FlippyCat выложил из 4519 костяшек домино «Мону Лизу» Леонардо да Винчи.

 
 В 2007 году мастер FlippyCat   выложил из 4519 костяшек домино «Мону Лизу» Леонардо да Винчи.

"Звездную ночь" Ван Гога сложили из домино

Мастер, известный под ником FlippyCat, воссоздала полотно Винсента Ван Гога «Звездная ночь» из 7067 костяшек домино.

Собрать из домино одно из самых известных в мире произведений искусства у FlippyCat получилось со второй попытки. Первая версия картины была разрушена неловким движением руки. Во второй раз мастер выстраивал костяшки в цепочки в течение 11 часов. После чего по принципу домино разложил получившуюся репродукцю.
Весь процесс, включая неудачные моменты и промахи, FlippyCat запечатлел на камеру. Видео собрало на YouTube уже полмиллиона просмотров.


«Звездная ночь» стала второй картиной для FlippyCat. В 2007 году мастер выложил из 4519 костяшек домино «Мону Лизу» Леонардо да Винчи.

adme.tu

Проблемы. ОШО



        Мне рассказывали свои проблемы тысячи людей, и до сих пор мне так и не встретилось среди них ни одной реальной! Все проблемы ложны – вы их создаёте, потому что без проблем чувствуете себя пустыми. Если нет проблем, нечем заняться, не с кем бороться, некуда идти. Люди ходят от одного гуру к другому, от одного мастера к другому, от одного психотерапевта к другому, из одной группы встреч в другую, потому что если они это не делают, то чувствуют себя пустыми, и внезапно им кажется, что жизнь бессмысленна. Вы создаёте проблемы, чтобы можно было почувствовать, что жизнь – это огромная работа, рост, что вам приходится вести тяжёлую борьбу.
        Задавался ли ты самым главным вопросом: действительно ли существуют проблемы или ты их сам создаёшь и уже настолько свыкся с этим, что просто не можешь обойтись без их компании – тебе станет без них одиноко? Ты согласен быть даже несчастным – лишь бы не пустым. Люди хватаются за свои несчастья, только бы не допустить пустоты в себе.
        Ты сам подпитываешь свои несчастья. Смотри. Когда исчезает одна проблема, обрати внимание, как настоящая проблема тотчас найдёт себе другое место. Ситуация напоминает змею, которая избавляется от старой кожи, но сама всегда остаётся.
        Как только решается одна проблема, следом возникает другая. И если ты приглядишься внимательнее, то заметишь: вторая проблема – точно такого же свойства, что и предыдущая. Займись ею – за ней уже ожидает третья, наготове.
        Пожалуйста, посмотри на то, что ты делаешь и какой занимаешься ерундой. Сначала ты создаёшь проблему, потом пускаешься в поиски её решения. Просто наблюдай, почему ты создаешь проблему. Решение проблемы находится в самом её начале, когда ты её только создаешь, – не создавай её! У тебя нет никаких проблем – достаточно понять только это.
        Если вам недостаточно собственных проблем, вы начинаете думать о человечестве, о судьбах мира... – социализм, коммунизм и прочий вздор. Вы начинаете думать о мире так, словно весь мир зависит от ваших советов.
        Меня не заботят твои проблемы. Их миллионы, и совершенно бессмысленно пытаться решить их – ведь это ты являешься их творцом, но сам остаёшься в тени. Я решу твою проблему, а ты создашь десяток новых.
        Я отодвину в сторону твои проблемы и доберусь до тебя. Менять следует их создателя. И когда он изменится, проблемы на периферии исчезнут.
        Запомни хорошенько: тебе самому доставляет удовольствие лелеять свои проблемы, потому ты их создаёшь. Есть много причин, по которым ты получаешь от этого удовольствие.
        Всё человечество больно. На то имеются принципиальные мотивы, основные причины, которые мы упускаем из виду. Когда ребёнок заболевает, он получает внимание, когда же он здоров, никому нет до него дела.
        Внимание – это энергия. Когда кто-то одаривает тебя любящим взглядом, он даёт тебе пищу – эфирную пищу. Каждый ребёнок нуждается во внимании, а ты удостаиваешь его вниманием, лишь когда он болен, когда есть какая-то проблема. И потому, когда ребёнок ощутит нехватку внимания, он выдумает проблему, сам её создаст.
        Любовь – вот основная потребность. Как твоё тело питается едой, так и твоя душа напитывается любовью. Но ты можешь получить любовь, только когда ты болен, когда у тебя что-то случается, иначе никто и не подумает дать её тебе. Ребёнок учится у тебя, впоследствии тоже начиная создавать проблемы. Он понимает, что стоит случиться болезни или ещё какой-то проблеме, как все бросятся к нему.



        Проблемы можно трансцендировать, можно глядеть на них, как наблюдатель смотрит с вершины холма на простирающуюся внизу долину.
        Такое свидетельствование способно решить проблему. В самом деле, просто свидетельствуя проблему, ты уже наполовину решаешь её: когда ты можешь быть свидетелем проблемы, беспристрастно смотреть на неё, когда ты не вовлечён в неё, ты можешь стоять в сторонке и смотреть. Сама ясность, возникающая благодаря свидетельствованию, даёт тебе нить, вручает секретный ключ. Почти все проблемы возникают из-за отсутствия ясности, которая помогла бы понять их.
        Главное – не решить проблему, главное - достичь большего понимания. Если появится больше понимания, то станет больше ясности, и тогда на проблему можно смотреть беспристрастно, наблюдать за ней, словно она не твоя, а чья-то чужая. Лишь если тебе удастся создать дистанцию между проблемой и собой, ты сможешь от неё избавиться.
        Если проблема не принадлежит тебе, ты всегда можешь дать дельный совет по её решению. если проблема чужая, если у кого-то другого возникли трудности, ты всегда мудр. Ты даёшь прекрасный совет, но, как только ты сам сталкиваешься с трудностями, ты просто теряешься, не зная, как поступить. Что же произошло? Проблема не изменилась, но теперь ты в неё вовлечён. Когда она была чьей-то, ты непредвзято взирал на неё издали. Все мы великолепные советчики, когда дело касается других, но когда что-то случается с нами, вся мудрость испаряется – дистанцироваться очень тяжело.
        В данный момент тот ты, какой есть, так вовлечён в свои проблемы, что не может ни думать, ни созерцать, ни посмотреть сквозь них, ни стать свидетелем.
        Медитация создаёт дистанцию, даёт тебе перспективу. Ты выходишь за рамки проблемы. Меняется уровень сознания.
        По мере того как ты углубляешься в медитацию, ты поднимаешься всё выше и выше. Ты обретаешь способность взирать на проблемы сверху вниз. Отныне они в долине, а ты взошёл на гору. С этой перспективы, с этой высоты проблемы имеют совершенно иной вид. И с увеличением дистанции растёт твоя способность созерцать их, словно они не относятся к тебе.
        У тебя появляется новая позиция, с которой ты можешь взглянуть на вещи по-другому. Создаётся дистанция. Проблемы никуда не делись, но теперь они стали далёкими – словно и не твои вовсе. Теперь ты в состоянии дать самому себе дельный совет…
        Прибегая к психоанализу, ты остаёшься на том же уровне. Ничто не меняется, тебя приспосабливают к тому же уровню, где ты и находился.
        Даже если психоанализ и поможет в каком-то случае, со временем проблемы возникнут вновь; он не предупреждает их появление.
        Психоанализ помогает лишь приспособиться. Это – не трансформация. Это первое. И второе: психоанализ делает тебя зависимым.
        Ты попадаешь в зависимость к кому-то, кто является экспертом. Ты рассказываешь ему о своей проблеме, и он находит решение. Он станет обсуждать и выудит из тебя её бессознательные корни. Но это сделает он; выход отыщет кто-то, но не ты.
        Решённая им проблема, возможно, сделает более зрелым его, но не тебя. Ты же рискуешь оказаться ещё менее зрелым. И тогда всякий раз, когда возникает какая-нибудь сложность, ты побежишь за советом к специалисту, профессионалу.



        Пока твоя сущность не изменится, ничего не выйдет с решением проблем. Ты обладаешь неистощимыми возможностями по созданию новых.
        Трансценденция человеческой природы возможна. Неизлечим не сам человек, но его ограниченное сознание, порождающее проблемы. Осуществляй рост осознанности, расширяй сознание – и круг проблем станет сужаться. Они находятся в обратно пропорциональной зависимости: минимум осознанности – максимум проблем, максимум осознанности – минимум проблем.
        Когда осознанность тотальна, проблемы попросту исчезают, подобно тому как роса исчезает с восходом солнца. При тотальной осознанности не существует никаких проблем – они просто не могут возникнуть.



        Почему ты создаёшь из жизни проблему? Жизнь невероятно прекрасна – почему не жить настоящим моментом? Слёзы – это проявление жизни. Смех тоже проявление жизни. Иногда ты грустишь. Это – проявление жизни, твоё настроение. Замечательно. В другой раз ты счастлив, искришься радостью и танцуешь. Это тоже здорово, это чудесно. Что бы ни происходило – прими это как желанного гостя и оставайся с ним; и мало-помалу ты увидишь, что привычка задавать вопросы и создавать из жизни проблему исчезла.
        И когда ты перестанешь создавать из мухи слона, жизнь откроет тебе свои тайны. Она никогда не раскрывает их человеку, непрестанно задающему ей вопросы. Жизнь готова раскрыться тебе, если ты не превращаешь её в проблему. Если ты видишь во всём лишь сложности, твоё видение притупляется. Ты становишься агрессивным по отношению к жизни.
        Ты большой любитель создавать проблемы... просто пойми это, и внезапно проблемы исчезнут.
        Те, кто просто живут, распахивают жизни свои объятия, принимают её радостно, не задают никаких вопросов, а полностью доверяются ей, становятся желанными гостями.
        Если бы люди могли немного больше танцевать, немного больше петь, быть немного более сумасшедшими, их энергия была бы более струящейся, и проблемы мало-помалу исчезли бы.
        Живи, танцуй, ешь, спи, делай всё как можно более тотально. И вспоминай снова и снова: каждый раз, когда ты ловишь себя на том, что создаёшь какую-нибудь проблему, выскользни из этого – тотчас же. Как только ты окажешься внутри проблемы, понадобится решение. И даже если ты найдёшь решение, из этого решения снова возникнет тысяча и одна проблема. Если только ты упустишь первый шаг, то провалишься в западню.
        В это самое мгновение ты можешь отбросить все проблемы, потому что все они созданы тобой.
        Каждый раз, когда ты видишь, что соскальзываешь в проблему, поймай себя – бегай, прыгай, танцуй, но не вовлекайся в эту проблему. Сделай что-нибудь тут же, чтобы энергия, которая создавала проблемы, стала жидкой, растаяла, вернулась в космос.
        Ты упускаешь настоящую жизнь. Используй больше энергии, и тогда потекут свежие энергии. Просто не будь скрягой. Используй их сегодня; пусть сегодня будет оконченным; завтра о себе позаботится, не беспокойся о завтра. Беспокойство, проблема, тревога – всё это просто показывает одно: ты не живёшь правильно, твоя жизнь – ещё не празднование, не танец, не радость. Отсюда все проблемы.

