Редлоу, глядя вслед ушедшему, и опять провел рукою по лбу. - Именно так, сэр, - подтвердил Уильям Свиджер. - Он, видно, кое-что смыслит во врачевании больных, сэр, и странствовал с моим несчастным братом (тут мистер Уильям утер глаза рукавом), и когда они добрались до Лондона и остановились в этом доме на ночлег - каких только людей иной раз не сведет судьба! - он ухаживал за братом и по его просьбе пришел за нами. Печальное Зрелище, сэр! Но так уж, видно, ему на роду написано. Я только боюсь за батюшку, он этого не переживет! При этих словах Редлоу поднял глаза и, припомнив, где он, и кто его окружает, и какое проклятье он несет с собой, - удивленный неожиданной встречей, он совсем было забыл об этом, - поспешно отступил на шаг, сам не зная, бежать ли сейчас же из этого дома, или остаться. Уступая какому-то мрачному упрямству, с которым ему теперь постоянно приходилось бороться, он решил, что останется. "Ведь только вчера я заметил, что память этого старика хранит одно лишь горе и страдания, ужели сегодня я не решусь помрачить ее? - сказал он себе. - Ужели те воспоминания, которые я могу изгнать, так дороги этому умирающему, что я должен бояться за него? Нет, я отсюда не уйду". И он остался, но трепетал от страха, наперекор всем этим рассуждениям; он стоял поодаль, завернувшись в свой черный плащ и не глядя в сторону постели, только прислушивался к каждому слову, и казался сам себе злым духом, принесшим в этот дом несчастье. - Отец! - прошептал больной, выходя из оцепенения. - Джордж, сынок! Мальчик мой! - отозвался старик Филипп. - Ты сейчас говорил, что когда-то давно я был любимцем матери. Как страшно думать теперь о тех далеких днях! - Нет, нет, - возразил старик. - Думай об этом. Не говори, что это страшно. Для меня это не страшно, сынок. - От этого у тебя сердце разрывается, - сказал больной, чувствуя, что на лицо ему падают отцовские слезы. - Да, да, - сказал Филипп, - сердце мое разрывается, но это хорошо. Горько и грустно мне вспоминать о тех временах, но это хорошо, Джордж. Думай и ты о том времени, думай о нем - и сердце твое смягчится! Где сын мой Уильям? Уильям, сынок, ваша матушка нежно любила Джорджа до последнего вздоха, и ее последние слова были: "Скажи ему, что я простила его, благословляла его и молилась за него". Так она мне сказала, и я не забыл ее слов, а ведь мне уже восемьдесят семь! - Отец! - сказал больной. - Я умираю, я знаю это. Мне уже немного осталось, мне трудно говорить даже о том, что для меня всего важнее. Скажи, есть для меня после смерти хоть какая-то надежда? - Есть надежда для всех, кто смягчился и покаялся, - ответил старик. - Для них есть надежда. О господи! - воскликнул он, с мольбою складывая руки, и поднял глаза к небу. - Только вчера я благодарил тебя за то, что помню моего злосчастного сына еще невинным ребенком. Но какое утешение для меня в этот час, что и ты не забыл его! Редлоу закрыл лицо руками и отшатнулся, точно убийца. - О, потом я все загубил, - слабо простонал больной. - Загубил я свою жизнь! - Но когда-то он был ребенком, - продолжал старик. - Он играл с другими детьми. Вечером, прежде чем лечь в постель и уснуть безгрешным детским сном, он становился на колени рядом со своей бедной матерью и читал молитву. Много раз я видел это; и я видел, как она прижимала его голову к груди и целовала его. Горько нам с нею было вспоминать об этом, когда он стал на путь зла и все наши надежды, все мечты о его будущем рассыпались в прах, и все же это воспоминание, как ничто другое, привязывало нас к нему. Отец небесный, ты, кто добрее всех земных отцов! Ты, что так скорбишь о заблуждениях твоих детей! Прими снова в лоно твое этого заблудшего! Внемли ему - не такому, каков он стал, но каким был. Он взывает к тебе, как - столько раз нам это чудилось - взывал он к нам. Старик воздел трясущиеся руки, а сын, за которого он молился, бессильно припал головою к его груди, словно и в самом деле снова стал ребенком и искал у отца помощи и утешенья. Случалось ли когда-либо человеку трепетать, как затрепетал Редлоу среди наступившей затем тишины! Он знал, что должно случиться, и знал, что это наступит быстро и неотвратимо. - Минуты мои сочтены, мне трудно дышать, - сказал больной, приподнимаясь на локте и другой рукой хватая воздух. - А я припоминаю, я должен был что-то еще сказать... тут был сейчас один человек... Отец, Уильям... постойте! Что это, мерещится мне или там стоит что-то черное? - Нет, это не мерещится, - ответил старик. - Это человек? - Вот и я говорю, Джордж, - вмешался Уильям, ласково наклоняясь к брату. - Это мистер Редлоу. - Я думал, он мне почудился. Попросите его подойти ближе. Редлоу, который был еще бледнее умирающего, подошел к нему и, повинуясь движению его руки, присел на край постели. - Здесь такая боль, сэр, - сразал Джордж, приложив руку к сердцу, и во взгляде его была немая мольба, и тоска, и предсмертная мука, - когда я смотрю на моего бедного отца и думаю, скольким несчастьям я был виною, сколько принес обид и горя, и потому... Что заставило его запнуться? Была ли то близость конца, или начало иной, внутренней перемены? - ...потому я постараюсь сделать, что могу, хорошего, вот только мысли путаются, все бегут, бегут. Тут был еще один человек. Видели вы его? Редлоу не мог выговорить ни слова; ибо, когда он увидел уже хорошо знакомый роковой признак - руку, растерянно коснувшуюся лба, - голос изменил ему. Вместо ответа он лишь наклонил голову. - У него нет ни гроша, он голодный и нищий. Он сломлен, разбит, и ему не на что надеяться. Позаботьтесь о нем! Не теряйте ни минуты! Я знаю, он хотел покончить с собой. Неотвратимое наступало. Это видно было по его лицу. Оно менялось на глазах, ожесточалось, все черты стали резче и суше, и ни тени скорби не осталось на нем. - Разве вы не помните? Разве вы не знаете его? - продолжал больной. Он на мгновенье закрыл глаза, опять провел рукой по лбу, потом вновь посмотрел на Редлоу, но теперь это был взгляд вызывающий, наглый и бездушный. - Какого черта! - заговорил он, злобно озираясь. - Вы тут меня совсем заморочили! Я жил - не трусил и помру не трусом. И убирайтесь все к дьяволу! Он откинулся на постель и заслонился обеими руками, чтобы с этой минуты ничего больше не видеть и не слышать и умереть ко всему равнодушным. Если бы молния небесная поразила Редлоу, он и тогда не так отпрянул бы от этой постели. Но и старик Филипп, который отошел было на несколько шагов, пока сын разговаривал с Ученым, а теперь вновь приблизился, тоже вдруг отступил с видимым отвращением. - Где сын мой Уильям? - поспешно спросил он. - Уйдем отсюда, Уильям. Идем скорее домой. - Домой, батюшка? - изумился Уильям. - Разве вы хотите покинуть родного сына? - Где тут мой сын? - спросил старик. - Как это где? Вот же он! - Он мне не сын! - возразил Филипп, весь дрожа от гнева. - Такому негодяю нечего ждать от меня. На моих детей приятно поглядеть, и они обо мне заботятся, и всегда меня накормят и напоят, и готовы услужить. Я имею на это право! Мне уже восемьдесят семь! - Вот и хватит, пожили, слава богу, куда еще, - проворчал Уильям, засунув руки в карманы и исподлобья глядя на отца. - Право, не знаю, какой от вас толк. Без вас в нашей жизни было бы куда больше удовольствия. - Мой сын, мистер Редлоу! - сказал старик. - Хорош сын! А этот малый еще толкует мне про моего сына! Да разве мне когда было от него хоть на грош удовольствия? - Что-то и мне от вас тоже немного было удовольствия, - угрюмо отозвался Уильям. - Дай-ка подумать, - сказал старик. - Сколько уже лет на рождество я сидел в своем теплом углу, и никогда меня не заставляли на ночь глядя выходить на улицу в такой холод. И я праздновал и веселился, и никто меня не беспокоил и не расстраивал, и не приходилось мне ничего такого видеть (он указал на умирающего). Сколько же это лет, Уильям? Двадцать? - Пожалуй, что и все сорок, - проворчал Уильям. - Да, как погляжу я на своего батюшку, сэр, - продолжал он, обращаясь к Редлоу совершенно новым для него брюзгливым и недовольным тоном, - хоть убейте, не пойму, что в нем хорошего? Сколько лет прожил - и весь век только и знал, что есть, пить и жить в свое удовольствие. - Мне... мне уже восемьдесят семь, - бессвязно, как малый ребенок, забормотал Филипп. - И не припомню, когда я чем-нибудь очень расстраивался. И не собираюсь расстраиваться теперь из-за этого малого. Уильям говорит, это мой сын. Какой он мне сын. А бывало, я весело проводил время, сколько раз - и счету нет. Помню, однажды... нет, забыл... отшибло... Что-то такое я хотел рассказать, про крикет и про одного моего приятеля, да вот отшибло. Кто же это был такой... любил я его, что ли? И что-то с ним такое сталось... помер он, что ли? Нет, не помню. Да и какое мне дело? Мне и дела нет. Он слабо захихикал, покачал головой и сунул руки в карманы жилета. В одном кармане он нащупал веточку остролиста, оставшуюся там, должно быть, со вчерашнего вечера, вытащил ее и стал разглядывать. - Ишь ты, ягодки! - сказал он. - Жалко, что невкусные. Помнится, я был еще маленький, вон такой, и шел гулять... постойте-ка, с кем же это я гулял? Нет, не припомню... Не помню, с кем я там гулял и кого любил, и кто любил меня. Ишь ты, ягодки! Когда ягодки, всегда бывает весело. Что ж, и на мою долю причитается веселье, и за мною должны ухаживать, чтоб мне было тепло и уютно: ведь я бедный старик, мне уже восемьдесят семь. Мне восемь... десят... семь... Во...