Метрополитен-музей демонстрирует уникальную шпалеру после реставрации

Шпалера со сценой рыцарского турнира эпохи Раннего Возрождения стала ключевым экспонатом на выставке «Последний рыцарь. Искусство, вооружение и амбиции императора Максимилиана I»



«Турнирная шпалера Фридриха Мудрого». 1490 гг. Коллекция Музея изящных
искусств Валансьена. Фото: Musée des Beaux-Arts de Valenciennes, France/Photography by Nicolas Roger

Сучетом размеров, тонкости проработки деталей и оригинальности «Турнирная шпалера Фридриха Мудрого» может претендовать на звание самого эффектного произведения ткацкого искусства, изображающего рыцарский турнир в эпоху Раннего Возрождения. Прибывшая из коллекции Музея изящных искусств французского города Валансьен, она стала одним из ключевых экспонатов на выставке «Последний рыцарь. Искусство, вооружение и амбиции императора Максимилиана I» в нью-йоркском Метрополитен-музее (до 5 января).

Организаторы выставки стремились показать, как император Максимилиан I использовал символическую власть оружия и рыцарства для продвижения своей политики и династических притязаний в Европе. Неудивительно, что ответственный куратор отдела оружия и доспехов Метрополитен-музея Пьер Терджанян захотел привезти именно этот ковер, изображающий состязания перед важными зрителями в ложе, в числе которых дети Максимилиана — Маргарита и будущий король Кастилии Филипп I Красивый.

Участие шпалеры в американской выставке стало возможным благодаря французским реставраторам, которые начиная с апреля 2018-го целый год трудились над ковром. По словам директора Музея изящных искусств Валансьена Венсана Адо, работы обошлись в €130 тыс., из которых 40% оплатил Метрополитен-музей, 25% — правительство Франции, 20% — муниципальные власти Валансьена, а еще 15% составили пожертвования.

«Турнирную шпалеру Фридриха Мудрого» современные эксперты датируют 1490-ми гг. Фото: Musée des Beaux-Arts de Valenciennes, France/Photography by Nicolas Roger

В прошлом шпалеру реставрировали много раз; отдельные ее участки переткали, и они выделялись на общем фоне, но при этом ткань сохранила свою целостность. Некоторые швы ослабли, так что ковер держался прежде всего за счет основы. Реставраторы первым делом сняли основу, что позволило рассмотреть оригинальные цвета. Также они удалили крепления для подвески шпалеры и позумент, а затем укрепили края. Чтобы стабилизировать тканую поверхность ковра, понадобилось добавить много новых стежков, а затем ее закрепили на новой основе. Поскольку шпалеру посчитали слишком хрупкой для влажной обработки, было принято решение использовать вакуумную очистку.

Благодаря реставрации стали видны мельчайшие детали. Например, в ложе рядом с принцессой Маргаритой стоит будущий король Франции Карл VIII. Маргарита держит левую руку на правой, демонстрируя обручальное кольцо. Эта деталь помогла Терджаняну датировать шпалеру приблизительно 1490 годом, когда Карл и Маргарита еще были помолвлены (уже в следующем году Карл разорвал эту помолвку и женился на герцогине Бретонской Анне).

Бордюр шпалеры украшен гербами, несомненно относящимися к территориям, подконтрольным курфюрсту Саксонии Фридриху Мудрому, стороннику императора Максимилиана. Это дает основания предполагать, что работа была либо создана по его заказу, либо преподнесена ему в качестве подарка. Ковер, вероятно, выткали в Брюсселе по очень подробному картону. На основании своего исследования Терджанян выдвинул гипотезу о том, что произведение, возможно, создано в честь заключения перемирия между Максимилианом и Францией. При этом эксперт подчеркивает, что в действительности Маргарита, Филипп и Карл никогда не оказывались одновременно в одном месте. «Это не изображение реальных событий, — говорит он. — Зрители турнира персонифицируют разные политические силы — это аллегория».

«Нельзя воспринимать шпалеру буквально, — утверждает Терджанян. — Ее нужно расшифровывать. Наша выставка во многом связана с преувеличением и реконструкцией. И по-моему, этот ковер — идеальный объект. Один из тех, которые невозможно понять до конца».