Интуиция ОШО


        Интуицию нельзя научно объяснить, потому что само это явление ненаучно и нерационально.

        Интуиция – это иная область происшествия, совершенно не связанная с интеллектом, хотя и способная проникать в интеллект. Нужно понять, что высшая реальность может проникнуть в низшую, но низшая не может проникнуть в высшую. Таким образом, интуиция может проникать в интеллект, так как она выше, но интеллект не может проникнуть в интуицию, так как он ниже.

        Интеллект может также отрицать происшедшее. Именно это подразумевается под "верой" или "неверием".

        Если ты чувствуешь, что того, что ты не можешь объяснить, не существует, ты "неверующий". Тогда ты будешь продолжать жить в этом низшем существовании интеллекта, прикованный к нему. Тогда ты не впустишь в себя тайну, тогда ты не позволишь интуиции говорить с собой.

        Рассудок видит две области существования: познанное и непознанное. Непознанное значит то, что ещё не познано, но однажды будет. Но мистицизм говорит, что есть три области: познанное, непознанное и непознаваемое. Под непознаваемым мистик подразумевает то, что не может быть познано никогда.

        Интеллект занимается познанным и непознанным, но не непознаваемым. А интуиция работает с непознаваемым, с тем, что не может быть познано.

        В непознаваемое можно проникнуть, но невозможно его объяснить. Возможно ощущение, но не объяснение.


        Инстинкт – то, что принадлежит к животному прошлому. Он очень стар, очень силён; это наследие миллионов лет.

        Инстинкт почти непогрешим, потому что он так стар, так закалён, так зрел. Твои глаза моргают – делаешь ли это ты сам? Они продолжают моргать сами собой – это инстинкт.

        Интеллект имеет большую погрешность, потому что он очень нов; это нововведение. Он только спотыкается в темноте, пытается сообразить, что где и что к чему. И поскольку у него нет корней в опыте, он заменяет опыт верованиями, философиями, идеологиями. Они становятся фокусом интеллекта. Но все они не безгрешны, потому что они созданы человеком, придуманы тем или другим умником. Они применимы не в любой ситуации. Они могут быть правильными в какой-то одной ситуации и неправильными в другой. Но интеллект слеп, он не умеет обращаться ни с чем новым. Он всегда даёт старый ответ на новый вопрос.

        Подобно инстинкту, но на другом полюсе твоего существа – за пределами ума, принадлежащего миру интеллекта, – находится мир интуиции.

        Интеллект не станет тебе домом. Это очень небольшой инструмент, который нужно использовать лишь для того, чтобы перейти от инстинкта к интуиции. Поэтому разумным можно назвать только человека, который использует интеллект, чтобы выйти за его пределы.

        Наука остановилась на интеллекте – именно поэтому она не может воспринять ничего от сознания. Интеллект без разбуженной интуиции – одна из самых опасных вещей в мире. И мы живём под угрозой интеллекта, потому что интеллект дал науке огромные силы. Но эти силы находятся в руках детей, не в руках мудрецов.

        Интеллект – это беспокойство. Но от нас зависит, сделать его беспокойством или опорой для следующего шага. Встретив на улице камень, ты можешь либо счесть его препятствием, либо опереться на него, чтобы подняться на высший уровень. Те, кто понимает, используют интеллект, как опору. Но массы находятся под контролем религий, которые учат их: "Используйте интеллект как силу, подавляющую инстинкт". Они увлекаются борьбой с инстинктом и совершенно забывают об интуиции. Вся их энергия уходит на борьбу с собственной жизненной силой.

        Интуиция делает человека мудрым – назовите это просветлением, назовите это пробуждением; всё это просто разные названия мудрости. Лишь в руках мудрости интеллект можно использовать, как прекрасного слугу.

        Инстинкт с интуицией прекрасно действуют вместе: один на физическом уровне, другая на духовном уровне. Все проблемы человечества сводятся к тому, что оно застряло посередине, в уме, в интеллекте. Тогда ты получишь страдание, тревогу, агонию и бессмысленность, и все возможные напряжения без всякой возможности выхода.

        Интеллект из всего делает проблему и не знает совершенно никаких решений. Инстинкт никогда не создаёт никаких проблем, и ему не нужны никакие решения; он просто действует естественно. Интуиция – это чистое решение, в ней нет никаких проблем.

        Я за инстинкт. И это один из секретов, которые я хочу вам раскрыть: если ты всецело за инстинкт, тебе легко будет найти дорогу к интуиции. Потому что они – одно и то же, хотя и действуют на разных уровнях: один действует на материальном уровне, другая – на духовном. Если принять свою инстинктивную жизнь абсолютно радостно, без всякого чувства вины, это поможет раскрыть двери интуиции – потому что они сами ничем не отличаются, отличаются только их уровни.

        Интуиция похожа на инстинкт в том, что с ней ничего нельзя сделать. Это часть твоего сознания, точно как инстинкт – часть твоего тела. Ничего нельзя сделать с инстинктом, и ничего нельзя сделать с интуицией. Но точно так же, как ты можешь позволить своему инстинкту осуществиться, ты можешь дать полную свободу осуществиться и интуиции. И тебя удивит, какие силы ты носил в себе до сих пор.


        В чём разница между знанием и познаванием? В словаре разницы нет, но в существовании разница безмерна. Знание – это теория, познавание – это опыт. Познавание означает, что ты открываешь глаза и видишь, знание означает, что кто-то открыл глаза, увидел и говорит об этом, а ты просто собираешь сведения.

        Именно благодаря знанию человек оказался отделённым от целого – знание создаёт дистанцию.

        Человек становится всё более знающим и всё менее религиозным. Чем более человек образован, тем меньше у него возможности приблизиться к целому.

        В ребёнке есть качество незнания, невинности. Он смотрит с удивлением, его глаза абсолютно ясны. Он смотрит глубоко, но в нём нет предрассудков, нет суждений, нет идей a-priori. Он не проецирует, и поэтому узнаёт то, что есть. Ребёнок знает истину, ты знаешь только обыденную действительность. Эта действительность состоит в том, что ты окружил себя проецированием, желанием, мышлением. Эта действительность – твоя интерпретация истины.

        Как тогда отвергнуть знание? Не путём вытеснения его другим знанием. Нужно просто увидеть тот факт, что знание создаёт дистанцию – просто увидеть этот факт интенсивно, тотально – и этого достаточно. Суть не в том, чтобы заменить одно знание каким-то другим.

        И помни, человек никогда ещё не узнал ни единой вещи! Всё, что мы собрали, – мусор. Высочайшее остаётся за пределами нашей досягаемости. То, что мы собрали, – лишь факты, истины же наши усилия и не коснулись.

        Лишь очень глупые люди думают, что, чем больше они узнают, тем меньше в жизни тайны. Лишь только посредственный ум становится слишком привязанным к знанию; разумный ум остаётся выше знания. Он использует его, бесспорно использует – оно полезно, утилитарно, – но прекрасно знает, что всё истинное скрыто, остаётся скрытым. Мы можем продолжать узнавать и узнавать, но тайна останется неисчерпаемой.


        Я не абсолютно против интеллекта. У него есть полезные применения – но они очень ограничены, и вы должны понять их ограничения. Если ты работаешь учёным, тебе придётся использовать интеллект. Это прекрасный механизм, но он прекрасен, лишь если остаётся рабом и не становится хозяином. Становясь хозяином и захватывая над тобой власть, он опасен. Ум в распоряжении сознания – прекрасный слуга; ум, властвующий над сознанием, – опасный хозяин.

        Если ты работаешь учёным, интеллект нужен. Если ты работаешь в мире, интеллект нужен. Если ты общаешься, разговариваешь с людьми, интеллект нужен. Но его применение очень ограничено. Есть более важные вещи, в которых интеллект совершенно не нужен. Но проблема в том, что он продолжает действовать и там, где он не нужен. Медитирующий использует интеллект, но использует и интуицию – он знает, что их функции различны. Он использует голову, но использует и сердце

        И помните, никогда не путайте интеллект и разум. Интеллект – это только часть разума. Разум – это гораздо большее явление; оно содержит гораздо больше, чем интеллект, потому что жизнь не только интеллектуальна, жизнь также и интуитивна. И столько великих открытий совершалось не интеллектом, а интуицией. Фактически все великие открытия совершались интуицией. В тебе существует нечто гораздо более глубокое. Ты не должен этого забывать. Интеллект – это только периферия, это не центр твоего существа. Центр твоего существа – интуиция.


        Мир политики в своей основе находится на инстинктивном уровне. Он принадлежит закону джунглей: прав тот, кто сильнее. И люди, интересующиеся политикой, просто посредственны. Для политики не нужно никакой квалификации, кроме одной – глубокого чувства неполноценности.

        Муж пытается быть выше жены – это политика. Жена пытается быть выше мужа – потому что жена просто не может принять эту идею. Хотя её и обусловливали этой идеей миллионы лет, она находит способы её саботировать.

        Для меня политика – это попытка доказать своё превосходство. Но почему? – потому что глубоко внутри ты чувствуешь себя неполноценным. А человек инстинкта обречен чувствовать себя неполноценным – он и есть неполноценный. Это не "комплекс неполноценности", это факт, реальность – он и есть неполноценный. Жить жизнью инстинкта значит жить на самом нижнем из всех возможных уровней жизни.

        Человек изо всех сил пытается где только возможно быть выше других, быть кем-то особенным, выдающимся – но всё это политика. И с моей точки зрения, ею интересуются только посредственные люди. Разумные люди занимаются более важными вещами. Разум не может растрачивать себя впустую на борьбу с третьесортной, уродливой политикой, грязной политикой.