семь...десят... семь! Жалкий, бессмысленный вид, с каким старик, повторяя эти слова, откусывал и выплевывал листочки остролиста; холодный, бесчувственный взгляд, которым смотрел на него в эти миауты его младший сын, так неузнаваемо переменившийся; непоколебимое равнодушие, с каким старший его сын перед смертью закостенел в грехе, - ничего этого Редлоу больше уже не видел; ибо он оторвался, наконец, от того места, к которому словно приросли его ноги, и выбежал из дома. Его провожатый выполз из своего убежища и, когда он дошел до арок виадука, уже ждал его. - Назад к той женщине? - спросил он. - Да, - ответил Редлоу. - Прямой дорогой к ней, и поскорее. Сначала мальчик шел впереди него; но этот обратный путь больше походил на бегство, и вскоре ему уже еле-еле удавалось, семеня маленькими босыми ногами, не отставать от широко шагавшего Редлоу. Шарахаясь от каждого встречного, плотно завернувшись в плащ и придерживая его так, как будто даже мимолетное прикосновение к его одежде грозило каждого отравить смертоносным ядом, Ученый шел все вперед и ни разу не замедлил шаг, пока они не оказались у той самой двери, откуда пустились в путь. Редлоу отпер ее своим ключом, вошел и в сопровождении мальчика поспешил по темным коридорам и переходам к себе. Мальчик следил за каждым его движением, и когда Редлоу, заперев дверь, оглянулся, тотчас отступил, так что между ними оказался стол. - Лучше не тронь! - сказал он. - Ты меня зачем сюда привел? Чтоб отнять деньги? Редлоу швырнул ему еще несколько шиллингов. Мальчик кинулся на них, словно хотел своим телом заслонить монеты от Редлоу, чтобы тот, соблазнившись их блеском, не вздумал их отобрать; и только когда Ученый опустился в кресло возле своей лампы и закрыл лицо руками, он стал торопливо, крадучись подбирать деньги. Покончив с этим, он тихонько подполз ближе к камину, уселся в стоявшее там просторное кресло, вытащил из-за пазухи какие-то корки и огрызки и принялся жевать, глядя широко раскрытыми глазами в огонь и то и дело косясь на монеты, которые он сжимал в горсти. - И больше у меня никого не осталось на свете! - сказал себе Редлоу, глядя на мальчика со все возрастающим страхом и отвращением. Сколько времени прошло, прежде чем он оторвался от созерцания этого странного существа, внушавшего ему такой ужас, - полчаса или, может быть, почти вся ночь, - он не знал. Но мальчик вдруг нарушил глубокую тишину, царившую в комнате: подняв голову, он прислушался к чему-то, потом вскочил и бросился к двери с криком: - Вот она идет! Ученый перехватил его на бегу, и тут в дверь постучали. - Пусти меня к ней, слышишь? - сказал мальчик. - Не сейчас, - возразил Ученый. - Сиди здесь. Сейчас никто не должен ни входить сюда, ни выходить. Кто там? - Это я, сэр, - откликнулась Милли. - Пожалуйста, откройте. - Нет! - сказал он. - Ни за что! - Мистер Редлоу, мистер Редлоу! Пожалуйста, сэр, откройте! - Что случилось? - спросил он, удерживая мальчика. - Вы видели того несчастного, сэр, ему стало хуже, и, что я ни говорю, он упорствует в своем ужасном ослеплении. Отец Уильяма вдруг впал в детство. И самого Уильяма не узнать. Видно, уж очень неожиданно на него все это обрушилось; я и понять не могу, что с ним; он на себя не похож. Ох, мистер Редлоу, бога ради, помогите, посоветуйте, что мне делать! - Нет! Нет! Нет! - ответил Ученый. - Мистер Редлоу, милый! Умоляю вас! Джордж что-то говорил во сне про какого-то человека, которого вы там видели. Он боится, что этот человек покончит с собой. - Пусть лучше покончит с собой, чем приблизится ко мне! - Джордж в бреду говорил, что вы знаете этого человека, что он когда-то был вам другом, только очень давно; он разорился; и он отец того студента... быть беде, чует мое сердце... отец того молодого джентльмена, который был болен. Что же делать? Где его отыскать? Как его спасти? Мистер Редлоу, ради бога, посоветуйте! Помогите, умоляю вас! Редлоу слушал, все время удерживая мальчика, который как безумный рвался к двери. - Призраки! Духи, карающие за нечестивые мысли! - воскликнул Редлоу, в смертной тоске озираясь по сторонам. - Услышьте меня! Я знаю, во мраке моей души мерцает искра раскаяния, дайте же ей разгореться, чтобы я увидел, как велико мое несчастье. Долгие годы я объяснял ученикам, что в материальном мире нет ничего лишнего; ни единый шаг, ни единый атом в этом чудесном здании не пропадает незамеченным, но, исчезнув, оставляет пробел в необъятной вселенной. Теперь я знаю, что таков же закон человеческих воспоминаний о добре и зле, о радости и скорби. Сжальтесь же надо мною! Снимите с меня заклятие! Никакого ответа, лишь голое Милли повторяет: "Помогите, помогите мне, откройте!" - да мальчик рвется у него из рук. - Тень моя! Дух, посещавший меня в самые тяжкие, самые беспросветные часы! - в отчаянии вскричал Редлоу. - Вернись и терзай меня днем и ночью, но только возьми обратно свой дар! А если он должен остаться при мне, лиши меня страшной власти наделять им других. Уничтожь зло, содеянное мною. Пусть я останусь во мраке, но верни свет тем, у кого я его отнял. Я ведь с первой минуты щадил эту женщину, и отныне я не выйду отсюда. Я умру здесь и некому будет протянуть мне руку помощи, ни души не будет со мною, кроме Этого дикаря, которому неопасна моя близость, - так услышь же меня! И опять не было ответа, только мальчик по-прежнему рвался из рук Редлоу да за дверью все громче, все отчаянней звала Милли: "Помогите! Откройте мне! Когда-то он был вам другом. Как найти его, как его спасти? Все так переменились, мне больше не у кого искать помощи, умоляю вас, умоляю, откройте!"

    ГЛАВА III

Дар возвращен Темная ночь все еще стояла над миром. На равнинах, с горных вершин, с палубы кораблей, затерявшихся в морском просторе, можно было далеко на горизонте различить бледную полоску, которая обещала, что когда-нибудь настанет рассвет; но обещание это было еще далеким и смутным, и луна с трудом пробивалась сквозь ночные облака. И подобно тому, как ночные облака, проносившиеся между небом и землей, закрывали луну и окутывали Землю мраком, все сгущаясь и нагоняя друг друга, проносились тени в мозгу Редлоу, помрачая его разум. Как тени ночных облаков, капризны и неверны были сменяющие друг друга мгновенные озарения и минуты забытья; и как ночные облака все снова заслоняли пробившийся на мгновенье лунный свет, так и в его сознании после краткой случайной вспышки тьма становилась еще непрогляднее. Глубокая, торжественная тишина стояла над громадой старинного здания, и его стены, утлы, башенки то таинственно чернели среди снегов, то исчезали, сливаясь с окружающей тьмою, смотря по тому, показывалась или вновь скрывалась за тучами луна. А в комнате Ученого, в слабом свете угасавшей лампы, все было смутным и сумрачным; после того как голос за дверью умолк и стук прекратился, тут воцарилось гробовое молчание; лишь изредка в камине, среди седеющей золы, слышался едва различимый звук, словно последний вздох умирающего огня. Перед камином на полу крепким сном спал мальчик. Ученый неподвижно сидел в кресле; с той минуты, как умолк зов за дверью, он не шевельнулся, точно обращенный в камень. И вот снова зазвучали рождественские напевы, которые он уже слышал раньше. Сначала он слушал так же равнодушно, как тогда на кладбище; но мелодия все звучала, тихая, нежная, задумчивая, она плыла в ночном воздухе, и вскоре Ученый поднялся и простер к ней руки, точно это приближался друг, кто-то, кого он мог, наконец, обнять, не причинив ему зла. Лицо его стало не таким напряженным и недоумевающим; легкая дрожь прошла по телу; и вот слезы выступили у него на глазах, он низко опустил голову и закрыл лицо руками. Память о скорби, обидах и страданиях не возвратилась к нему; он знал, что ее уже не вернуть; ни секунды он не верил и не надеялся, что она вновь оживет. Но что-то беззвучно затрепетало в глубине его существа, и теперь он снова мог взволноваться тем, что таила в себе далекая музыка. Пусть она лишь скорбно говорила ему о