ЦИТАТЫ ДМИТРИЯ ХВОРОСТОВСКОГО

http://worldartdalia.blogspot.am/2013/10/blog-post_6420.html


1. «Любовь — это все-таки большая работа. Как правило, в паре один человек получает, другой отдает. При успешном чередовании этих комбинаций можно добиться неплохого результата».

2. «Когда Флоранс пришла в мою жизнь, я совершенно изменился. Научился смеяться, любить людей, изменилось мое творчество. Я пошел в гору».

3. «Свои самые лучшие два года, с 1999 по 2001-й, с моей тогда еще будущей супругой Флоранс мы провели, когда у нас ничего не было, даже своего угла. У нас было только несколько чемоданов. С одними мы путешествовали, в других лежали все наши вещи. И хранилось все наше нехитрое добро в лондонском офисе моего менеджера Марка Хилдрю. А мы с восторгом мотались по миру».

4. Если чего я и хочу, так это, чтобы люди знали и помнили мой голос, а не зачитывались баснями и сплетнями вокруг моего имени.

5. Дружба, искренность, любовь, чистота отношений для меня — всё. Непредательство! Любого вида предательство повергает меня в абсолютный шок. Чистые, искренние люди для меня гораздо желаннее всех остальных.

6. Слушатель отстает от создателя как минимум на век. То, что написано выдающимися композиторами современности, еще ждет своего часа. XXI век будет веком русской музыки.

7. Я занимаюсь каждый день, преодолевая трудности и сомнения: смогу ли я вновь начать работать? И говорю себе: СМОГУ! Я еще пока не сдаюсь. Сегодня для меня каждое выступление перед публикой — лакмусовая бумажка, проверка себя, своего голоса, который может зазвучать по-новому даже вопреки твоему физическому состоянию. Голос не всегда предсказуемая вещь.

8. С американцами легко, но я быстро устаю от их ограниченности и пионерского оптимизма. Они напоминают мне китайский кинематограф и советские фильмы 40−50-х годов.

9. К сожалению или к счастью, но ради детей зачастую приходится чем-то жертвовать.

10. Для того чтобы дружить с человеком, не обязательно тусоваться каждый день. У меня друзей очень мало. Настоящая дружба, как дар свыше. Такая дружба не может случаться часто, если такое бывает, то один раз на миллион людей.

11. Мне нужна работа. Мне нужно свое пространство. Свое «молчание». Свой «куб». И своя свобода. Это каждому человеку необходимо, а мужчине тем более.

12. Мир очень изменился: стал гораздо жестче, деспотичнее, сволочнее, неправильнее…

13. Меня удручает, что всё легко превращается в клише, формулу. Особенно я это замечаю в Америке. Человек учится мыслить формулами. Одна нанизывается на другую. Когда что-то выбивается из формул и рамок — это или не воспринимается, или человек впадает в истерику. Я замечаю это буквально везде: в общении людей, на телевидении.

14. Считаю, что мы живем в страшное время — на рубеже веков. В следующем веке будет, возможно, катастрофа. Музыка, поэзия, любое искусство будут в большом упадке. Техника уничтожит особую спонтанность восприятия, которая была так важна для музыки последних двух веков.

15. Я слышал, как играют западные оркестры — прекрасный качественный звук, комфортно, но нет конфликта, страданий, глубины. Не от того, что их не чувствует дирижер или музыканты. Мне кажется, у них нет этого в генах. Это страны непуганых людей: они столетиями живут, не зная, что такое война, разруха и что такое любить человека. Настоящее искусство — это такое, которое было в блокадном Ленинграде, где люди ходили на филармонические концерты, через боль, голод, потери близких. Они видели в музыке избавление от страданий, как в религии. В девяностые годы, когда была разруха, люди тоже приходили на концерты классической музыки, как на религиозное действо.

16. Конечно, каждый человек время от времени думает: «Ах, если бы я в свое время не сделал того-то, не поступил бы так-то, все вышло бы по-другому, я бы не страдал и не жил бы столько лет несчастливо» и т. д. Но, видимо, в нашей жизни все предначертано и строится так, как тебе дОлжно это сделать. У каждого есть своя колея, свой путь, который он должен пройти от начала до конца — через лишения, страдания, счастье… Чтобы чувствовать себя счастливым, нужно познать и несчастья.