        В любой другой области, например, в университете: лектор пытается стать профессором, профессор хочет стать деканом, декан хочет стать проректором – постоянная борьба за власть. По крайней мере можно было ожидать, что этого не будет в области образования. Но никого не интересует образование, всех интересует власть.

        В религии то же самое: епископ хочет стать кардиналом, кардинал хочет стать папой. Каждый стоит на лестнице, пытаясь взобраться выше, а другие тянут его за ноги вниз. Те, кто выше, пытаются его столкнуть, чтобы он не мог подняться до их уровня. И то же самое делается с теми, кто стоит на лестнице ниже: один тянет их за ноги, другой бьёт и лягает, чтобы тот оставался как можно ниже. Вся лестница, если ты видишь её как наблюдатель, – это просто цирк. И это происходит везде, во всём.

        Политик, живущий на инстинктивном уровне, – это просто дикое животное. Он не верит ни во что, кроме собственной победы. Какие бы ни потребовались для этой победы средства, он воспользуется ими. Цель оправдывает все его средства, какими бы они ни были уродливыми. Адольф Гитлер говорит в своей автобиографии: "Средства не имеют значения; значение имеет только цель. Если ты добиваешься успеха, что бы ты ни сделал, это было правильно; если ты терпишь поражение, что бы ты ни сделал, это было неправильно". Ты лжёшь, но если ты добиваешься успеха, это становится истиной.

        Лишь на третьем уровне, когда начинает действовать интуиция, больше нет никакой борьбы. Будда никогда не шёл никого побеждать, Махавира никогда не шёл никого побеждать, Лао-цзы никогда не шёл никого побеждать. Люди приходили сами; к ним приходил каждый, кто испытывал жажду. Их не интересовали даже те, кто приходил, чтобы вызвать их на интеллектуальный поединок.


        Существо человека очень просто, но не его личность; личность очень сложна. Личность похожа на луковицу – в ней много слоёв обусловленности, развращённости, и за всем этим множеством слоёв скрывается простое человеческое существо. Оно закрыто таким количеством фильтров, что вы не можете его увидеть – и за всеми этими фильтрами вы не можете видеть и мир, потому что всё, что тебя достигает, прежде чем тебя достичь, искажается этими фильтрами.

        Ничто никогда тебя не достигает таким, как есть; ты постоянно всё упускаешь. По пути вмешивается множество переводчиков. Ты что-то видишь; сначала это искажают твои глаза и органы чувств. Затем – твоя идеология, религия, общество, церковь; затем искажают они. И так далее, и так далее... К тому времени как что-то тебя достигнет, от оригинала либо не останется почти ничего, либо останется так мало, что этого не стоит принимать во внимание. Ты что-то видишь, только если это позволяют фильтры, а фильтры позволяют немногое.

        Существует внутренняя потребность заполнять промежутки. Каждый раз, когда ты видишь две не связанные между собой вещи, ум испытывает внутренний импульс их связать; иначе он чувствует себя очень неудобно. И ты изобретаешь связь. Ты соединяешь эти ничем не связанные вещи связующим звеном, строишь между ними мост и продолжаешь изобретать мир, которого нет.

        Никогда, ни на мгновение не думай, что твои физические органы чувств действуют, как надо, – это не так. Они прошли обучение. Ты видишь вещи, которые тебе позволяет видеть твоё общество, ты слышишь вещи, которые тебе позволяет слышать твоё общество. Ты касаешься вещей, которых тебе позволяет касаться твоё общество.

        Мы видим лишь то, что хотим видеть. Весь механизм нашего тела отравлен. Наше тело стало застывшим. Мы живём в своего рода замороженности: мы холодны, закрыты, недоступны. Мы так боимся жизни, что убили все виды возможностей, посредством которых с нами может соприкоснуться жизнь.

        В этом всё усилие йоги: сделать тело живым, чувствительным, снова молодым, чтобы органы чувств работали по максимуму. Тогда человек действует без всяких табу; тогда в нём есть прозрачность, изящество, красота, поток. Снова возникает тепло, открытость, и происходит рост. Человек постоянно нов, молод, и он всегда в приключении. Тело становится оргазмичным. Тебя окружает радость.

        Я настаиваю на том, чтобы вы были радостными, праздновали, наслаждались жизнью, принимали тело – и не только принимали, но и были благодарны существованию за то, что оно дало вам такое прекрасное тело. Такое чувствительное тело, и столько дверей, чтобы общаться с реальностью: глаза, уши, нос, прикосновение – открой все эти окна и впусти ветерок, и пусть засияет солнце жизни. Научись быть чувствительнее.

        Системы верований делают тебя недостижимым для общения. Если ты индуист, а я мусульманин, никакого общения быть не может. Если ты человек и я человек, мы можем общаться, но если ты коммунист, а я фашист, общение прекращается. Все системы верований разрушительны для общения. А вся жизнь есть не что иное, как общение – общение с деревьями, общение с реками, общение с солнцем и луной, общение с людьми и животными. Это общение; жизнь – это общение.

        Если хочешь видеть, слушать и слышать, тебе придется отбросить все системы верований.


        Интуиция – это явление совершенно другого рода, нежели рассудок. Рассудок аргументирует; рассудок использует процесс, чтобы прийти к заключению. Интуиция прыгает – это квантовый скачок. Она не знает постепенного процесса. Она просто достигает заключения без всякого процесса.

        У интуиции нет процесса; она просто прыгает от проблемы к заключению. Это срезанный угол. Это вспышка.

        Когда ты отбрасываешь эту навязчивую идею, эту зацикленность на рассудке, начинает расцветать интуиция. Тогда она не как вспышка, но как постоянно доступный источник.

        Интуиция – значит быть сонастроенным с собой, совершенно сонастроенным с собой. И из этой сонастроенности, из ниоткуда возникают решения.

        Даже великие учёные, которые работают рассудком, приходят к точке, где рассудок не работает, где они ожидают предчувствия, какой-то интуитивной вспышки, какого-то света из неизвестного. И это всегда происходит: если ты усердно работал интеллектом и не думаешь, что кроме интеллекта ничего нет, и ты доступен запредельному, – однажды в тебя проникает луч.

        Есть вещи, которые нельзя логически доказать, и всё же они есть. Каждый знает, что они есть, и никто никогда не мог их доказать. Любовь есть – никто никогда не мог определить, что это такое, или доказать, есть ли она вообще. Но каждый знает – любовь есть. Даже люди, которые отрицают: они не готовы принять ничего за пределами логики, – даже они влюбляются.


        Разум – это врождённая способность видеть, воспринимать. Каждый ребёнок рождается разумным, но общество делает его глупым. Мы даём ему образование в глупости, и рано или поздно он защищает диссертацию по глупости и становится в ней профессионалом.

        Разум – это естественное явление – точно как дыхание, точно как зрение. Разум это внутреннее видение; он интуитивен. Он не имеет ничего общего с интеллектом, помните. Никогда не путайте интеллект с разумом, это полярные противоположности. Интеллект принадлежит голове; ему учат другие, он тебе навязывается. Его приходится прививать. Он заимствован, это нечто иностранное, не врождённое.

        Разум умирает в подражании другим. Если ты хочешь быть разумным, тебе придётся прекратить подражать. Разум совершает самоубийство, если становится копией под копирку. В то мгновение, когда ты начинаешь думать, как тебе стать таким, как тот или другой человек, ты падаешь из своего разума, ты глупеешь.

        Существование – это чистый разум. Мы приносим некий аромат, некое благоухание запредельного, когда приходим в мир. Но тотчас же общество набрасывается на нас, начинает манипулировать, учить, изменять, обрезать, добавлять, и вскоре ты теряешь всю форму, все очертания. Общество хочет, чтобы вы были послушными, ортодоксальными, конформистами. Именно так разрушается ваш разум.

        Разум – это способность видеть, понимать, жить свою собственную жизнь согласно своей природе. Именно это и есть разум. А что такое глупость? Следовать другим, подражать другим, подчиняться другим. Смотреть их глазами, пытаться впитать их знание и принять его как своё – это глупость.

        Глупому человеку всегда скучно. Ему скучно из-за ответов, которые он собрал от других и которые продолжает повторять. Ему скучно, потому что его глаза полны знания, и он не видит, что происходит. Он знает слишком много, не зная вообще ничего. Он не мудр, он всего лишь много знает.

        Разумный человек свеж, как капли росы на утреннем солнце, свеж, как звёзды ночью. Ты можешь почувствовать его новизну, он такой новый – как порыв ветерка.

        Разум – это способность снова и снова рождаться заново. Умирать для прошлого – вот что такое разум, жить в настоящем – вот что такое разум.


        Оглядитесь вокруг! Жизни людей абсолютно отравлены, отравлены головой. Они не могут чувствовать, они больше не чувствительны, ничто не приводит их в трепет. Солнце восходит, но ничто не восходит в них; они смотрят на восход солнца пустыми глазами. Небо наполняется звездами – чудо, тайна! – но ничто не шевелится в их сердцах, не возникает никакой песни.

        Выйди из этого! Пусть в жизни будет что-то от романтики, что-то от приключения. Исследуй! Миллионы красот и великолепий ждут тебя. Ты продолжаешь двигаться кругами, никогда не входя в храм жизни. Дверь в него – это сердце.

        Помни, этот сдвиг должен произойти: от мышления ты должен перейти к чувству. Чувство ближе, ближе к тому в тебе, что называется интуицией. Мышление – это самая удалённая от интуиции точка.

        Чувство ближе к интуиции. Я не ожидаю невозможного, я не говорю: "Будь интуитивным" – этого ты не можешь сделать. Прямо сейчас ты можешь сделать только одно – перейти от головы к чувству, этого будет достаточно. Тогда от чувства к интуиции перейти будет очень легко. Но перейти от мышления к интуиции очень трудно. Они не встречаются, они полярны друг другу. Чувство точно посередине.

Страх. ОШО

       Вы можете составить большой список и удивитесь, как много существует страхов, а вы до сих пор живой! Вокруг множество болезней, инфекций, опасностей, краж детей, террористов – а жизнь так мала. И, в конце концов, есть смерть, которой вам не избежать. Вся ваша жизнь станет мрачной.