том, какое бесценное сокровище он утратил. - и за это он горячо возблагодарил небеса. Последняя нота замерла в воздухе, и Редлоу поднял голову, прислушиваясь к еле уловимым отзвукам. Напротив него, так близко, что их разделяло только скорчившееся на полу тело спящего мальчика, стоял Призрак, недвижный и безмолвный, и смотрел на него в упор. Как и прежде, он был ужасен, но не столь беспощадно грозен и суров - так показалось Ученому, и робкая надежда пробудилась в нем, когда он, дрожа, смотрел в лицо Духа. На этот раз Дух явился не один, призрачная рука его держала другую руку. И чью же? Кто стоял рядом с Призраком, была ли то сама Милли, или только ее тень и подобие? Как всегда, она тихо склонила голову и, казалось, с жалостью смотрела на спящего ребенка. Сияние озаряло ее лицо, но Призрак, стоя с нею рядом, оставался по-прежнему темным, лишенным красок. - Дух! - сказал Ученый, вновь охваченный тревогой. - Никогда я не упорствовал и не был самонадеян, если это касалось ее. Только не приводи ее сюда! Пощади! - Это всего лишь тень, - ответило Видение. - При первом свете утра отыщи ту, чей образ сейчас пред тобою. - Неужели рок бесповоротно осудил меня на это? - вскрикнул Ученый. - Да, - подтвердило Видение. - Погубить ее спокойствие и доброту? Сделать ее такою же, как я сам? Как те, другие? - Я сказал: отыщи ее, - возразил Призрак. - Больше я ничего не говорил. - Но ответь, - воскликнул Редлоу, цепляясь за надежду, которая словно бы скрывалась в этих словах, - могу ли я исправить то зло, что я причинил? - Нет, - ответил Дух. - Я не прошу исцеления для себя, - сказал Редлоу. - От чего я отказался - я отказался по своей воле, и моя утрата только справедлива. Но для тех, кого я наделил роковым даром; кто никогда его не искал; на кого нежданно-негаданна обрушилось проклятие, о котором они и не подозревали, и не в их власти было его избегнуть, - неужели же я не могу ничего сделать для этих несчастных? - Ничего, - ответил Призрак. - Если так, не может ли кто-нибудь другой помочь им? Застыв подобно изваянию, Призрак некоторое время не спускал с него глаз; потом вдруг повернулся и посмотрел на тень, стоявшую рядом. - Она поможет? - воскликнул Редлоу, тоже глядя на образ Милли. Призрак выпустил, наконец, руку тени и тихо поднял свою, словно отпуская Милли на волю. И она, не шевелясь, не меняя нозы, начала медленно отступать или, может быть, таять в воздухе. - Постой! - крикнул Редлоу с волнением, которое он бессилен был выразить словами. - Помедли хоть минуту! Сжалься! Я знаю, что-то переменилось во мне вот только сейчас, когда в лочи звучала музыка. Скажи, быть может, ей мой пагубный дар больше не опасен? Можно ли мне приблизиться к ней без страха? О, пусть она подаст мне знак, что для меня еще есть надежда! Призрак по-прежнему смотрел не на Редлоу, а на тень, и ничего не ответил. - Скажи одно - знает ли она, что отныне в ее власти исправить зло, которое я причинил людям? - Нет, - ответил Призрак. - Но, быть может, ей дана такая власть, хоть она этого и не знает? - Отыщи ее, - повторил Призрак. И тень медленно исчезла. И снова они стояли лицом к лицу и смотрели друг на друга тем же страшным, неотступным взглядом, как в час, когда Редлоу принял роковой дар; а между ними на полу, у ног Призрака, по-прежнему лежал спящий мальчик. - Грозный наставник, - промолвил Ученый, с мольбой опускаясь на колени, - ты, которым я был отвергнут, но который вновь посетил меня (и я готов поверить, что в этом новом появлении и в твоих смягчившихся чертах мне блеснула искра надежды), я буду повиноваться, ни о чем не спрашивая, лишь бы вопль, вырвавшийся из глубины моего измученного сердца, был услышан, лишь бы спасены были те, кого я погубил и кому ни один человек помочь уже не в силах. Но есть еще одно... - Ты говоришь об этом существе, - прервало Видение и указало на распростертого у его ног мальчика. - Да, - отвечал Ученый. - Ты знаешь, о чем я хочу спросить. Почему этот ребенок один не пострадал от моей близости и почему, почему открывал я в его мыслях страшное сходство с моими собственными мыслями? - Это, - сказало Видение, вновь указывая на спящего, - совершенный пример того, чем становится человек, лишенный всех тех воспоминаний, от которых отказался ты. В памяти его нет ни единого смягчающего душу следа скорби, обиды или страданий, ибо этот несчастный, с самого рожденья брошенный на произвол судьбы, живет хуже зверя и никогда иной жизни не знал, ни разу человеческое участие, человеческое чувство не заронило зерна подобных воспоминаний в его ожесточенное сердце. Все в этом заброшенном создании - мертвая, бесплодная пустыня. И все в человеке, лишенном того, от чего по доброй воле отказался ты, - такая же мертвая, бесплодная пустыня. Горе такому человеку! И стократ горе стране, где есть сотни и тысячи чудовищ, подобных этому. И Редлоу содрогнулся, охваченный ужасом. - Каждый из них, - сказало Видение, - каждый до последнего сеятель, и урожай суждено собрать всему роду человеческому. Каждое зернышко зла, сокрытое в этом мальчике, даст всходы разрушения, и они будут сжаты, собраны в житницы, и снова посеяны всюду в мире, и столь распространится порок, что человечество достойно будет нового потопа. Равнодушно взирать хотя бы на одного подобного ему - преступнее, нежели молча терпеть наглые, безнаказанные убийства на улице среди бела дня. Видение устремило взор на спящего мальчика. И Редлоу тоже с неведомым дотоле волнением посмотрел на него. - Каждый отец; мимо которого днем ли, в ночных ли своих блужданьях проходят незамеченными подобные существа; каждая мать среди любящих матерей этой земли, бедная или богатая; каждый, кто вышел из детского возраста, будь то мужчина или женщина, - каждый в какой-то мере в ответе за это чудовище, на каждом лежит тяжкая вина. Нет такой страны в мире, на которую не навлекло бы оно проклятья. Нет на свете такой веры, которой бы оно не опровергало самым своим существованием; нет на свете такого народа, который бы оно не покрыло позором. Ученый стиснул руки и, трепеща от страха и сострадания, перевел взгляд со спящего на Видение, которое стояло над мальчиком, сурово указывая на него. - Вот пред тобою, - продолжал Призрак, - законченный образец того, чем пожелал стать ты. Твое тлетворное влияние здесь бессильно, ибо из груди этого ребенка тебе нечего изгнать. Его мысли страшно схожи с твоими, ибо ты пал так же противоестественно низко, как низок он. Он - порождение людского равнодушия; ты - порождение людской самонадеянности. И там и здесь отвергнут благодетельный замысел провидения - и с противоположных полюсов нематериального мира оба вы пришли к одному и тому же. Ученый склонился к мальчику и с тем же состраданием, какое испытывал к самому себе, укрыл спящего и уже не отстранялся от него более с отвращением или холодным равнодушием. Но вот вдалеке просветлел горизонт, тьма рассеялась, в пламенном великолепии взошло солнце - и коньки крыш и трубы старинного здания засверкали в прозрачном утреннем воздухе, и дым и пар над городом стал точно золотое облако. Даже старые солнечные часы в глухом и темном углу, где ветер всегда кружил и свистал с непостижимым для ветра постоянством, стряхнули рыхлый снег, осыпавший за ночь их тусклый, унылый лик, и весело поглядывали на завивающиеся вокруг белые тонкие вихорьки. Надо думать, что утро как-то ощупью, вслепую проникло и в заброшенные, холодные и сырые подвалы с их низкими нормандскими сводами, наполовину ушедшими в землю; что оно пробудило ленивые соки в ползучих растениях, вяло цеплявшихся за стены, - и в этом удивительном хрупком мирке тоже встрепенулось медлительное жизненное начало, таинственным образом ощутив наступление дня. Семейство Тетерби было уже на ногах и не теряло времени зря. Мистер Тетерби снял ставни с окна своей лавчонки и одно за другим открыл ее сокровища взорам населения "Иерусалима", столь равнодушного ко всем этим соблазнам. Адольф-младший давным-давно ушел из дому и предлагал читателям уже не "Утренний листок", а "Утренний блисток". Пятеро младших Тетерби, чьи десять кpyглых глаз успели покраснеть от попавшего в них мыла и от растирания кулаками, претерпевали в кухне все муки умывания холодной водой под бдительным взором миссис Тетерби. Джонни, уже покончивший со своим туалетом (ему никогда не удавалось умыться спокойно, ибо его подгоняли и поторапливали всякий раз, как Молох бывал настроен требовательно и непримиримо, а так бывало всегда), бродил взад и вперед у входа в лавку, больше обычного изнемогая под тяжестью своей ноши; к весу самого Молоха прибавился еще немалый вес различных вязанных из шерсти приспособлений для защиты от холода, образовавших вместе с капором и голубыми гетрами