17. Я хотел бы сказать, что Господь Бог ведет нас по жизненным виражам, но Бог не может знать и думать о каждом из нас. Мы сами себе предоставлены. Я уверен, загробной жизни нет и не может быть. Нам дается только одна жизнь, которую мы должны прожить без черновиков, с первой попытки, пытаясь оставить след и быть счастливыми. Потому что потом у тебя не будет никакого шанса.

18. Я заметил, что чувство страха в таких обстоятельствах [когда жизнь подкидывает тяжелые испытания] полностью атрофируется. Приходит понимание того, что никто тебе не поможет. Лишь только ты сам себе. И тут главное — не дать слабины. Здесь только воля и терпение — твои верные союзники.

19. «Что для меня сейчас самое трудное? Сидеть дома. Мне нужна работа. Мне нужно свое пространство. Свое «молчание». Свой «куб» и своя свобода. Это каждому человеку необходимо, а мужчине тем более».

20. Я всегда вел и веду исключительно честную игру с жизнью.

21. Я склонен доверять больше фактам, чем политическим лозунгам.

22. «В свои 50 я очень многое успел. Даже если вдруг возьму и умру сейчас — сделано достаточно, чтобы оставить след и добрую память о себе. Так что я абсолютно ничего не боюсь».

23. «Я всегда знал себе цену, понимал, что у меня есть то, чего нет у многих миллионов людей, всегда имел перед собой цели, к которым стремился, которых привык добиваться».

24. Мне нравится одиночество. Наедине с самим собой я могу оставаться самим собой и заниматься тем, что мне действительно близко.

25. «Вы знаете, стоит пробовать посвящать в оперу как можно большее количество народа. Даже если это будет один или два человека из пяти, десяти, двадцати тысяч, сидящих на концерте, это будет все равно хорошо, потому что опера – это классика, это классический жанр. А классика, и классическое искусство делает людей лучше. Это делает людей гуманнее, красивее, лучше».

26. «Уверен, что деньги не решают все. Потому что вот сам процесс творчества, когда ты увлечен творчеством, и когда вокруг тебя создаются такая атмосфера, когда есть у тебя коллеги, которые с тобой занимаются творчеством на сцене, тогда деньги здесь не причем. Но дело в том, что этим людям надо есть и пить, соответственно, им нужно платить хорошо. Поэтому этот жанр становится все более и более коммерческим. Но в результате он становится младшим братом-изгоем или сестрой более популярных жанров. Как это ни странно. И это очень печально».

27. Та жизнь, которой довелось жить мне, - мне она очень нравится, - говорил Хворостовский. - Жизнь... она прекрасная, но очень короткая.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1. "Love - it's still a lot of work. As a rule, one person gets in a pair, another gives. With the successive alternation of these combinations, you can achieve a good result. "

2. "When Florence came into my life, I completely changed. I learned to laugh, to love people, my creativity has changed. I went up the hill. "


3. "We spent our best two years, from 1999 to 2001, with my then-future wife, Florence, when we had nothing, not even our corner. We only had a few suitcases. With some we traveled, in others all our belongings lay. And all our simple good was stored in the London office of my manager Mark Hildrew. And we were enthusiastically wounded around the world. "


4. If what I want, it's so that people know and remember my voice, and not read out with fables and gossip around my name.


5. Friendship, sincerity, love, cleanliness of relations for me - everything. Loyalty! Any kind of betrayal plunges me into an absolute shock. Clean, sincere people are much more desirable for me than everyone else.


6. The listener lags behind the creator for at least a century. What is written by the outstanding composers of our time is still waiting for its time. The XXI century will be the century of Russian music.


7. I work every day, overcoming difficulties and doubts: will I be able to start working again? And I say to myself: I CAN! I have not given up yet. Today for me every speech before the public is a litmus test, checking yourself, your voice, which can sound in a new way even in spite of your physical condition. A voice is not always a predictable thing.


8. It's easy with Americans, but I quickly get tired of their limitations and pioneer optimism. They remind me of Chinese cinema and Soviet films of the 1940s and 1950s.