        Жизнь требует великой смелости. Трусливые только прозябают, они не живут, потому что вся их жизнь пропитана страхом, а жизнь, в которой так много страха, хуже, чем смерть. Они живут в своего рода паранойе, они всего боятся; и не только реальных вещей, нереального они боятся тоже. Они боятся ада, они боятся приведений, они боятся Бога. Они боятся тысячи и одной вещи, которые они или другие, такие же, как они сами же и придумывают. Страха накапливается так много, что жить становится невозможно.

        Люди, полные страха, заставляют бояться других, чтобы сами они могли расслабиться. Они прекрасно знают, что теперь ты их не тронешь, не пересечешь их границ.

        Каждый, кто пытается заставить других бояться, – знай, что глубоко внутри он боится сам, иначе зачем это делать?

        Жить могут только смелые. Первое, чему надо научиться – это быть смелым. Вопреки всем страхам, следует начать жить.

        Человек живёт очень ограниченно – в осколках, в вине, в страхе. Нужен новый человек, безмерно нужен. Довольно: скажите старому человеку "прощай". Он создал только войны, насилие. Он создал садистов, мазохистов, он создал очень безобразное человеческое существо. Он сделал людей патологичными; он не позволял родиться естественному, здоровому, здравому человечеству.

        Отбросьте страх. Вы приобрели его в детстве, бессознательно. Теперь сознательно отбросьте его и будьте зрелым. И тогда жизнь может стать светом, который продолжает углубляться по мере того, как вы растёте.

        Всё, что связано со страхом, зрелому человеку нужно отделить от себя. Так приходит зрелость. Только просмотрите все свои действия, всё, во что вы верите, и узнайте, на чём они основаны – на реальности и опыте или на страхе. И всё, что основано на страхе, нужно немедленно отбросить, ни секунды не раздумывая. Это ваша броня.

        Что бы вы ни делали, помните одну вещь: из страха вы не будете расти, вы только постареете и умрёте. Страх служит смерти.


        Общество в каждом порождает страх – страх, что вас отвергнут страх, что вас высмеют, страх потерять свою респектабельность, страх перед тем, что скажут люди. Вам приходится приспосабливаться к различным видам слепоты и бессознательности людей, вы не можете быть самими собою.

        Вы задумывались, что и государство, и религия, – два могущественных института, – давят в вас животное начало при помощи страха? Они не пытаются трансформировать это животное начало. Если тебя поймают, то государство посадит тебя в наказание за решётку. Если тебя не поймают, то религия обречёт тебя после смерти на вечные страдания в аду.

        Сам факт трансформации человека, когда он трансцендирует в себе животное, порождает страх в государственной и религиозной иерархии, поскольку такой человек демонстрирует, что это может произойти со всеми людьми. А если это произойдёт с человечеством, все государства и религии станут ненужными и от них откажутся. А никто из тех, кто обладает огромной властью, не хочет терять эту власть. Ни одно государство не хочет, чтобы его ликвидировали, ни одна религия не хочет, чтобы её ликвидировали.

        Очень странная ситуация. Вроде бы государство существует, чтобы люди были хорошими, но это не так. Государство существует, чтобы люди оставались такими, как есть, чтобы не дать людям возможность пройти через революцию.

        Если люди становятся лучше, им необходимо улучшенное государство, им необходима улучшенная религия. А если люди становятся совершенными, им не нужно государство и не нужна религия. Они сами себе государство и сами себе религия.

        Страх – нечто добавленное к вам, страх создаётся через стыд. Многие религии создавали вину, так что вы виновны, чувствуете стыд и тогда начинаете бояться. Тогда рождается невроз, и тогда вы идёте к тем самым людям, которые создавали в вас вину и страх, вы идёте к тем же людям, чтобы научиться, как их преодолеть! Они не могут помочь, так как они – создатели страха.

        Если чувство стыда исчезло, вы не будете бояться. Они тесно связаны: если вы стыдитесь, вы будете бояться; если вы не чувствуете стыда, вы вообще не будете бояться. Страх исчезает вместе со стыдом.

        Примите себя, и тогда страха не будет. Не мыслите в терминах "должен" и "не должен", и вы никогда не будете бояться. Будьте настоящими и верьте в реальность, не боритесь с реальностью. Если в ней секс – он там, примите его, если там гнев, примите его. Не пытайтесь создавать противоположное: "Я гневаюсь, это нехорошо, я не должен гневаться, я должен прощать. Я – сексуален, этого не должно быть, я должен быть целомудренным". Не создавайте противоположного, так как если вы его создаёте, вы пытаетесь создать маски. Гнев останется, ваше прощение будет лишь фальшивым лицом, секс останется, погружаясь глубже и глубже в бессознательное.

        В нас постоянно присутствует тенденция к впадению в рабство, потому что в нас постоянно присутствует страх. Мы никогда не бываем уверены, сможем ли мы выстоять в одиночку или нет; отсюда стремление пристать к кому-нибудь.

        Из-за страха ум старается зацепиться за кого-нибудь, будь то гуру или кто-то иной. Поступая подобным образом, мы стремимся защитить себя. Страх является основой всякой зависимости.


        Ваши так называемые религии сделали вас очень напряжёнными, потому что они создали в вас чувство вины. Мои усилия направлены на то, чтобы помочь вам избавиться от всей вины и всего страха. Я хочу сказать вам: нет ни ада, ни рая, поэтому не бойтесь ада и не стремитесь жадно к небесам. Всё, что существует, – это данный момент. Вы можете превратить этот момент в ад или рай, это абсолютно реально, но не существует больше нигде ни рая, ни ада. Когда вы полностью напряжены – это ад, когда вы полностью расслаблены – это рай. Полное расслабление – это и есть рай.

        Почему люди не могут расслабиться? В чём основная причина их постоянного, хронического напряжения? Основная причина такова. На протяжении многих веков ваши так называемые религии учили вас только отрицать, отрицать и отрицать. Они учили вас отвергать, они учили вас, что всё устроено неправильно, что вы должны изменить всё, и только тогда Бог примет вас. Они создали столько отрицания – что же говорить о Боге? Вы не угодны самим себе, не угодны людям, с которыми живёте: будете ли вы угодны Богу?

        Бог уже принимает вас, вот почему вы существуете. Иначе вас не было бы.

        Это то главное, чему я учу вас: Бог и так принимает вас. Вам не нужно добиваться его благосклонности, вы уже достойны его. Расслабьтесь, возрадуйтесь образу, в котором Бог сотворил вас. Если он сделал кого-то малодушным, значит, он заложил в это некий смысл. Доверьтесь ему и примите это. Что плохого в том, что вы трус? И что плохого в страхе? Только идиотам неведом страх, только дураки ничего не боятся.

        Приятие должно быть безоговорочным, безусловным, немотивированным. Только тогда оно освободит вас. Оно принесёт огромную радость, оно принесёт величайшую свободу, но эта свобода не придёт, как некая конечная цель. Приятие себя – другое название свободы. Если ваше приятие истинно, если вы правильно понимаете, что я имею в виду под словом "приятие", свобода придёт к вам тотчас же, мгновенно.


        Страх это только тень. Он может быть не очевидным, если ты боишься банкротства, но на самом деле ты боишься, что, оставшись без денег, ты станешь более уязвимым для смерти. Люди держатся за деньги как за защиту, хотя прекрасно знают, что нет способа защитить себя от смерти. Но все же что-то нужно сделать.

        Важно понять, что все остальные страхи это только ответвления, потому что, если известны корни, можно что-то сделать. Если смерть является основным и фундаментальным страхом, только одно может сделать тебя бесстрашным, и это внутренний опыт бессмертного сознания.

        Вся наша жизнь построена на страхе смерти. Именно он создал общество, нацию, семью и друзей. Он заставляет нас гнаться за деньгами и честолюбиво стремиться к более высокому положению. И удивительнее всего то, что даже наши боги и храмы тоже были возведены из страха смерти. Боясь смерти, люди преклоняют колени и молятся. Боясь смерти, люди молятся Богу, сложив руки и простирая их к небесам.

        Пока мы не узнаем ложность смерти, наши жизни будут оставаться ложными. Пока сохраняется страх смерти, не может быть никакой подлинной жизни. Пока мы дрожим от страха перед смертью, мы не можем собраться и прожить свою жизнь. Жить могут лишь те, для кого тени страха смерти исчезли навсегда. Как может жить испуганный и дрожащий ум? И если смерть кажется ближе с каждой секундой, возможно ли жить? Как мы можем жить?

        Люди верят в бессмертие души не потому, что знают, но потому, что боятся. Чем трусливее человек, тем вероятнее, что он верит в бессмертие души - не потому, что он религиозен; он просто трус. Верование в бессмертие души не имеет ничего общего с религией.

        Храмы, созданные из страха смерти, – это не храмы Божественного. Молитвы, сложенные в страхе смерти, это не молитвы Богу. Лишь тот, кто полон радости, достигает храма Бога.

        Смерть есть ложная идея. Люди создали смерть, потому стремятся к надёжности. Именно это стремление к надёжности и безопасности создает смерть, порождает страх перед жизнью, вызывает колебания в движении к неведомому. Единственное, что питает жизнь – это риск: чем больше вы рискуете, тем вы более живы. И как только вы поймёте это, не от отчаяния, не от беспомощности, но из медитативной осознанности - как только вы поймёте это, вы содрогнетесь от потрясающей красоты этой возможности.

        Откуда в нас страх смерти? Мы боимся смерти не из-за самой смерти – ведь она нам неизвестна. Как можно бояться того, с чем вы ещё не сталкивались? Как можно бояться того, что вам неизвестно? Чтобы бояться чего-то, вы должны, по крайней мере, это знать. Так что на самом деле вы боитесь не смерти; ваш страх – нечто другое. На самом деле вы никогда не жили – вот что вызывает страх смерти.

        Страх появляется из-за того, что вы ещё не жили, поэтому и боитесь: "Я ещё не жил, и если придёт смерть, то что же тогда? Не испытав удовлетворения от жизни, совсем не пожив, я уже умру". Страх смерти появляется только у тех, кто недостаточно жив. Если вы живы, вы радушно примете смерть. В этом случае никакого страха нет. Вы познали жизнь; теперь хотели бы познать и смерть. Но мы так боимся жизни, что не познаем её, не входим в неё глубоко. Это и порождает страх смерти.

        Вы вечны. Вы всегда были здесь, и вы всегда будете здесь – в различных формах и – в завершение – в состоянии бесформенности. Но вас нельзя уничтожить – вы неуничтожимы. Это избавляет вас от страха. И исчезновение страха означает появление свободы.