единую непроницаемую броню. У этого дитяти была одна особенность: вечно у него резались зубки. То ли они никогда до конца не прорезались, то ли, прорезавшись, вновь исчезали - неизвестно; во всяком случае, если верить миссис Тетерби, их резалось столько, что хватило бы на вывеску трактира "Бык и Волчья пасть". Поэтому у талии Молоха (которая находилась непосредственно под подбородком) постоянно болталось костяное кольцо, такое огромное, что оно могло бы сойти за четки недавно постригшейся монахини, - и однако, когда младенцу требовалось унять зуд в чесавшихся деснах, ему позволяли тащить в рот самые разнообразные предметы. Рукоятки ножей, набалдашники тростей, ручки зонтов, пальцы всех членов семейства и в первую очередь Джонни, терка для мускатных орехов, хлебные корки, ручки дверей и прохладная круглая головка кочерги - таковы были самые обычные инструменты, без разбора употреблявшиеся для успокоения дитяти. Трудно учесть, сколько электричества добывалось за неделю из его десен путем непрестанного трения. И все же миссис Тетерби неизменно повторяла: "Вот прорежется зубок, и тогда наша крошка снова придет в себя". Но зуб так и не прорезывался на свет божий, и крошка по-прежнему пребывала где-то вне себя. Нрав маленьких Тетерби за последние несколько часов претерпел прискорбные изменения. Мистер и миссис Тетерби - и те переменились не так сильно, как их отпрыски. Всегда это был бескорыстный, доброжелательный и послушный народец, который безропотно и даже великодушно сносил лишения (а лишены они были многого) и радовался, точно пиршеству, самой скромной и скудной трапезе. Теперь же споры разгорались не только из-за мыла и воды, но из-за завтрака, который еще и на стол-то не был подан. Каждый маленький Тетерби кидался с кулаками на всех остальных маленьких Тетерби; и даже Джонни - многотерпеливый, кроткий и преданный Джонни - поднял руку на Молоха! Да, да! Миссис Тетерби, по чистой случайности подойдя к двери, увидела, как он коварно выбрал в вязаной броне местечко по-уязвимее и шлепнул драгоценное дитя! Во мгновенье ока миссис Тетерби за шиворот втащила его в дом и с лихвой отплатила ему за это неслыханное кощунство. - Ах ты бессердечное чудовище! - воскликнула она. - Да как у тебя хватило духу? - А чего у нее зубы никак не прорежутся? - возвысил голос юный мятежник. - Надоело до смерти. Попробовала бы ты сама с ней понянчиться! - И попробую, сэр! - сказала мать, отбирая у Джонни его опозоренную ношу. - Вот и попробуй! - повторил Джонни. - Не больно тебе это понравится. На моем месте ты бы давно пошла в солдаты. Я непременно пойду. В армии по крайности нет грудных младенцев. Мистер Тетерби, явившийся на место происшествия, не стал карать мятежника, а только потер себе подбородок, - видно, такая неожиданная точка зрения на профессию военного заставила его призадуматься. - Если его не наказать, мне самой впору пойти в солдаты, - промолвила миссис Тетерби, глядя на мужа. - Тут у меня ни минуты покоя нет. Я просто раба, да, да, чернокожая раба из Виргинии (это преувеличение, вероятно, было навеяно смутными воспоминаниями, связанными с неудачной попыткой фирмы Тетерби по части торговли виргинским табаком). Круглый год у меня ни отдыха, ни удовольствия! Ах, чтоб тебя бог любил! - перебила сама себя миссис Тетерби, так сердито встряхивая младенца, что это плохо вязалось со столь благочестивым пожеланием. - Да что с ней сегодня такое?! Не в силах этого понять и не достигнув ясности путем встряхивания младенца, миссис Тетерби уложила его в люльку, села подле, скрестила руки и принялась гневно качать ее ногою. - Что ты стоишь, Дольф? - сказала она мужу. - Неужто тебе нечего делать? - Ничего я не желаю делать, - ответил мистер Тетерби. - А я уж наверно не желаю, - сказала миссис Тетерби. - А я и под присягой покажу, что не желаю, - ска-рал мистер Тетерби. В эту минуту завязалось сражение между Джонни и пятью его младшими братьями: накрывая стол к завтраку, они стали отнимать друг у друга хлеб и теперь щедро отвешивали один другому тумаки; самый маленький, с удивительной для столь юного возраста предусмотрительностью, не вмешивался в драку, а только ходил вокруг и дергал воинов за ноги. Мистер и миссис Тетерби с великим пылом ринулись в гущу боя, словно отныне то была единственная почва, на которой они могли действовать в согласии; без малейшего следа прежней кротости и добросердечия они сыпали удары во все стороны и, покарав правых и виноватых, вновь уселись каждый на свое место. - Хоть бы ты газету почитал, чем сидеть сложа руки, - заметила миссис Тетерби. - А что там читать, в газете? - с крайней досадой отозвался мистер Тетерби. - Как что? - сказала миссис Тетерби. - Полицейскую хронику. - Вот еще, - возразил мистер Тетерби. - Какое мне дело, кто там что натворил или что с кем сотворили. - Читай про самоубийства, - предложила миссис Тетерби. - Мне это неинтересно, - отвечал ее супруг. - Кто родился, кто помер, кто свадьбу сыграл - ничего тебе не интересно? - По мне хоть бы с сегодняшнего дня и до скончания века никто больше не рождался на свет, а с завтрашнего все начали бы помирать; меня это не касается. Вот когда придет мой черед, тогда другое дело, - проворчал мистер Тетерби. - А что до свадеб, так я и сам женат, знаю, велика ли от этого радость. Судя по недовольному виду миссис Тетерби, она вполне разделяла мнение мужа; однако она тут же стала противоречить ему, просто ради того, чтобы поспорить. - Ну, у тебя, известно, семь пятниц на неделе, - сказала она. - Сам же слепил ширму из газет и сидишь, вычитываешь чего-то детям по целому часу без передышки. - Не вычитываю, а вычитывал, - возразил муж. - Больше ты этого не увидишь. Теперь-то я стал умнее. - Ха, умнее! Как бы не так! Может, ты и лучше стал? От этого вопроса в груди мистера Тетерби что-то дрогнуло. Он удрученно задумался, снова и снова проводя рукою по лбу. - Лучше? - пробормотал он. - Не думаю, чтоб кто-нибудь из нас стал лучше, да и счастливее. Лучше? Разве? Он обернулся к своей ширме и стал водить по ней пальцем, пока не напал на нужную ему вырезку. - Вот это, помнится, все мы особенно любили, - тупо и растерянно промолвил он. - Бывало, дети заспорят о чем-нибудь, даже потасовка случится, а прочитаешь им эту историю - и они растрогаются до слез и сразу помирятся, будто от сказки про то, как малыши заблудились в лесу и малиновка укрыла их листьями. "Прискорбный случай крайней нищеты. Вчера мужчина небольшого роста с младенцем на руках, в сопровождении шести детей в возрасте от двух до десяти лет, одетых в лохмотья и, по-видимому, изголодавшихся, предстал перед почтенным мировым судьей и сделал следующее заявление..." Уф! Ничего не понимаю, - прервав чтение, воскликнул мистер Тетерби. - Просто непостижимо, мы-то тут при чем? - До чего же он стар и жалок, - говорила себе между тем миссис Тетерби, наблюдая за мужем. - В жизни не видала, чтоб человек так переменился. О, господи, господи, принести такую жертву! - Какую еще жертву? - брюзгливо осведомился муж. Миссис Тетерби покачала головой и, ни слова не отвечая, стала так яростно трясти люльку, что младенца подбрасывало, точно щепку в бурном море. - Может, ты хочешь сказать, милая моя, что это ты принесла жертву, выйдя за меня замуж? - начал супруг. - Вот именно! - отрезала супруга. - Тогда вот что я тебе скажу, - продолжал он так же угрюмо и сердито, как и она. - В брак-то ведь вступают двое, и если кто принес жертву, так это я. И очень жалею, что жертва была принята. - Я тоже жалею, что ее приняла, Тетерби, от души жалею, можешь не сомневаться. Уж, верно, ты жалеешь об этом не больше, чем я. - Понять не могу, что я в ней нашел, - пробормотал Тетерби. - Уж, во всяком случае, если в ней что и было хорошего, так теперь ничего не осталось. Я и вчера про это думал, когда после ужина сидел у огня. До чего толста, и стареет, куда ей до других женщин! - Собой он нехорош, - бормотала меж тем миссис Тетерби. - Виду никакого, маленький, и горбится, и плешь у него... - Уж конечно я был не в своем уме, когда женился на ней, - ворчал мистер Тетерби. - Уж конечно помраченье на меня нашло. Иначе понять нельзя, как это я за него вышла, - раздумывала вслух миссис Тетерби. В таком настроении они сели завтракать. Юные Тетерби не привыкли рассматривать эту трапезу как занятие, требующее неподвижности, а превращали ее в танец или пляску, скорее даже в какой-то языческий обряд, во время которого они издавали воинственные клики и потрясали в воздухе кусками хлеба с маслом; при этом обязательны были также сложные передвижения из дому на улицу и обратно и прыжки с крыльца и на крыльцо. Но сейчас между детьми вспыхнула ссора из-за стоявшего на столе кувшина с разбавленным