9. Unfortunately, or fortunately, but for the sake of children, you often have to sacrifice something.


10. In order to be friends with a person, you do not have to hang out every day. I have very few friends. Real friendship, as a gift from above. Such friendship can not happen often, if it happens, then once per million people.


11. I need a job. I need my space. Its "silence". Your "cube". And its own freedom. Everyone needs this, and even more so for a man.


12. The world has changed a lot: it has become much tougher, more despotic, more boring, more improper ...


13. It depresses me that everything is easily transformed into a cliche, a formula. Especially I notice it in America. Man learns to think in formulas. One string on the other. When something is knocked out of formulas and frames, it is either not perceived, or a person is hysterical. I notice this literally everywhere: in communication of people, on television.


14. I believe that we live in a terrible time - at the turn of the century. In the next century there will probably be a disaster. Music, poetry, any art will be in great decline. The technique will destroy the special spontaneity of perception, which was so important for the music of the last two centuries.


15. I heard how Western orchestras play - fine quality sound, comfortable, but there is no conflict, suffering, depth. Not from the fact that they are not felt by the conductor or musicians. I think they do not have this in the genes. These are the countries of not frightened people: they live for centuries, not knowing what war is, devastation and what it means to love a person. Real art is one that was in besieged Leningrad, where people went to philharmonic concerts, through pain, hunger, loss of loved ones. They saw in music the deliverance from suffering, as in religion. In the nineties, when there was devastation, people also came to concerts of classical music, as a religious event.


16. Of course, every person from time to time thinks: "Ah, if I had not done that in my time, I would not have done so, everything would have turned out differently, I would not have suffered and I would not have lived for so many years unfortunately, "etc. But, apparently, everything in our life is designed and built in the way that you need to do it. Everyone has his own track, his own way, which he must pass from beginning to end - through deprivation, suffering, happiness ... To feel happy, you need to know and unhappiness.


17. I would like to say that the Lord God guides us through life's turns, but God can not know and think about each of us. We are left to our own devices. I'm sure the afterlife is not and can not be. We are given only one life, which we must live without drafts, on the first try, trying to leave a trace and be happy. Because then you will not have any chance.


18. I noticed that a feeling of fear in such circumstances [when life is thrown up by severe trials] completely atrophies. An understanding comes that no one will help you. Only you yourself. And here the main thing is not to give slack. Here only will and patience are your faithful allies.


19. "What is the most difficult for me now? Stay home. I need a job. I need my space. Its "silence". Its "cube" and its freedom. Everyone needs this, and even more so for a man. "


20. I always lead and lead an exceptionally fair game with life.


21. I tend to trust more facts than political slogans


22. "I managed to do a lot in my 50s. Even if I suddenly take and die now - done enough to leave a trace and a good memory of myself. So I'm absolutely not afraid of anything. "

23. "I always knew the price, understood that I have something that many millions of people do not have, always had goals for themselves, which they were striving for, which they were used to achieve."


24. I like being alone. Alone with myself, I can remain myself and do what is really close to me.


25. "You know, it's worth trying to devote as many people as possible to the opera. Even if it's one or two people out of five, ten, twenty thousand, sitting at a concert, it will still be good, because opera is a classic, it's a classic genre. A classic, and classical art makes people better. It makes people more humane, more beautiful, better. "


26. "I'm sure that money does not solve everything. Because the very process of creativity, when you are passionate about creativity, and when such an atmosphere is created around you, when you have colleagues who work with you on stage, then there is nothing to do with it. But the fact is that these people need to eat and drink, respectively, they need to pay well. Therefore this genre becomes more and more commercial. But as a result, he becomes a younger brother-outcast or sister of more popular genres. Strange as it may seem. And it's very sad. "

Close friends of Hvorostovsky about his last days


27. The life that happened to me, - I like it very much, - said Khvorostovsky. "Life ... it's beautiful, but very short."

Автор: Дмитрий Александрович Хворостовский

Памяти Дмитрия Хворостовского (16.10.1962 — 22.11.2017) — советского и российского оперного певца, народного артиста России.
 

1 комментарий:

  1. Так пусто стало на душе,
    И больно сердцу от того,
    Что не услышим
    голоса мы твоего.

    ОтветитьУдалить