        Когда вы поймёте, что смерть является другом, и начнете жить без страха того, что это только небольшой отрезок времени в семьдесят лет, если вам откроется вид на вечность вашей жизни, тогда всё замедлится, тогда не будет необходимости быть торопливым. Люди спешат просто во всём. Я видел, как люди хватают свой портфель, заталкивают в него вещи, целуют жену, не видя, это жена или кто-то другой, и прощаются с детьми. Так нельзя жить! И куда вы доберётесь с такой скоростью?

        Скорость стала важнее, чем пункт назначения, и скорость стала более важной, потому что жизнь такая короткая. Вы должны делать так много вещей, что если вы не будете делать быстро, то вы не справитесь. Вы не можете посидеть в тишине даже несколько минут, это кажется напрасной тратой времени. За эти несколько минут вы заработали бы несколько долларов.

        В природе ни одно животное, птица, дерево не боится смерти, только человек создаёт так много беспокойств из-за этого... всю жизнь дрожит, смерть подходит ближе, а из-за этого нельзя позволить себе жить полностью, тотально. Как можете вы жить, если вы так напуганы? Жизнь возможна только без страха. Жизнь возможна только с любовью, не со страхом. А смерть создаёт страх.

        Чем более вы сознательны, тем более знаете, что не можете умереть, что смерти нет. Смерть существует только в тёмной долине. А если вы защищены против смерти, вы – укрепились. Чем более вы сознательны, тем точнее вы знаете, что вы – вечны; вечны, Божественны. Сейчас вы не знаете, кто вы есть. Это долина невежества, и там случается только смерть, и ничего больше, и вы живёте дрожа, трясясь от страха.


        Проблема не в том, чтобы избавиться от чего-либо; проблема только в понимании. Поймите, что такое страх, и не пытайтесь избавиться от него, потому что в тот момент, когда вы начинаете стараться избавиться от чего-либо, вы не готовы для понимания его – ваш ум, который думает об этом избавлении, уже закрыт.

        Не старайтесь избавиться от чего-либо. Попытайтесь понять, что такое страх. И если в вас есть страх, примите его. Он здесь. Не пытайтесь избавиться от него. Не пытайтесь создать нечто противоположное. Если вы имеете страх, значит вы имеете страх. Примите его как часть вашего бытия. Если вы можете принять его, он уже исчез. Страх исчезает через приятие; если страх отвергают, он возрастает.

        Наполненный страхом человек может стать очень смелым человеком. Он может создать вокруг себя броню. Он может стать бесстрашным дьяволом просто для того, чтобы показать, что он не боится, просто показать другим, что он не боится. И если он попадает в опасность, он может обмануть себя, что не боится. Но даже самый смелый человек боится. Вся его храбрость вокруг него, снаружи; глубоко внутри он дрожит.

        Вы можете создать противоположное, но это ничего не изменит. Вы можете притворяться, что не боитесь – это тоже ничего но меняет. Единственная трансформация, которая может случиться, заключается в том, что вы начнёте просто осознавать: "Я боюсь. Всё моё существо дрожит, и всё, что бы я ни делал, обусловлено страхом". Вы становитесь правдивым с самим собой.

        Тогда вы не боитесь страха. Он здесь, он часть вас; с этим ничего нельзя поделать. Вы приняли его. Теперь вы не притворяетесь, теперь вы не обманываете ни себя, ни кого-либо другого. Истина здесь, и вы не боитесь её. Страх начинает исчезать, потому что человек, который не боится принять свой страх, становится бесстрашным – это самое большое бесстрашие, которое только возможно.

        Гнев – это энергия, страх – это энергия, трусость – тоже энергия. Всё происходящее с вами имеет в себе огромную движущую силу, в нём скрывается невероятная энергия. Как только вы примете её, она станет вашей энергией. Вы станете сильнее, вы станете богаче, ваши границы расширятся. Ваш внутренний мир станет больше.

        Если вы движетесь к высотам, внутри будет любовь, а вокруг – вечность. Не будет никакого страха – его не может быть, так как вас нельзя разрушить, вы неразрушимы. Нет никакой возможности вашей смерти вы – бессмертны.

Здесь и сейчас ОШО

        Жизнь всегда в сейчас. И ни на мгновение больше. Существует лишь одно мгновение, а всё остальное проекция ума. Только сегодня есть и только сегодня остаётся. Завтра никогда не приходит, не может прийти, потому что оно не принадлежит реальности. Только сегодня приходит и продолжает приходить, потому что сегодня принадлежит реальности.

        Будь в мгновении. Привнеси в это мгновение всю свою тотальную осознанность. Не позволяй прошлому вмешиваться, не позволяй входить будущему. Прошлого больше нет, оно умерло.

        Умирай для прошлого в каждое мгновение, каким бы ни было прошлое, раем или адом. Что бы то ни было – умри для него, и будь свежим и молодым, и родись заново в это мгновение.

        Человек по видимости находится в настоящем, но это только видимость. Человек живёт в прошлом. Он проходит через настоящее, но остаётся укоренённым в прошлом.

        Прошлое ушло – зачем за него цепляться? Ты ничего не можешь с ним сделать; ты не можешь вернуться обратно, не можешь его переделать – зачем за него цепляться? Это не сокровище. И если ты цепляешься за прошлое и думаешь, что это сокровище, конечно, твоему уму захочется переживать его снова и снова в будущем.

        Ум проецирует себя, а ум – это прошлое, поэтому твоё будущее ничем не будет отличаться от прошлого. А что такое прошлое? Что ты сделал в прошлом? Что бы ты ни сделал – хорошее, плохое, то или другое, – что бы ты ни делал, это создаёт собственное повторение. Это и есть теория кармы. Если ты испытывал гнев позавчера, ты создал определённый потенциал, чтобы испытать гнев вчера. Потом ты это повторил, ты дал гневу ещё больше энергии. Настроение гнева, – ты укоренил его ещё больше, полил его; теперь и сегодня ты снова повторишь то же самое, с ещё большей силой, с ещё большей энергией. И тогда завтра ты снова станешь жертвой сегодня.

        Каждое действие увековечивает себя, каждая мысль увековечивает себя. Как только ты начинаешь с ними сотрудничать, ты даёшь им энергию. Рано или поздно это входит в привычку. Ты будешь это делать, но не будешь делающим; ты будешь это делать только в силу привычки. Люди говорят, что привычка – это вторая натура, это не преувеличение. Напротив, это недооценка! Фактически, привычка становится первой натурой, а натура – второй. Натура становится приложением или сноской в книге, а привычка – основным текстом.

        Ты живёшь привычкой – это означает, что на самом деле привычка живёт тобой.

        Помни одно: сделай каждое мгновение законченным. Проживай каждое мгновение так, словно оно последнее. Лишь тогда ты закончишь его. Знай, что смерть может случиться в любой момент. Это мгновение может быть последним. Чувствуй: "Если я должен что-нибудь сделать, я должен это сделать здесь и сейчас, полностью!"

        Мы откладываем. Это откладывание становится внутренним диалогом, внутренним монологом. Не откладывай. Живи прямо здесь и сейчас. И чем более ты живёшь в настоящем, тем менее тебе будет нужно это постоянное "умствование", это постоянное мышление. Оно будет нужно меньше! Это происходит именно из-за откладывания, а мы постоянно откладываем всё.

        Мы всегда живём в завтра, которое никогда не приходит и не может прийти; это невозможно. То, что приходит, приходит всегда сегодня, а мы продолжаем жертвовать сегодня ради завтра, которого нигде нет. Потом ум продолжает думать о прошлом, которое ты разрушил, которым ты пожертвовал ради чего-то, что не пришло. И он продолжает откладывать его на дальнейшие завтра.

        Ты продолжаешь думать, что то, что ты упустил, ты сможешь наверстать когда-то в будущем. Ты никогда этого не наверстаешь! Это постоянное напряжение между прошлым и будущим, это постоянное упускание настоящего, этот внутренний шум...

        Оставайтесь в мгновении, истинно в мгновении, предельно здесь и сейчас, как если бы не было вчера и не будет завтра, – только тогда вы сможете быть полностью здесь и сейчас.

        И эта полнота пребывания в настоящем соединяет вас с существованием, поскольку существование не знает прошлого, не знает будущего. Оно всегда здесь и сейчас.

        Когда вы полностью здесь, вчера не тянет вас назад, завтра не тянет вас куда-то ещё, вы полностью расслаблены.

        Для меня быть в мгновении – это медитация, предельное пребывание в мгновении. И тогда всё так прекрасно, так благоуханно, так свежо. Ничто не стареет. Ничто никуда не идёт.

        Это мы приходим и уходим; существование остаётся, как оно есть. Это не время проходит, это мы приходим и уходим. Но вот заблуждение: вместо того, чтобы увидеть, что это мы проходим, мы создали великое изобретение, часы, – и теперь время проходит.

        Время – это изобретение ума, в своей основе время существует только тогда, когда есть вчера и завтра; настоящее мгновение – это не часть времени.

        Когда вы просто здесь, просто сейчас, времени нет. Вы дышите, вы живёте, вы чувствуете, вы открыты для всего, что происходит вокруг.

        Сегодня – вот всё, что есть; сейчас – единственное время, в котором вы есть, единственное время, в котором вы когда-либо будете. Если вы хотите жить, значит – сейчас или никогда.

Смех ОШО


        Не приходилось ли вам замечать, что человек – это единственное животное, которое смеётся?

        Моё определение человека таково: человек – смеющееся животное. Компьютер не смеётся, муравьи не смеются, пчёлы не смеются; человек единственный, кто может смеяться. Это высочайший пик роста и именно через смех вы можете достичь Бога. Потому что только через высочайшее, которое есть в вас, вы можете достичь предельное. И смех должен стать мостом.

        Смех делает вас той единственной частью мира, которая стала разумной, потому что только умный человек может смеяться. Вот почему животные не могут позволить себе смеяться – у них не так много разумности.

        Смех – это самая суть религии. Серьёзность никогда не бывает религиозна, не может быть религиозной. Серьёзность существует из-за эго, – это, собственно, часть болезни. Смех есть отсутствие эго.

        Да, есть разница между тем, когда вы смеётесь и когда смеются религиозные люди. Разница в том, что вы всегда смеётесь над другими, – религиозный человек смеётся сам по себе или из-за смехотворности человеческого бытия в целом.