молоком, из которого они пили все по очереди, и страсти до того разгорелись, что это прискорбное зрелище заставило бы перевернуться в гробу достопочтенного доктора Уотса *. Лишь когда мистер Тетерби выпроводил всю ораву на улицу, настала минута тишины; но тотчас обнаружилось, что Джонни крадучись вернулся обратно, припал к кувшину и пьет, давясь от жадности, неприлично спеша, задыхаясь и издавая странные звуки, подобающие разве что чревовещателю. - Сведут они меня в могилу, эти дети, - заметила миссис Тетерби, изгнав преступника. - Да уж скорей бы, что ли. - Беднякам вообще не следует иметь детей, - откликнулся мистер Тетерби. - Радости от них никакой. В эту минуту он подносил к губам чашку, которую сердито пододвинула к нему жена; миссис Тетерби тоже готовилась отпить из своей чашки; и вдруг оба они так и застыли, точно завороженные. - Мама! Папа! - крикнул, вбегая в комнату, Джонни. - К нам миссис Уильям идет! И если когда-либо с сотворения мира был на свете мальчик, который заботливее старой опытной няньки вынул бы младенца из колыбели и, нежнейшим образом баюкая и тетешкая его, весело отправился бы с ним гулять, то мальчиком этим был Джонни, а младенцем - Молох. Мистер Тетерби отставил чашку; миссис Тетерби отставила чашку. Мистер Тетерби потер лоб, и миссис Тетерби потерла лоб. Лицо мистера Тетерби стало смягчаться и светлеть; и лицо миссис Тетерби стало смягчаться и светлеть. - Господи помилуй, - сказал про себя мистер Тетерби, - с чего это я озлился? Что такое стряслось? - Как я могла опять злиться и кричать на него после всего, что я говорила и чувствовала вчера вечером! - всхлипнула миссис Тетерби, утирая глаза краем фартука. - Не чудовище ли я? - сказал мистер Тетерби. - Неужто у меня нет сердца? София! Женушка моя маленькая! - Дольф, милый! - Я... со мной что-то такое сделалось, Софи, что и подумать тошно, - признался муж. - А со мной-то, Дольф! Я была еще хуже! - в отчаянии воскликнула жена. - Не убивайся так, моя Софи. Никогда я себе этого не прощу. Ведь я чуть не разбил твое сердце. - Нет, Дольф, нет. Это я, я во всем виновата! - Не говори так, мой маленькая женушка. Ты такая великодушная, от этого совесть мучает меня еще сильнее. София, милая, ты не представляешь себе, какие у меня были мысли. Конечно, вел я себя отвратительно, но знала бы ты, что у меня было на уме! - Ох, не думай про это, Дольф, милый, не надо! - вскричала жена. - София, - сказал мистер Тетерби, - я должен тебе открыться. У меня не будет ни минуты покоя, пока я не скажу всю правду. Маленькая моя женушка... - Миссис Уильям уже совсем близко! - взвизгнул у дверей Джонни. - Маленькая моя женушка, - задыхаясь, выговорил мистер Тетерби и ухватился за стул в поисках опоры. - Я удивлялся тому, что был когда-то в тебя влюблен... Я забыл о том, каких прелестных детей ты мне подарила, и сердился, зачем ты не так стройна, как мне хотелось бы... Я... я ни разу не вспомнил о том, - не щадя себя, продолжал мистер Тетерби, - сколько у тебя было тревог и хлопот из-за меня и из-за детей; ты бы таких забот вовсе не знала, если бы вышла за другого, который бы лучше зарабатывал и был неудачливей меня (а такого уж наверно найти нетрудно). И мысленно я попрекал тебя, потому что тебя немножко состарили тяжелые годы, бремя которых ты мне облегчала. Можешь ты этому поверить, моя женушка? Я и сам с трудом верю, что думал такое! Смеясь и плача, миссис Тетерби порывисто сжала ладонями лицо мужа. - Ох, Дольф! - воскликнула она. - Какое счастье, что ты так думал! До чего я рада! Ведь сама-то я думала, что ты нехорош собой, Дольф! И это правда, милый, но мне лучшего и не надо, мне бы только глядеть на тебя до последнего моего часа, когда ты своими добрыми руками закроешь мне глаза. Я думала, что ты мал ростом - и это правда, но от этого ты мне только дороже, а еще дороже потому, что ты мой муж, и я тебя люблю. Я думала, что ты начинаешь горбиться - и это правда, но ты можешь опереться на меня, и я все-все сделаю, чтоб тебя поддержать. Я думала, что у тебя и вида-то нет никакого, но по тебе сразу видно, что ты добрый семьянин, а это самое лучшее, самое достойное на свете, и да благословит бог наш дом и нашу семью, Дольф! - Ур-ра! Вот она, миссис Уильям! - крикнул Джонни. И в самом деле, она вошла, окруженная маленькими Тетерби. На ходу они целовали ее и друг друга, целовали маленькую сестричку и кинулись целовать отца с матерью, потом опять подбежали к Милли и восторженно запрыгали вокруг нее. Мистер и миссис Тетерби радовались гостье ничуть не меньше, чем дети. Их так же неодолимо влекло к ней; они бросились ей навстречу, целовали ее руки, не отходили от нее ни на шаг; они просто не знали, куда ее усадить, как приветить. Она явилась к ним как олицетворение доброты, нежной заботливости, любви и домашнего уюта. - Да что же это! Неужто вы все так рады, что я пришла к вам на рождество? - удивленная и довольная сказала Милли и даже руками всплеснула. - Господи, как приятно! А дети так радостно кричали, так теснились к ней и целовали ее, столько любви и веселья изливалось на нее, такой от всех был почет, что Милли совсем растрогалась. - О господи! - сказала она. - Вы меня заставляете плакать от счастья. Да разве я этого стою? Чем я заслужила, что вы меня так любите? - Как же вас не любить! - воскликнул мистер Тетерби. - Как же вас не любить! - воскликнула миссис Тетерби. - Как же вас не любить! - веселым хором подхватили дети. И снова стали плясать и прыгать вокруг нее, и льнули к ней, и прижимались розовыми личиками к ее платью, и ласкали и целовали Милли и ее платье, и все им казалось мало. - Никогда в жизни я не была так растрогана, как нынче утром, - сказала она, утирая глаза. - Я должна вам сейчас же все рассказать. Приходит на рассвете мистер Редлоу и просит меня пойти с ним к больному брату Уильяма Джорджу, да так ласково просит, точно я - не я, а его любимая дочь. Мы пошли, и всю дорогу он был такой добрый, такой кроткий и, видно, так на меня надеялся, что я поневоле всплакнула, до того мне стало приятно. Пришли мы в тот дом, а в дверях нам повстречалась какая-то женщина (вся в синяках, бедная, видно, кто-то ее прибил); иду я мимо, а она схватила меня за руку и говорит: "Да благословит вас бог". - Хорошо сказано! - заметил мистер Тетерби. И миссис Тетерби подтвердила, что это хорошо сказано, и все дети закричали, что это хорошо сказано. - Мало того, - продолжала Милли. - Поднялись мы по лестнице, входим в комнату, а больной уже сколько времени не шевелился и ни слова не говорил, - и вдруг он поднимается на постели и плачет, и протягивает ко мне руки, и говорит, что он вел дурную жизнь, но теперь от всего сердца раскаивается, и скорбит об этом, и так ясно понимает греховность своего прошлого, как будто, наконец, рассеялась черная туча, застилавшая ему глаза, и умоляет меня попросить несчастного старика отца, чтобы тот простил его и благословил, а я чтобы прочитала над ним молитву. Стала я читать молитву, а мистер Редлоу подхватил, да как горячо, а потом уж так меня благодарил, так благодарил, и бога благодарил, что сердце мое переполнилось и я бы, наверно, расплакалась, да больной просил меня посидеть возле него, и тут уж, конечно, я с собой совладала. Я сидела с ним, и он все держал меня за руку, пока не уснул; тогда я тихонько отняла руку и встала (мистер Редлоу непременно хотел, чтобы я поскорее пошла к вам), а Джордж и во сне стал искать мою руку, так что пришлось кому-то сесть на мое место, чтоб он думал, будто это опять я взяла его за руку. О господи! - всхлипнула Милли. - Я так счастлива, так благодарна за все это, да и как же иначе! Пока она рассказывала, в дверях появился Редлоу; он остановился на мгновенье, поглядел на Милли, тесно окруженную всем семейством Тетерби, и молча поднялся по лестнице. Вскоре он опять вышел на площадку, а молодой студент, опередив его, бегом сбежал вниз. - Добрая моя нянюшка, самая лучшая, самая милосердная на свете! - сказал он, опускаясь на колени перед Милли и взяв ее за руку. - Простите мне мою черную неблагодарность! - О господи, господи! - простодушно воскликнула Милли. - Вот и еще один. И этот меня любит. Да чем же мне всех вас отблагодарить! Так просто, бесхитростно она это сказала и потом, закрыв лицо руками, заплакала от счастья, что нельзя было не умиляться и не радоваться, на нее глядя. - Не знаю, что на меня нашло, - продолжал студент. - Точно бес в меня вселился... может быть, это от болезни... я был безумен. Но теперь я в своем уме. Я вот сейчас говорю - и с каждым словом прихожу в себя. Я услыхал, как дети выкрикивают ваше имя, и от одного этого разум мой прояснился. Нет, не плачьте, Милли, дорогая! Если бы только вы могли читать в моем сердце, если