        Вся игра существования так прекрасна, что смех может быть единственным ответом на это. Смех может быть единственной молитвой, благодарением.

        Когда вы забываете смех, вы всегда забываете песни, вы забываете любовь, вы забываете танец – вы забываете не только один смех. Смех содержит свою собственную комбинацию. Забывая смех, вы забудете и любовь.

        Смех обладает медитативными и целебными силами. Он, несомненно, меняет всю вашу химию, меняет длину волн мозга, меняет ум – вы становитесь разумнее. Спящие части ваших умов внезапно просыпаются… Он, несомненно, очищает вас – от традиций, от мусора прошлого. Он даёт вам новое видение мира. Он делает вас более живыми и сияющими, более творческими.

        Если смех искалечен, слёзы тоже искалечены. Только человек, который смеётся истинно, может истинно плакать. А если вы можете плакать и смеяться истинно, вы живы.

        В день, когда человек забывает смеяться, в день, когда человек забывает быть игривым, в день, когда человек забывает танцевать, он не человек; он упал в до-человеческое пространство. Игривость делает его светлым. Любовь делает его светлым. Смех дает ему крылья.

        Вы не можете даже смеяться, просто, как ребёнок. А если вы не можете так смеяться, вы утрачиваете девственность, чистоту, вашу невинность.

        Когда ребёнок рождается, то первое общественное действие, которому он учится – или, может быть, неправильно говорить "учится", потому что он приносит это с собой – это улыбка… Когда мать видит, что её ребёнок улыбается, она становится невероятно счастлива – потому что эта улыбка указывает на здоровье, эта улыбка показывает разумность, эта улыбка показывает, что ребёнок не тупой, не отсталый. Эта улыбка показывает, что ребёнок собирается жить, быть счастливым.

        Понаблюдайте маленького ребёнка, понаблюдайте его смех – такой глубокий, он идёт из самого центра.

        Смех приносит силу. Теперь даже медицинские науки говорят, что смех – это одно из наиболее сильно действующих лекарств, которым природа обеспечила человека. Если вы можете смеяться когда вы больны, то вы скорее вернёте ваше здоровье. Если вы не можете смеяться даже когда вы здоровы, то раньше или позже вы потеряете ваше здоровье и станете больным.

        В обществе человек, который смеётся тотально – смеётся животом, – не уважаем. Вы должны выглядеть серьёзным; это показывает, что вы цивилизованы и нормальны.

        Нам всегда говорили, что серьёзность необходима для респектабельности; из-за этого все сделались серьёзными. Не то, чтобы они были серьёзными по какой-либо причине, но теперь это стало второй натурой; они совершенно забыли, что серьёзность – это болезнь, это значит, что чувство юмора умерло в вас.

        Чтобы создать рабов, человека разрушали тем же самым способом. Смех постоянно осуждался как детскость, как ненормальность; самое большее, что вам позволено, – улыбаться. Смех тотален. Улыбка – это просто упражнение для губ; улыбка – это просто манерничанье. Смех не знает ни манер, ни этикета – он дикий, и в его дикости заключена красота.

        Но собственнические интересы, будь то деньги, или организованные религии, или законы, были согласны в одном: человек должен быть ослабленным, несчастным, испуганным – должен быть принужден жить в своего рода паранойе. Только тогда он опустится на колени перед деревянными или каменными статуями. Только тогда он будет готов служить любому, кто представляет власть. Смех возвращает обратно вашу энергию. Каждый фибр вашего существа становится живым, и каждая клеточка вашего существа начинает танцевать.

        Величайший грех против человека, сделанный на земле, – это то, что ему запретили смеяться.

        Когда вам запрещено смеяться, то несомненно, что вам запрещено быть радостным, вам запрещено петь праздничные песни, вам запрещено просто танцевать от абсолютного блаженства. Запрещением смеяться разрушается всё, что прекрасно, что придаёт жизни смысл. Это самая отвратительная стратегия, примененная против человека.

        Серьёзный человек не может смеяться, не может танцевать, не может играть. Он всегда контролирует себя; он был воспитан таким образом, что он стал для себя тюремщиком. Искренний человек может чистосердечно смеяться, может искренне танцевать, может искренне радоваться. Искренность не имеет ничего общего с серьёзностью.

        Даже смерть не сможет забрать у вас ваш танец, ваши слёзы радости, вашу чистоту одиночества, ваше безмолвие, вашу безмятежность, ваш экстаз. То, что смерть не может отнять у вас, и есть единственное настоящее сокровище; а то, что может быть отнято любым, не представляет ценности, вас просто одурачили.

Счастье, Радость ОШО

        Что такое счастье? Это зависит от вас, от того, находитесь ли вы в состоянии сознательности или бессознательности, от того, спите вы или пробуждены.

        Если вы спите, для вас счастьем будет удовольствие. Удовольствие подразумевает ощущение, попытку посредством тела достичь чего-то недостижимого посредством тела – принудить тело достичь чего-то, к чему оно не способно. Люди пытаются всеми возможными способами достичь счастья посредством тела.

        Спящий человек ничего другого не знает. Он знает только несколько ощущений тела – еда, секс; это его мир. Он непрерывно между ними перемещается. Вот два конца его тела – еда и секс. Если он подавляет секс, то впадает в зависимость от еды; если он подавляет пристрастие к еде, то впадает в зависимость от секса. Энергия продолжает двигаться подобно маятнику. И всё, что вы называете удовольствием, – это самое большее только высвобождение из напряженного состояния.

        Сексуальная энергия собирается, скапливается; вы приходите в напряжение и тяжелеете, и вам хочется её высвободить. Для человека, который спит, сексуальность – не что иное как высвобождение, всё равно что громкое чихание. Это не даёт ничего, кроме некоторого облегчения, – было напряжение, теперь его больше нет. Но оно скопится снова. Еда даёт лишь небольшое ощущение вкуса на кончике языка; вряд ли стоит ради этого жить. Но многие люди живут лишь для того, чтобы есть; очень немногие едят для того, чтобы жить.

        Удовольствие – физическое, психологическое. Удовольствие – самая поверхностная вещь в жизни; это щекотка. Оно может быть сексуальным, оно может относиться к другим органам чувств, может стать одержимостью едой, но оно всегда укоренено в теле.

        Ты не единственный, кто ищет удовольствия; тех же удовольствий ищут миллионы людей, точно таких, как ты. Отсюда вся эта борьба, соревнование, насилие, война. Люди стали друг другу врагами, потому что все они стремятся к одной и той же цели – и не все могут её достичь.

        Если вы до такой степени гонитесь за удовольствием, то не сможете любить, потому что человек, который ищет удовольствия, использует другого как средство. А использовать другого как средство – одно из самых безнравственных действий, которые только возможны, потому что каждое существо – само по себе цель и нельзя использовать его как средство.

        Для спящего человека счастьем являются приносящие удовольствие ощущения. Спящий человек живёт от одного удовольствия до другого. Он просто бросается от одного ощущения к другому. Он живёт ради небольших волнений; его жизнь очень поверхностна. В ней нет глубины, в ней нет качества. Он живёт в мире количества.

        Желаний так много, и каждое – неутолимо, и каждое громко требует внимания. Ты остаёшься жертвой, терзаемой толпой безумных желаний – безумных из-за своей неосуществимости, – и они непрерывно тащат тебя одновременно во все стороны. Ты превращаешься в противоречие.

        Вы создали тюрьму, вы больше не живёте в свободе. Если ты ищешь денег и власти, то будешь зависимым от денег и власти. Человек, который продолжает накапливать деньги... – если ему доставляет удовольствие иметь больше и больше денег, – он будет становиться более и более несчастным, потому что, чем больше у него становится, тем больше он хочет, чем больше у него денег, тем более он боится их потерять.


        Удовольствие удерживает вас в состоянии бревна, плывущего по реке. Удовольствие делает вас более и более коварными; оно не приносит вам мудрости. Оно приводит вас в большее и большее рабство; оно не даёт вам королевства собственного существа. Оно делает вас более и более расчетливыми, оно делает вас более и более эксплуататорами. Оно делает вас более и более политичными, дипломатичными. Вы начнёте использовать людей как средства – именно это делают все.

        Пользуйтесь всем, что бы ни оказалось в пределах вашей достигаемости в это мгновенье, но не впадайте в собственничество. Не пытайтесь претендовать на то, что это ваше. Ничто – не ваше, всё принадлежит существованию.

        Мы приходим с пустыми руками и с пустыми руками уйдём, так какой смысл тем временем предъявлять столько претензий? Но это всё, что мы умеем, это всё, что говорит нам мир: владей, главенствуй, имей больше, чем другие. Будь то деньги или добродетель, неважно, какой монетой ты расплачиваешься – она может быть мирской, она может быть духовной, – но будь очень хитрым, иначе тебя будут эксплуатировать. Эксплуатируй и не подвергайся эксплуатации – вот подспудное послание, которое мы всасываем с молоком матери. И каждая школа, каждый колледж, университет укоренены в идее соревнования.

        Настоящее образование не станет учить вас соревноваться; оно будет учить вас сотрудничать. Оно не станет вас учить бороться и стремиться к первенству. Оно будет учить вас быть творческими, любящими, блаженными, не сравнивая себя с другими. Оно не станет учить вас тому, что вы сможете быть счастливыми, только достигнув первенства, – это сущий вздор. Вы не сможете быть счастливыми только благодаря первенству, а в попытках достичь первенства вам придётся пережить столько страдания, что к тому времени, как вы его достигнете, страдание войдёт в привычку.

        К тому времени как человек становится президентом или премьер-министром страны, ему приходится пережить столько страдания, что страдание становится его второй натурой. Теперь он не знает никакого другого способа существовать; он остаётся несчастным. Напряжение впечаталось в него; тревожность стала его образом жизни. Он не знает никакого другого способа жить; это сам его образ жизни. Таким образом, хотя и добившись первенства, он остаётся настороженным, встревоженным, испуганным. Это совершенно не меняет его внутреннего качества.

        Счастье не имеет ничего общего с успехом. Счастье не имеет ничего общего с амбициями. Счастье не имеет ничего общего с деньгами, властью, престижем. Это совершенно другое измерение. Счастье связано с вашим сознанием, не с характером. Позвольте мне напомнить: характер – это снова нечто вам привитое. Ты можешь стать святым, но все же не будешь счастливым, если твоя святость – не более чем тренированная святость. А именно так люди становятся святыми.