б вы знали, как оно переполнено благодарностью, и любовью, и уважением, вы не стали бы плакать передо мною. Это такой горький упрек мне! - Нет, нет, - возразила Милли. - Это совсем не упрек! Ничего такого! Я плачу от радости. Даже удивительно, что вы вздумали просить у меня прощенья за такую малость, а все-таки мне приятно. - И вы опять будете меня навещать? И закончите ту занавеску? - Нет, - сказала Милли, утирая глаза, и покачала головой. - Теперь вам больше не понадобится мое шитье. - Значит, вы меня не простили? Она отвела его в сторону и шепнула: - Пришла весточка из ваших родных краев, мистер Эдмонд. - Как? Что такое? - Может, оттого, что вы совсем не писали, пока вам было очень худо, или, когда стало получше, все-таки почерк ваш переменился, но только дома заподозрили правду; как бы там ни было... но только скажите, не повредят вам вести, если они не дурные? - Конечно, нет. - Так вот, к вам кто-то приехал! - сказала Милли. - Матушка? - спросил студент и невольно оглянулся на Редлоу, который уже сошел с лестницы. - Тсс! Нет, не она. - Больше некому. - Ах, вот как! - сказала Милли. - Уж будто некому? - Но это не... - он не успел договорить, Милли закрыла ему рот рукой. - Да, да! - сказала она. - Одна молоденькая мисс (она очень похожа на тот маленький портрет, мистер Эдмонд, только еще краше) так о вас тревожилась, что не знала ни минуты покоя, и вчера вечером она приехала вместе со своей служанкой. Вы на своих письмах всегда ставили адрес колледжа, вот она и приехала туда; я нынче утром ее увидала, еще прежде, чем мистера Редлоу. И она тоже меня любит, - прибавила Милли. - О господи, и она тоже! - Сегодня утром! Где же она сейчас? - А сейчас, - шепнула Милли ему в самое ухо, - она сидит у нас в сторожке, в моей маленькой гостиной, и ждет вас. Здмонд крепко стиснул ее руку и готов был сейчас же бежать, но она остановила его. - Мистер Редлоу так переменился - он сказал мне нынче поутру, что потерял память. Будьте к нему повнимательней, мистер Эдмонд. Все мы должны быть к нему внимательны, он в этом очень нуждается. Молодой человек взглядом уверил Милли, что ее предупреждение не пропало даром; и, проходя мимо Ученого к дверям, почтительно и приветливо поклонился. Редлоу ответил поклоном, исполненным учтивости и даже смирения, и посмотрел вслед студенту. Потом склонился головою на руку, словно пытаясь пробудить в себе что-то утраченное. Но оно исчезло безвозвратно. Перемена, совершившаяся в нем под влиянием музыки и нового появления Призрака, заключалась в том, что теперь он постоянно и глубоко чувствовал, сколь велика его утрата, и сожалел о ней, и ясно видел, как непохож он стал на всех вокруг. От этого ожил в нем интерес к окружающим и родилось смутное покорное сознание своей беды, подобное тому, какое возникает у иных людей, чей разум ослабел с годами, но сердце не очерствело и к чьим старческим немощам не прибавилось угрюмое равнодушие. Он сознавал, что, пока он все больше искупает благодаря Милли зло, им причиненное, с каждым часом, который он проводит в ее обществе, все глубже утверждаются в нем эти новые чувства. Поэтому, а также потому, что Милли будила бесконечную нежность в его душе (хоть он и не питал надежды на исцеленье), Редлоу чувствовал, что всецело зависит от нее и что она - опора ему в постигшем его несчастье. И когда Милли спросила, не пора ли им уже воротиться домой, к Уильяму и старику Филиппу, он с готовностью согласился - его и самого тревожила мысль о них, - взял ее под руку и пошел с нею рядом; глядя на него, трудно было поверить, что он - мудрый и ученый человек, для которого все загадки природы - открытая книга, а она - простая, необразованная женщина; казалось, роли их переменились и он не знает ничего, она же - все. Когда они вдвоем выходили из дома Тетерби, Редлоу видел, как теснились и ластились к ней дети, слышал их звонкий смех и веселые голоса; видел вокруг сияющие детские лица, точно цветы; на глазах у него родители этих детей снова обрели довольство и любовь. Он всем сердцем ощутил простоту и безыскусственность, которой дышало все в этом бедном доме, куда вновь вернулось спокойствие; он думал о том пагубном недуге, который внес он в эту семью и который, не будь Милли, мог бы распространиться и тлетворным ядом отравить все и вся; и, быть может, не следует удивляться тому, что он покорно шел с нею рядом и крепко прижимал к себе ее нежную руку. Когда они вошли в сторожку, старик Филипп сидел в своем кресле у огня, неподвижным взглядом уставясь в пол, а Уильям, прислонясь к камину с другой стороны, не сводил глаз с отца. Едва Милли появилась в дверях, оба вздрогнули и обернулись к ней, и тотчас лица их просияли. - О господи, господи, и они тоже мне рады! - воскликнула Милли, остановилась и ликуя захлопала в ладоши. - Вот и еще двое! Рады ей! Слово "радость" слишком слабо, чтобы выразить то, что они чувствовали. Милли бросилась в объятия мужа, раскрытые ей навстречу, склонила голову ему на плечо, и он был бы счастлив весь этот короткий зимний день не отпускать ее ни на минуту. Но и старик свекор не мог обойтись без нее. Он тоже протянул руки и в свою очередь заключил ее в объятия. - Где же это столько времени пропадала моя тихая Мышка? - спросил он. - Ее так долго не было! А я никак не могу без моей Мышки. Я... где сын мой Уильям? Я, кажется, спал, Уильям. - Вот и я говорю, батюшка, - подхватил сын. - Мне, знаете ли, приснился ужасно нехороший сон. Как вы себя чувствуете, батюшка? Здоровы ли вы нынче? - Да я молодцом, сынок. Приятно было видеть, как мистер Уильям пожимал отцу руку, и похлопывал его по спине, и гладил по плечу, всячески стараясь выказать ему внимание. - Вы, батюшка, замечательный человек! Как ваше драгоценное? Вы и вправду благополучны? - повторял Уильям и снова жал отцу руки, снова похлопывал его по спине и нежно гладил по плечу. - Отродясь не был крепче и бодрее, сынок. - Вы, батюшка, замечательный человек! Вот в этом-то вся суть! - с жаром произнес Уильям. - Как подумаю: сколько пережил мой отец, сколько испытал превратностей судьбы, сколько за его долгий век выпало ему на долю горя и забот! Ведь оттого и голова у него побелела. Вот я и думаю: как бы мы ни почитали его, как бы ии старались лелеять его старость, все мало! Как ваше драгоценное, батюшка? Вы и вправду нынче вполне здоровы? Должно быть, мистер Уильям и по сей день повторял бы этот вопрос, снова и снова жал бы отцу руку, и хлопал его по спине, и гладил по плечу, если бы старик краешком глаза не увидел Ученого, которого прежде не замечал. - Прошу прощенья, мистер Редлоу, - сказал он, - но я не знал, что вы здесь, сэр, а то я не стал бы вести себя так вольно. Вот нынче рождество, мистер Редлоу, и как поглядел я на вас, так и вспомнил те времена, когда вы были еще студентом и уж до того усердно учились, что даже на рождество все бегали в библиотеку. Ха-ха! Я так стар, что и это помню, и хорошо помню, да, да, хоть мне и все восемьдесят семь. Как раз когда вы кончили учиться и уехали, померла моя бедная жена. Вы помните мою бедную жену, мистер Редлоу? - Да, - ответил Ученый. - Да, - повторил старик. - Добрая была душа. Помню, как-то раз в рождественское утро пришли вы к нам сюда с молодой мисс... прошу прощенья, мистер Редлоу, но, кажется, это была ваша сестра и вы в ней души не чаяли? Ученый посмотрел на него и покачал головой. - Сестра у меня была, - равнодушно сказал он. Больше он ничего не помнил. - В то рождественское утро вы с нею заглянули к нам, - продолжал Филипп, - и как раз повалил снег, и моя жена пригласила молодую мисс войти и присесть к огню, его всегда на рождество разводили в большой зале, где прежде, до того, как наши незабвенные десять джентльменов порешили по-другому, была трапезная. Я там был; и вот, помню, стал я мешать в камине, чтоб огонь разгорелся пожарче и согрел хорошенькие ножки молодой мисс, а она в это время прочитала вслух подпись, что под тем портретом: "Боже, сохрани мне память!". И они с моей бедной женой завели речь про эту подпись. И удивительное дело (ведь кто бы мог подумать, что им обеим недолго оставалось жить!), обе в один голос сказали, что это очень хорошая молитва, и если им не суждено дожить до старости, они бы горячо молились об этом за тех, кто им всего дороже. "За моего брата", - сказала молодая мисс. "За моего мужа, - сказала моя бедная жена. - Боже, сохрани ему память обо мне, не допусти, чтобы он меня забыл!" Слезы, такие горькие и мучительные, каких он еще никогда в своей жизни не лил, заструились по щекам Редлоу. Филипп, всецело поглощенный воспоминаниями, не замечал ни этих слез, ни встревоженного лица Милли, явно желавшей, чтобы он прервал свой рассказ. - Филипп, - сказал Редлоу и положил