        Изменить характер легко; настоящая работа состоит в том, чтобы изменить сознание, в том, чтобы стать сознательным – более сознательным, более интенсивно и страстно сознательным. Когда вы сознательны, невозможно быть гневными, невозможно быть жадными, невозможно быть ревнивыми, невозможно гнаться за амбициями.

        И когда весь гнев, жадность, амбиции, ревность, собственничество, похоть исчезают, высвобождается вовлеченная в них энергия. Эта энергия становится вашим блаженством. Теперь оно не приходит извне; теперь оно случается внутри вашего существа, в глубочайших тайниках вашего существа.

        И когда эта энергия оказывается доступной, вы становитесь восприимчивым полем, становитесь магнетическим полем. Вы привлекаете запредельное – став магнетическим полем, когда вся энергия, которая понапрасну тратилась вашей бессознательностью, собирается внутри вас, разливается озером. Когда вы становитесь озером энергии, вы начинаете привлекать звезды, вы начинаете привлекать запредельное, вы начинаете привлекать самый рай.

        И встреча вашего сознания с запредельным – точка блаженства, истинного счастья. Это блаженство ничего не знает о несчастье; это сущее счастье. Оно ничего не знает о смерти; это сущая жизнь. Оно ничего не знает о темноте; это сущий свет, и знать его – вот в чем цель.


        Счастье случается. Может быть, именно поэтому люди и назвали его счастьем: оно случается. Нельзя его организовать, нельзя его выработать, нельзя его устроить. Счастье – это нечто за пределами ваших усилий за пределами вас самих. Но, копая яму в саду, если вы полностью этим поглощены, если весь мир забыт, включая вас самих, – вот оно.

        Счастье всегда с вами. Оно не имеет ничего общего с погодой, оно не имеет ничего общего с рубкой дров, оно не имеет ничего общего с рытьем ямы в саду. Счастье не имеет ни к чему никакого отношения. Это просто неожидающее, расслабленное, непринужденное состояние вашего бытия с существованием и оно остаётся с вами; оно не приходит и не уходит. Оно всегда есть, точно так, как ваше дыхание, биение сердца, обращение крови в теле. Счастье есть всегда, но если вы станете его искать, то найдёте несчастье.

        Просто перестаньте искать, и вы нашли – потому что поиски означают усилия ума, не-поиск означает состояние расслабления. А счастье возможно только в расслаблении.

        Нужно понять одну из основ. Человек хочет счастья; именно поэтому он несчастен. Чем более вы хотите быть счастливыми, тем более становитесь несчастными. Это кажется очень абсурдным, но именно в этом состоит коренная причина. И если вы поймёте процесс функционирования человеческого ума, то сможете её осознать.

        Человек стремится быть счастливым; тем самым он создаёт страдание. Если вы хотите выбраться из страдания, вам придётся выбраться из собственного стремления к счастью – и тогда никто не сможет сделать вас несчастным.

        Начиная стремиться к счастью, вы в то же мгновение уходите прочь из настоящего, уходите прочь из экзистенциального, вы уже переместились в будущее – которого нигде нет, которое ещё не пришло. Вы переместились в сновидения, а сновидения никогда не могут принести осуществлённости. Ваше стремление к счастью – это сновидение, а сновидение нереально. При помощи нереального никому никогда не удавалось достичь реального. Вы сели не в тот поезд.

        Первое, что нужно сделать, – это прекратить создавать сновидения, прекратить проецировать. Первое, что нужно сделать, – это быть здесь и сейчас. Что бы ни происходило, просто будьте здесь и сейчас – и вас ожидает великое откровение.

        Были ли вы когда-нибудь несчастны здесь и сейчас? В это самое мгновение – есть ли какая-нибудь возможность быть несчастливым прямо сейчас? Вы можете подумать о вчерашнем дне и стать несчастливыми. Вы можете подумать о завтрашнем дне и стать несчастливыми.

        Вы можете принести несчастье из прошлого, из памяти. Вчера кто-то вас оскорбил, и, может быть, вы всё ещё несёте рану, может быть, вы всё ещё несёте обиду, может быть, вы всё ещё чувствуете себя из-за этого несчастливыми: "Почему? – почему это случилось со мной? Почему этот человек меня оскорбил?

        Или же вы можете быть несчастливыми из-за завтрашнего дня. Завтра у вас кончатся деньги – где вы тогда будете жить? Что вы будете есть? Завтра у вас кончатся деньги! – теперь входит несчастье. Оно приходит либо из вчерашнего дня, либо из завтрашнего, но никогда оно не здесь и не сейчас. Прямо в это мгновение, в сейчас, несчастье невозможно.


        Счастье находится там же, где находитесь вы, – где вы, там и счастье. Оно вас окружает; это естественное явление. Оно точно как воздух, точно как небо. Счастья не следует искать; это само вещество, из которого состоит вселенная. Радость – само вещество, из которого состоит вселенная. Но вам следует смотреть прямо, вам следует смотреть в непосредственно близкое. Смотря по сторонам, вы ничего не видите.

        Каждый ребёнок рождается экстатичным. Экстаз естественен. Это не что-то такое, что случатся только с великими мудрецами. Это нечто, что все мы приносим с собой в мир; с ним приходит каждый. Это глубочайшее внутреннее ядро жизни. Это часть того, чтобы быть живым. Жизнь – это экстаз. Каждый ребёнок приносит его с собой в мир, но затем на ребёнка набрасывается общество, начинает разрушать возможность экстаза, начинает делать ребёнка несчастным, начинает обусловливать ребёнка.

        Общество невротично, и оно не может допустить существования экстатичных людей. Они для него опасны. Попытайтесь понять этот механизм – тогда всё будет проще.

        Нельзя контролировать экстатичного человека; это невозможно. Контролировать можно только несчастного человека. Экстатичный человек неизбежно будет свободным. Экстаз – есть свобода.

        Если экстатичных людей много, общество почувствует, что разваливается на части. Его структура больше не сможет сохраняться. Экстатичные люди будут бунтарями. Помните, я не называю экстатичного человека "революционером"; я называю его "бунтарем". Революционер – это тот, кто хочет изменить общество, но он хочет заменить его другим обществом.

        Конечно, бунтарь не заинтересован в том, чтобы добиться власти над другими людьми. Это признаки невроза – когда вы слишком заинтересованы в том, чтобы иметь власть над другими. Это просто показывает, что глубоко внутри вы боитесь, что если не получите власти над другими, другие подчинят вас себе.

        С самого детства нам не позволяют испытывать вкус свободы, потому что, однажды испытав, что такое свобода, мы не смиримся, не пойдём на компромисс, – тогда мы не будет жить в тёмной клетке. Мы скорее умрём, чем кому-нибудь позволим низвести нас в рабство. Мы сможем постоять за себя.

        Если однажды ребёнок узнает вкус свободы, он никогда не станет частью никакого общества, никакой церкви, никакого клуба и никакой политической партии. Он будет оставаться индивидуальностью, он будет оставаться свободным и создавать вокруг себя пульсацию свободы. Само его существо станет дверью в свободу.

        Радость безумна. И только безумные люди могут её себе позволить. Обычный здравомыслящий человек так хитер, так коварен, расчётлив, что не может позволить себе радости, потому что её нельзя контролировать. Точно так же, как я говорил, что радостного человека не может контролировать общество, позвольте мне сказать вам ещё и это: вы не можете контролировать собственную радость, не можете контролировать собственный экстаз.


        Страдание делает человека особенным. Счастье – вселенское явление, в нем нет ничего незаурядного. Деревья счастливы, животные счастливы, птицы счастливы. Счастливо всё существование – кроме человека. Будучи несчастным, человек становится очень необычным, незаурядным.

        Страдание придаёт вам способность привлекать к себе внимание. Каждый раз, когда вы несчастны, вам уделяют внимание, сочувствуют, вас любят. Каждый начинает о вас заботиться. Кто захочет обидеть несчастного человека? Кто станет испытывать ревность к несчастному человеку? Кто будет противоборствовать несчастному человеку? Это было бы слишком подло.

        Когда ты болен, в депрессии, в страдании, друзья приходят тебя навестить, успокоить, утешить. Когда ты счастлив, те же самые друзья начинают тебе завидовать. Если же ты по-настоящему счастлив, то найдёшь, что весь мир обернулся против тебя.

        Мир состоит из несчастных людей, и никто не храбр достаточно для того, чтобы позволить всему миру обратиться против себя; это слишком опасно, слишком рискованно. Лучше цепляться за страдание. Оно позволяет человеку оставаться частью толпы

        Научись быть счастливым, научись почитать счастливых людей, уделяй больше внимания счастливым людям. Тем самым ты сослужишь человечеству великую службу. Не сочувствуй слишком людям, которые несчастны. Если кто-то несчастен, помоги, но не сочувствуй. Не внушай ему идею, что страдание – это что-то стоящее.

        Ты был воспитан в ненормальном обществе, где блаженство без причины считается безумием. Если ты просто улыбаешься без всякой причины, люди подумают, что у тебя в голове отошли какие-то контакты, почему ты улыбаешься? Почему ты выглядишь таким счастливым? И если ты скажешь: "Сам не знаю, я просто счастлив", такой ответ только усилит их убеждение, что с тобой что-то не в порядке.

        Но если ты несчастен, никто тебя не спросит, почему ты несчастен. Быть несчастным естественно; несчастен каждый. В тебе нет ничего особенного. Ты не делаешь ничего уникального.


        Нет никакого способа сделать так, чтобы твоё несчастье "снял" кто-то другой. Нет никакого способа сделать так, чтобы кто-то другой сделал тебя блаженным. Но если ты осознаешь, что ответственен за то, несчастен ты или блажен, никто не сможет ничего сделать...

        Твоё несчастье – твоё собственное действие; твоим же действием будет и твоё блаженство.

        Каждый чувствует, что за его несчастье ответственны другие. Муж думает, что за его несчастье ответственна жена, жена думает, что за её несчастье ответственен муж, дети думают, что за их несчастье ответственны родители, родители думают, что за их несчастье ответственны дети. Всё так запутывается. А каждый раз, когда за твоё несчастье ответственен кто-то другой, ты не осознаёшь, что, отторгая ответственность, ты теряешь и свободу. Ответственность и свобода – это две стороны одной монеты.