руку на плечо старика. - Я - несчастный человек. Тяжко, хотя и по заслугам, покарала меня десница господня. Я не в силах понять то, о чем вы говорите, друг мой: я потерял память. - Боже милостивый! - воскликнул старик. - Я утратил воспоминания о горе, обидах и страданиях, - продолжал Ученый, - а вместе с ними утратил все, что надо помнить человеку. Кто увидел бы, какая безмерная жалость выразилась на лице Филиппа, как он пододвинул свое просторное кресло, усадил Редлоу и горестно смотрел на него, соболезнуя столь огромной утрате, тот хоть отчасти понял бы, насколько дороги старости подобные воспоминания. В комнату вбежал мальчик-найденыш и кинулся к Милли. - Пришел, - сказал он. - Там, в той комнате. Мне его не надо. - Кто пришел? - спросил Уильям. - Тсс! - отозвалась Милли. Повинуясь ее знаку, он и старик Филипп тихо вышли. Редлоу, даже не заметивший этого, поманил к себе мальчика. - Мне она больше нравится, - ответил мальчик, держась за юбку Милли. - Так и должно быть, - со слабой улыбкой сказал Редлоу. - Но ты напрасно боишься подойти ко мне. Я больше не буду таким злым, как раньше. Тем более с тобою, бедняжка! Сперва мальчик все же не решался подойти; но потом, уступая легонько подталкивавшей его Милли, понемногу приблизился и даже сел у ног Ученого. Тот, сочувственно и понимающе глядя на ребенка, положил руку ему на плечо, а другую протянул Милли. Она наклонилась, заглянула ему в лицо и, помолчав, сказала: - Мистер Редлоу, можно мне с вами поговорить? - Ну конечно! - ответдл он, подняв на нее глаза. - Ваш голос для меня как музыка. - Можно мне кое о чем спросить? - Спрашивайте о чем хотите. - Помните, что я говорила, когда стучалась к вам вчера вечером? Про одного человека, который когда-то был вам другом, а теперь стоит на краю гибели? - Да, я припоминаю, - не совсем уверенно ответил Редлоу. - Вы поняли, о ком я говорила? Не сводя глаз с Милли, Редлоу провел рукою по волосам мальчика и покачал головой. - Я скоро отыскала этого человека, - сказала Милли своим ясным, добрым голосом, который казался еще яснее и добрее оттого, что она смотрела на Редлоу такими кроткими глазами. - Я воротилась в тот дом, и с божьей помощью мне удалось найти его. И вовремя. Еще совсем немного - и было бы слишком поздно. Редлоу перестал гладить волосы мальчика, прикрыл другой рукою руку Милли, чье робкое, но ласковое прикосновенье, казалось, проникало ему прямо в душу, как и ее голос и взгляд, и внимательней посмотрел на нее. - Этот человек - отец мистера Эдмонда, того молодого джентльмена, которого мы давеча видели. На самом деле его зовут Лэнгфорд. Припоминаете вы это имя? - Да, я припоминаю это имя. - А этого человека? - Нет, человека не помню. Может быть, он когда-то нанес мне обиду? - Да! - А, вот что. Тогда это безнадежно... безнадежно. Редлоу покачал головой и, как будто безмолвно умоляя о сострадании, тихонько сжал руку Милли, которую все еще не выпускал из своей. - Вчера вечером я не пошла к мистеру Эдмонду, - продолжала Милли. - Мистер Редлоу! Попробуйте слушать меня так, как если бы вы все хорошо помнили. - Я весь - внимание. - Во-первых, я еще не знала тогда, правда ли, что это его отец; и потом, я боялась, я не знала, как он после своей болезни перенесет такое известие, если это правда. А когда я узнала, кто этот человек, я все равно не пошла, но уже по другой причине. Он очень долго жил врозь с женою и сыном, он стал чужим в своем доме, когда сын был еще крошкой, так он мне сам сказал, - покинул, бросил на произвол судьбы тех, кого должен бы любить и беречь больше всего на свете. И ведь он был прежде джентльменом, а за эти годы падал все ниже и ниже, и вот, смотрите сами... - Она поспешно выпрямилась, вышла из шйанаты и тотчас вернулась в сопровождении того несчастного, которого Редлоу видел минувшей ночью. - Вы меня знаете? - спросил Ученый. - Я был бы счастлив, а это слово мне не часто случалось произносить, - я был бы счастлив, если бы мог ответить: нет! - сказал этот человек. Редлоу смотрел на него, жалкого и униженного, и смотрел бы еще долго в тщетной надежде припомнить и понять, но тут Милли вновь склонилась над ним, взяла его за руку, и он перевел на нее вопрошающий взгляд. - Посмотрите, как низко он пал, совсем погибший человек! - шепнула она, указывая на вошедшего, но не сводя глаз с лица Редлоу. - Если б вы могли припомнить все, что с ним связано, неужто в вашем сердце не шевельнулась бы жалость? Подумайте, ведь когда-то он был вам дорог (пусть это было очень давно, пусть он обманул ваше доверие) - и вот что с ним сталось! - Надеюсь, что я пожалел бы его, - ответил Редлоу. - Да, наверно пожалел бы. Он мельком взглянул на стоявшего у дверей, но тотчас опять перевел глаза на Милли и смотрел на нее так пристально и пытливо, словно силился постичь то, о чем говорила каждая нотка ее голоса, каждый лучистый взгляд. - Вы человек ученый, а я ничему не училась, - сказала Милли. - Вы весь свой век все думаете, а я думать не привыкла. Но можно я вам скажу, почему мне кажется, что хорошо нам помнить обиды, которые мы потерпели от людей? - Скажите. - Потому что мы можем прощать их. - Милосердный боже! - молвил Редлоу, поднимая глаза к небу. - Прости мне, что я отверг твой великий дар, который роднит смертных с тобою! - И если память когда-нибудь вернется к вам (а мы все на это надеемся и будем об этом молиться), разве не будет счастьем для вас вспомнить сразу и обиду и то, что вы простили ее? - продолжала Милли. Снова Ученый взглянул на стоявшего у дверей - и опять устремил внимательный взгляд на Милли; ему казалось, что луч света от ее сияющего лица проникает в его окутанную сумраком душу. - Он не может возвратиться домой. Он и не хочет туда возвращаться. Он знает, что принес бы только стыд и несчастье тем, кого он так бессердечно покинул, и что лучший способ загладить свою вину перед ними - это держаться от них подальше. Если дать ему совсем немного денег, только умно и осторожно, он уехал бы куда-нибудь в дальние края и там жил бы, никому не делая зла, и, сколько хватит сил, искупал бы зло, которое причинил людям прежде. Для его несчастной жены и для его сына это было бы величайшим благодеянием, только самый добрый, самый лучший друг мог бы сделать для них так много, и они об этом никогда бы не узнали. А для него это спасенье, подумайте, ведь он болен и телом и душой, у него ни честного имени, ничего на свете не осталось. Редлоу притянул ее к себе и поцеловал в лоб. - Так тому и быть, - сказал он. - Я доверяюсь вам, сделайте это за меня немедля и сохраните в тайне. И скажите этому человеку, что я охотно простил бы его, если бы мне дано было счастье вспомнить - за что. Милли выпрямилась и обратила к Лэнгфорду сияющее лицо, давая понять, что ее посредничество увенчалось успехом; тогда он подошел ближе и, не поднимая глаз, обратился к Редлоу. - Вы так великодушны, - сказал он, - вы и всегда были великодушны. Я вижу, сейчас, глядя на меня, вы стараетесь отогнать от себя мысль о том, что я наказан по заслугам. Но я не гоню этой мысли, Редлоу. Поверьте мне, если можете. Ученый сделал Милли знак приблизиться - и, слушая Лэнгфорда, смотрел ей в лицо, словно искал в нем разгадки, объяснения тому, что слышал. - Я слишком жалкое ничтожество, чтобы говорить о своих чувствах. Я слишком хорошо помню, какой путь мною пройден, чтобы рядиться перед вами в слова. Но первый шаг по краю пропасти я сделал в тот день, когда обманул вас, - и с тех пор я шел к своей гибели неуклонно, безнадежно, безвозвратно. Это я должен вам сказать. Редлоу, все не отпуская руку Милли, обернулся к говорящему, и на лице его была скорбь. А может быть, и нечто подобное печальному воспоминанию. - Возможно, я был бы иным человеком и вся моя жизнь была бы иною, не сделай я того первого рокового шага. Но, может быть, это и не так, и я не пытаюсь оправдать себя. Ваша сестра покоится вечным сном, и это, вероятно, лучше для нее, чем если бы она была со мною, даже если б я оставался таким, каким вы считали меня когда-то; даже если б я был таков, каким в ту пору сам себе казался. Редлоу торопливо махнул рукой, словно давая понять, что не надо об этом говорить. - Я говорю с вами, точно выходец из могилы, - продолжал Лэнгфорд. - Я и сошел бы вчера в могилу, если бы меня не удержала вот эта благословенная рука. - О господи, и этот тоже меня любит! - со слезами прошептала Милли. - Еще один! - Вчера, клянусь, я скорей умер бы с голоду, чем попросил у вас хотя бы корку хлеба. Но сегодня, уж не знаю почему, мне так ясно вспомнилось все, что было между нами, так все всколыхнулось в душе, что я осмелился прийти, как она мне советовала, и принять ваш щедрый дар, и поблагодарить вас, и умолять вас, Редлоу: в ваш