        И поскольку вы считаете других ответственными за собственное несчастье – именно поэтому существуют шарлатаны, так называемые спасители, посланники Бога, пророки, которые продолжают вам говорить: "Вам ничего не нужно делать, просто будьте моими последователями. Верьте в меня, и я вас спасу. Я – ваш пастух, вы – мои овцы".

        Естественно, если от других исходит несчастье, то от других должно исходить и блаженство. Но что тогда делаете вы? Вы не ответственны ни за несчастье, ни за блаженство – в чём тогда вообще ваша функция? Зачем вы нужны? – просто чтобы быть мишенью того, чтобы кто-то делал вас несчастными, а кто-то другой помогал, спасал и делал блаженными? Неужели вы – просто марионетка, все нити которой находятся в руках других?

        Вы не уважительны к своей человечности; вы не уважаете себя. У вас нет никакой любви к собственному существу, к собственной свободе.

        Всё мое усилие здесь состоит в том, чтобы возвратить каждому человеческому существу присущее ему самоуважение, которое оно отдало в случайные руки. И вся эта глупость начинается с того, что вы не готовы принять ответственность за собственное несчастье.

        Просто подумайте: нельзя найти ни единого страдания, за которое вы не были бы ответственны. Это может быть ревность, это может быть гнев, это может быть жадность – но что-то в вас, должно быть, служит причиной, создающей это страдание.

        И приходилось ли вам когда-нибудь видеть, чтобы кто-нибудь в этом мире сделал кого-то другого блаженным? Это тоже зависит от вас, от вашего молчания, от вашей любви, от вашего мира, от вашего доверия. И случается чудо – никто этого не делает.


        В этом мире есть только одно счастье – и это счастье быть собой. И поскольку никто не может быть собой, все пытаются так или иначе скрыться – за масками, притворством, лицемерием. Все стыдятся того, кто они такие.

        Вас научили всему, кроме того, чтобы быть собой. Та самая уродливая из всех возможных форма общества, потому что она делает каждого несчастным.

        Быть не теми, кто вы есть на самом деле, быть не с теми, с кем хотите, делать не то, что хотите, – все эти вещи лежат в основе всего вашего страдания.

        И с одной стороны, обществу удалось сделать каждого несчастным, а с другой стороны, то же самое общество ожидает, чтобы вы никак не проявляли своего несчастья – по крайней мере на людях, в открытую. Это ваше личное дело.

        Несчастье создало само же общество – на самом деле это дело общественное, не личное. Та же самая толпа, создавшая все причины вашего несчастья, в конце концов вам говорит: "Если ты несчастлив, это твоё дело, но когда ты на людях, улыбайся. Не показывай другим несчастного лица". Это называют этикетом, манерами, культурой. Это лицемерие в самой своей основе.

        И пока человек не принимает решения: "Чего бы это ни стоило, я просто хочу быть собой. Пусть меня осудят, пусть меня не примут, пусть я лишусь респектабельности – что угодно, но только я больше не могу притворяться не тем, кто я такой"... Это решение и манифест – манифест свободы, свободы от тяжести толпы – рождает твоё естественное существо, твою индивидуальность.

        Ты всегда хочешь быть собой – это естественно – а общество этого не позволяет. Оно хочет, чтобы ты был кем-то другим. Оно хочет, чтобы ты был фальшивым. Оно не хочет, чтобы ты был настоящим, потому что настоящие люди опасны; настоящие люди – бунтари. Настоящих людей не так легко контролировать, их не так легко заставить стать в строй. Настоящие люди проживают собственную реальность по-своему – они делают своё дело; они не беспокоятся о других вещах. Их нельзя принести в жертву во имя религии, во имя государства, нации, расы. Невозможно их вовлечь ни в какое жертвование. Настоящие люди всегда идут за собственным счастьем. Их счастье предельно: они не готовы жертвовать им ни для чего другого.


        Мир – не что иное, как отношения; мы связаны друг с другом. Я невротичен, ты невротичен: тогда наши отношения будут очень, очень невротичными – невроз будет перемножен, не просто сложен. А невротичен каждый, и поэтому невротичен мир. Адольф Гитлер не родился ни с того, ни с сего – мы его создали. Война не рождается ни с того, ни с сего – мы её создаём. Это выходит наружу наш гной; это берёт свою дань наш хаос. Начинаться всё должно с тебя: ты сам – мировая проблема. Не избегай реальности собственного внутреннего мира – вот первый шаг.

        Такой, как ты есть сейчас, ты не можешь видеть корня проблемы, ты видишь только симптом. Сначала найди у себя внутри, где её корень, приложи все усилия, чтобы изменить этот корень. Бедность не корень – корнем является жадность, бедность – это только результат. Вы продолжаете бороться с бедностью, и ничего не получается. Корень находится в жадности; должна быть искоренена жадность.

        Война не является проблемой; проблема в индивидуальной агрессивности. Война – это только полная сумма индивидуальных агрессивностей. Вы продолжаете проводить демонстрации протеста, но это не остановит войну. Есть некоторые люди, которые наслаждаются этим как развлечением; их можно найти среди участников любой демонстрации протеста.

        И если ты посмотришь на этих протестующих, то увидишь, что это очень агрессивные люди, – ты не увидишь на их лицах мира. Они готовы драться. Демонстрации за мир могут в любой момент перерасти в вооруженные столкновения. Это агрессивные люди – под именем мира они показывают свою агрессивность.

        Проблема во внутренней агрессивности индивидуальностей. Люди не расслаблены в самих себе, поэтому должны существовать войны, иначе эти люди сойдут с ума. Каждые десять лет нужна война, чтобы освободить человечество от невротического бремени.

        Если даже один процент человечества станет медитативным, войны исчезнут. И другого пути нет. Такой минимум медитативной энергии нужно высвободить в мир. Если один процент человечества – то есть один человек из ста – станет медитативным, всё станет оборачиваться совершенно по-другому. Будет меньше жадности; естественно, уменьшится бедность. Бедность существует не потому, что вещей не хватает; бедность существует потому, что люди нагромождают собственность, всего достаточно; земля даёт нам достаточно. Но мы планируем, нагромождаем – и возникают трудности.

        Начни там, где находишься. Ты – часть этого уродливого мира, и, изменяя себя, ты будешь изменять и мир. Что такое ты? – часть этого уродливого мира. Зачем пытаться изменить соседа? – может быть, ему это не понравится, может быть, он этого не захочет, может быть, ему будет неинтересно. Если ты осознаёшь, что мир нуждается в огромных переменах, то ближайшая к тебе часть этого мира – это ты сам. Оттуда и начинай.


        Ум никогда не позволит тебе быть счастливым. Какими бы ни были условия, ум всегда найдёт что-то, чтобы из-за этого быть несчастным. Позволь мне сказать это так: ум – это механизм для создания несчастья. Вся его функция состоит в том, чтобы создавать несчастье.

        Если ты отбрасываешь ум, внезапно ты становишься счастливым – совершенно без причины. Тогда счастье естественно, как дыхание. Чтобы дышать, не нужно даже этого осознавать. Ты просто продолжаешь дышать. Счастье – точно такое же.

        Счастье – это твоя внутренняя природа. Оно не нуждается ни в каких внешних условиях; оно просто есть, счастье – это ты сам. Блаженство – это твоё естественное состояние; это не достижение. Просто выбравшись из механизма ума, ты начинаешь чувствовать себя блаженным.

        Именно поэтому ты увидишь, что сумасшедшие люди счастливее так называемых нормальных. Что происходит с сумасшедшими людьми? Они также выбираются из ума – конечно, не с той стороны, но всё же выбираются.

        Да, сумасшедшие и мистики имеют что-то общее. Сходство состоит в том, что оба они лишились ума. Сумасшедший пал ниже ума, мистик вышел за пределы ума. Кроме того, мистик – сумасшедший с методом; в его сумасшествии есть метод. Сумасшедший просто пал вниз.

        Я не говорю, что вы должны стать сумасшедшими. Я говорю: станьте мистиками. Мистик настолько же счастлив, что и сумасшедший, и столь же нормален, что и нормальный человек. Мистик обладает таким же здравым смыслом – а может быть, и большим, – чем так называемые рациональные люди, и в то же время он так счастлив, – точно как сумасшедшие люди.


        Счастье случается, когда вы сонастроены со своей жизнью, сонастроены так гармонично, чтобы всё, что бы вы ни делали, было в радость. Тогда внезапно вы узнаёте, что медитация следует за вами. Если вы любите работу, которую делаете, если вы любите то, как вы живёте, значит, вы медитативны. Тогда ничто вас не отвлекает. Если вас что-то отвлекает, это просто показывает, что то, чем вы заняты, на самом деле вам не интересно.

        Нас завлекают в неестественные заботы: деньги, престиж, власть. Слушание птиц никогда не принесёт вам денег. Если вы будете слушать птиц, это не даст вам власти, престижа. Если вы будете наблюдать за бабочкой, это не поможет вам экономически, политически, социально. Эти вещи не выгодны – но эти вещи делают вас счастливыми.

        Настоящее человеческое существо набирается храбрости, чтобы двигаться в те вещи, которые делают его счастливым. И если этот человек остаётся бедным, он остаётся бедным; у него нет никаких жалоб, он этим не возмущается. Он говорит: "Я выбрал свой путь – я выбрал птицу, бабочек и цветы. Я не могу быть богатым, и ладно! Я богат, потому что счастлив". Но человеческие существа остаются перевернутыми вверх ногами.

        Каждый раз, когда вы видите деньги, вы перестаёте быть собой. Каждый раз, когда вы видите власть, престиж, вы перестаёте быть собой. Каждый раз, когда вы видите респектабельность, вы перестаёте быть собой. Тут же вы забываете обо всем – вы забываете внутренние ценности своей жизни, своего счастья, своей радости, своего восторга. Вы всегда выбираете нечто от внешнего и промениваете на это нечто от внутреннего. Вы выигрываете снаружи и теряете внутри.

        Но что вы собираетесь с этим делать? Даже если вы получите весь мир, и он будет у ваших ног, но потеряете себя, даже если вы завоюете все богатства мира, но потеряете при этом своё внутреннее сокровище, что вы будете делать с этими богатствами? Это будет страданием.

        Помните это: никто другой не может решать за вас. Все чужие заповеди, все приказы, все морали только искалечат вас. Вы должны решать за себя сами, вы должны взять свою жизнь в собственные руки. Иначе жизнь будет продолжать стучаться в двери, а вас никогда не будет дома – вы всегда будете где-то в другом месте.