последний час будьте так же милосердны ко мне в мыслях, как были вы милосердны в делах. Он повернулся было, чтобы уйти, потом прибавил: - Быть может, вы не оставите моего сына, хотя бы ради его матери. Я надеюсь, он будет этого достоин. Я же никогда больше его не увижу, разве что мне дано будет прожить еще долгие годы и я буду уверен, что не обманул вас, приняв вашу помощь. Уже выходя, он поднял глаза и впервые посмотрел в лицо Редлоу. Тот, пристально глядя на него, точно во сне, протянул руку. Лэнгфорд вернулся и тихо, едва касаясь, взял ее в свои; потом, понурив голову, медленно вышел из комнаты. Милли молча пошла проводить его до ворот, а Ученый поник в своем кресле и закрыл лицо руками. Через несколько минут она вернулась вместе с мужем и свекром (оба очень тревожились о Редлоу), но, увидев его в такой позе, сама не стала и им не позволила его беспокоить; она опустилась на колени подле его кресла и стала укрывать пледом уснувшего мальчика. - Вот в этом-то вся суть! Я всегда это говорю, батюшка! - в восхищении воскликнул ее супруг. - Есть в груди миссис Уильям материнские чувства, которые уж непременно найдут выход! - Да, да, ты прав, - отозвался старик. - Ты прав, сын мой Уильям! - Видно, это к лучшему, Милли, дорогая, что у нас нет своих детей, - с нежностью сказал Уильям. - А все-таки мне иной раз грустно, что у тебя нет ребеночка, которого ты бы любила и лелеяла. Бедное наше дитя, ты так ждала его, такие надежды на него возлагала, а ему не суждено было жить на свете... от этого ты и стала такая тихая, Милли. - Но я рада, что могу вспоминать о нем, Уильям, милый, - промолвила Милли. - Я каждый день о нем думаю. - Я всегда боялся, что ты очень много о нем думаешь. - Зачем ты говоришь - боялся? Для меня память о нем - утешение. Она столько говорит моему сердцу. Невинное дитя, никогда не знавшее земной жизни - оно для меня все равно что ангел, Уильям. - Ты сама - ангел для нас с батюшкой, - тихо сказал Уильям. - Это я хорошо знаю. - Как подумаю, сколько я надежд на него возлагала, сколько раз представляла себе, как он будет улыбаться, лежа у моей груди, а ему не пришлось тут лежать, и как он поглядит на меня, а его глазки не увидели света, - молвила Милли, - так еще больше сочувствую всем, кто надеялся на хорошее, а мечты их не сбылись. Как увижу хорошенького ребеночка на руках у любящей матери - все бы для него сделала, потому что думаю: может, и мой был бы на него похож, и я была бы такая же гордая и счастливая. Редлоу поднял голову и посмотрел на Милли. - Мне кажется, мой маленький всегда здесь, рядом, и всегда говорит со мною, - продолжала Милли. - Он просит меня за бедных брошенных детей, как будто он живой. Он говорит - и я узнаю его голос. Когда я слышу, что какой-нибудь молодой человек несчастлив, попал в беду или сделал что дурное, я думаю: а вдруг это случилось бы с моим сыном и господь отнял его у меня из милосердия. Даже в седых старцах, вот как батюшка, я вижу свое дитя: ведь и наш сын мог бы дожить до преклонных лет, когда нас с тобой давно уже не было бы на свете, и тоже нуждался бы в любви и уважении тех, кто помоложе. Тихий голос Милли звучал еще тише, чем всегда; она взяла мужа за руку и прислонилась головою к его плечу. - Дети так меня любят, что иногда мне даже чудится - это, конечно, глупо, Уильям, - будто они, уж не знаю как и почему, сочувствуют мне и моему маленькому и понимают, что их любовь мне дороже всех сокровищ. Может, с тех пор я и стала тихая, Уильям, но только во многом я стала счастливее. И знаешь, почему еще я счастлива? Потому, что даже в те дни, когда мой сыночек родился неживой, и его только что схоронили, и я была так слаба, и мне было так грустно, и я не могла не горевать о нем, мне пришло на ум: надо вести праведную жизнь, и, может быть, когда я умру, на небесах светлый ангелочек назовет меня мамой! Редлоу рухнул на колени. - О ты, - вскричал он, - примером чистой любви милосердно возвративший мне память - память о распятом Христе и обо всех праведниках, погибших во имя его, благодарю тебя и молю: благослови ее! И поднявшись, прижал Милли к груди: слезы обильней прежнего потекли по ее лицу - и, плача и смеясь, она воскликнула: - Он пришел в себя! И он ведь тоже меня очень любит, правда? О господи, господи, и этот тоже! Тут в комнату вошел Эдмонд, ведя за руку прелестную девушку, которая робела и не решалась войти. И Редлоу, совсем к нему переменившийся, кинулся Эдмонду на шею и умолял их обоих стать ему детьми. Ибо в этом молодом человеке и его избраннице он увидел как бы свое собственное суровое прошлое, но умиротворенное и смягченное, и к ним устремилось его сердце, словно голубка, долго томившаяся в одиноком ковчеге, - под сень раскидистого древа. Потом - ибо рождество это пора, когда громче, нежели в любое иное время года, говорит в нас память обо всех горестях, обидах и страданиях в окружающем нас мире, которым можно помочь, и, так же как и все, что мы сами испытали на своем веку, побуждает нас делать добро, - он положил руку на голову спящего мальчика и, безмолвно призвав во свидетели того, кто в старину возлагал руку на детей и во всеведении своем предрекал горе тем, кто отвратит от него хоть одного из малых сих, поклялся взять этого ребенка под свою защиту, наставлять его и возродить в нем душу живую. Потом он весело протянул руку Филиппу и сказал, что в этот день праздничный обед должен состояться в большой зале, где прежде, до того, как десять незабвенных джентльменов порешили по-иному, была трапезная; и надо созвать на обед всех тех членов семейства Свиджер, - ведь оно, по словам Уильяма, столь многочисленно, что, взявшись за руки, Свиджеры окружили бы хороводом всю Англию, - всех тех, которые успеют собраться сюда за такой короткий срок. Так они и сделали. В тот же день в бывшей большой трапезной собралось столько Свиджеров, взрослых и детей, что попытка сосчитать их лишь посеяла бы в умах недоверчивых читателей сомнение в правдивости этой истории. Поэтому мы не сделаем подобной попытки. И, однако, они собрались, их было много, очень много, и их ждали добрые вести, ибо появилась надежда на выздоровление Джорджа, который, после того как его еще раз навестили отец, брат и Милли, вновь уснул спокойным сном. На праздничном обеде присутствовало и семейство Тетерби, включая юного Адольфа, который явился, закутанный в свой разноцветный шарф, как раз в ту самую минуту, когда подали жаркое. Джонни с сестричкой прибыли, разумеется, с опозданием, валясь, по обыкновению, на бок; он едва дышал от усталости, у нее, как предполагали, резались сразу два зуба, - но все это было в порядке вещей и никого не тревожило. Грустно было видеть, как мальчик без роду, без племени смотрел на игры других детей, не умея с ними говорить и не зная, как с ними резвиться, более чуждый детским забавам, чем одичавший пес. Грустно, хоть и по-иному, было видеть, как даже самые маленькие дети чутьем понимали, что этот мальчик - не такой, как они, и робко подходили к нему, заговаривали с ним, ласково брали за руку, отдавали ему кто конфету, кто игрушку, старались утешить и развлечь его. Но он не отходил от Милли и уже начинал смотреть на нее с любовью - и этот тоже, как она выражалась! - и так как все дети нежно любили ее, то им это было приятно, и, видя, как он посматривает на них из-за ее кресла, они радовались, что он с нею рядом. Это видел Ученый, который сидел за праздничным столом подле Эдмонда и его невесты, со стариком Филиппом и остальными. Иные впоследствии говорили, что все здесь рассказанное только почудилось Ученому; другие - что однажды в зимние сумерки он прочитал все это в пламени камина; третьи - что Призрак был лишь воплощеньем его мрачных мыслей, Милли же - олицетворением его подлинной мудрости. Я не скажу ничего. ...Разве только одно. Когда все они собрались в старой трапезной при ярком свете пылающего камина (обедали рано и другого огня не зажигали), снова из потаенных углов крадучись вышли тени и заплясали по комнате, рисуя перед детьми сказочные картины и невиданные лица на стенах, постепенно преображая все реальное и знакомое, что было в зале, в необычайное и волшебное. Но было в этой зале нечто такое, к чему опять и опять обращались взоры Редлоу, и Милли с мужем, и старого Филиппа, и Эдмонда с его нареченной, - нечто такое, чего ни разу не затемнили и не изменили неугомонные тени. С темных панелей стены, с портрета, окруженного зеленой гирляндой остролиста, как живой смотрел на них спокойный человек с бородою, в брыжах: он отвечал им взглядом, и в отсвете камина лицо его казалось особенно серьезным. А ниже, такие отчетливые и ясные, точно чей-то голос повторял их вслух, стояли слова:

    "БОЖЕ, СОХРАНИ МНЕ ПАМЯТЬ!"